Джуман смотрела на его озорную улыбку, умные глаза, длинные волосы, цветастый пиджак и думала о том, как же ей повезло. Этот загадочный человек не просто стал жить вместе с ней, а впустил в свой мир, который сам называет «на пять градусов отклоненным от реальности». И теперь в этом мире их двое: гениальный режиссер и она – дизайнер, художник по костюмам, иллюстратор и писатель.

Начав работать над своей книгой, Джуман была ужасно занята. Но ни одного предложения Уэса посотрудничать не отвергла. В итоге сыграла лису Агнес в «Бесподобном мистере Фоксе», придумала образы мсье Густава и Зеро в «Отеле…». А для «Королевства полной луны» создала обложки книг, которые читает героиня этого фильма.

Промофото фильма «Королевство полной луны», 2012 г.

«Королевство…» Уэс посвятил Джуман, оставив в углу одного кадра скромную надпись «Посвящено Джуман» и знак в лагере – надпись «Форт Ливан» в честь ливанских корней подруги. Да, именно так он называет Джуман. Но чаще всего – партнером. «Партнером Уэса Андерсона» ее называют и в прессе. Конечно, «муза» звучит лучше, но вряд ли Уэсу хочется, чтобы так величали Джуман.

Но все равно здорово жить с человеком, с которым можно обсуждать даже самые безумные идеи. Они оба любят историю, старые фильмы и обожают создавать миры. А еще Уэс всегда честен с ней, порой даже слишком. Но зачастую он милый и трогательный как ребенок, хотя никакой инфантильности, которую некоторые умники любят отмечать в Андерсоне, нет и в помине.

Кстати, когда ему было двенадцать, Уэс раздал отцу и маме карточки, на которых написал все, что смог выяснить о Франции. Например, то, что во французских школах программа сильнее. Когда родители ознакомились с «раздаточным материалом», Уэсли деловито заявил: «Всем будет лучше, если я покину дом и начну новую жизнь в Париже». Разумеется, его декларацию не утвердили. Но с тех пор Уэсли мечтал об этом городе.

– А наша семья каждое лето проводила в Антибе, – сказала в ответ Джуман. – Там, на юге Франции, жила моя вторая бабушка. Мы чудесно проводили время!

– Прервись на минутку, хочу сделать достойную аранжировку твоему рассказу! – вскочил Уэс, позвонил в ресторан и заказал знаменитого французского сыра реблошон, пару бутылок вина сен­веран и хрустящий багет.

Пока Джуман делала подходящую к такой изыс­канной трапезе сервировку, заказ был доставлен, и весь вечер прошел в разговорах о Париже. Играла прекрасная музыка (Уэс –меломан, в его фильмах звучали многие знаковые исполнители: The Rolling Stones, The Who, Джон Леннон, Франсуаза Арди, Джо Дассен, классика), горели свечи, в воздухе витали мечты. А через неделю Уэс сообщил, что арендовал на Монпарнасе квартиру, и с тех пор каждый год стал снимать ее на несколько месяцев. Потом они с Малуф купили эту квартиру у прежней хозяйки и осели в Париже.

Режиссерский дебют Уэса Андерсона — фильм «Бутылочная ракета» с Люком Уилсоном, Оуэном Уилсоном и Робертом Масгрейвом, 1996 г. Мартин Скорсезе назвал его одним из своих любимых фильмов 90-х

– Может, я тут немного поимпровизирую и придумаю, как обустроить наше новое жилье? – предложила Джуман.

– Да, хотя вряд ли в этом есть необходимость, – насторожился Уэс.

И тут Джуман опомнилась: ну какая импровизация? Это явление в фильмах Андерсона отсутствует в принципе. Сцены репетируются десятки раз, все продумывается до мельчайших деталей, начиная с поз и джинсов главного героя и заканчивая элементами интерьера, которые раскрывают его характер. К тому же Андерсон выстраивает кадры строго по центру, уравновешивая правую и левую стороны. Иначе нельзя, симметрия – признак идеальной красоты!

Он контролирует каждый кадр, саундтрек и отмечает малейший нюанс в положении камеры. Разве может такой перфекционист переложить на кого-­то обустройство собственного жилища?

Однако заняться личным проектом Андерсону было некогда. Теперь он разрывался между работой в Нью-­Йорке и выходными в Париже. Эти города были оба любимы. В Нью-­Йорке он жил по соседству со своими соавторами Ноа Баумбахом и Романом Копполой, сыном Френсиса Копполы. Иной раз творцы собирались вместе и, попивая пиво или вино, могли острить и хохотать весь день, а к вечеру выдавали свежий сценарий. Париж же невероятно романтичен. Вот только Уэс не владеет французским и, несмотря на всю свою славу, смущается, словно дитя. А хуже всего, что в Европе его принимают за американца, а в Америке – за европейца. Хотя он человек мира!..

В тот день Джуман решила освободить от перегрузки свой ноутбук. Там накопились фотографии с церемонии «Оскар», выставок, идеи для декора, снимки кондитерских шедевров брата и бог еще знает что. Все это следовало почистить, разложить по папкам, а кое­-что распечатать. Да и обед не мешает приготовить, Уэс обещал заскочить домой. Но не успела она приступить к делу, как в квартиру влетел тот, о ком она подумала.

– Собирайся, мы уезжаем в Милан! – прокричал он с порога. – Это сюрприз.