Разумеется, появление легендарного Пачино со спутницей, годящейся ему в дочери, произвело эффект разорвавшейся бомбы. И, кажется, впервые в жизни он не старался закрываться от вспышек камер и микрофонов репортеров. «Дебют» Люсилы на красной дорожке прошел на отлично.

Аль щелкнул пультом управления. Плазма засветилась, транслировалось какое­-то музыкальное ретро. С минуту он, не видя, смотрел на экран. Молодой парнишка в голубом костюме выводил: «Noi, ragazzi di oggi noi». Сан-­Ремо, Луис Мигель. Что?.. Черт, что за день такой?!

В картине «Крестный отец – 3», 1990 г.

…Мало кто поверит, но в первый год они с Люсилой были только друзьями. Сорок лет разницы были камнем преткновения и для нее, и для него. Он уже понимал, что эта девочка не имеет ничего общего с хищными охотницами за знаменитостями. Понимал и ценил ее бережное отношение к себе как к лучшему другу, старшему, мудрому, знаменитому, обаятельному, но другу. И все последующие годы их совместной жизни он всегда знал и чувствовал, что в первую очередь он для Люсилы друг.

– Аль, мне, конечно, льстит, что глянцевые журналы наперебой приглашают меня на фотосессии, но мне иногда претит, когда меня называют девушкой Аля Пачино.

В картине «Манглхорн», 2014 г.

– А чьей девушкой они должны тебя называть, Люсила?

– Да в том­-то и дело, что не чьей­-то девушкой в принципе, Аль, как ты не понимаешь? Я актриса, я хочу быть Люсилой Солой сама по себе, а не приложением к крутому голливудскому актеру!