Тот период был, пожалуй, самым счастливым в жизни Паваротти. Один за другим закончились судебные процессы, отравляющие ему жизнь. Казне маэстро выплатил тринадцать миллионов долларов, Адуе – сто миллионов. Когда же врачи сообщили, что у них с Николеттой родится двойня, летал как на крыльях.

Беременность протекала без осложнений, дети должны были появиться на свет в срок, а роды обещали быть легкими. Но радость ожидания была омрачена смертью отца: Фернандо Паваротти умер внезапно, и для Лучано его уход из жизни стал тяжелым ударом. Он очень любил отца, считал, что стал певцом именно благодаря ему.

Не зря говорят, что беда не ходит одна: начались преждевременные роды у Николетты. Врачам пришлось делать кесарево сечение, в результате один из двойняшек – мальчик – умер, а девочку врачи спасли чудом. После трех дочерей от первого брака он так хотел сына, но, дав ему это счастье, небо в тот же момент отобрало его. И теперь он страстно молил Бога о том, чтобы выжила его четвертая дочь.

Малышку назвали Аличе, вскоре после ее появления на свет Лучано и Николетта поженились. В приглашениях, которые они разослали родным и друзьям, было написано: «Аличе Паваротти с радостью приглашает вас на свадьбу папы, Лучано, и мамы, Николетты».

С супругой Николеттой Мантовани и дочерью Аличе, 2003 г.

О своем желании уйти со сцены Паваротти заявил вскоре после ее рождения. Его голос звучал уже не так, как прежде, поэтому он не хотел дожидаться того времени, когда его начнут освистывать, и собирался посвятить себя преподавательской деятельности и семье – в широком понимании этого слова. Он хотел, чтобы в его доме гостили не только сестры, но и дочери от первого брака, а возможно, даже и Адуя, отношения с которой у него постепенно начали налаживаться.

Конечно, до былой душевной близости было еще далеко, но лед тронулся, и они уже могли общаться, что очень радовало Лучано. В мечтах Паваротти видел себя счастливым стариком, сидящим под навесом во дворе своего дома и окруженным детьми и внуками. Увы, этому жизненному сценарию не суждено было сбыться.

О  диагнозе «рак поджелудочной железы» Паваротти узнал в 2005 году в Нью­-Йорке, во время мирового тура «прощания со сценой». Он принял известие мужественно, попросив Николетту только об одном: не отчаиваться и не опускать руки. Через год Лучано сделали операцию, и он, как и мечтал, поселился в своем доме в Модене вместе с женой и дочерью.

У Николетты при взгляде на него сердце обливалось кровью: Лучано был очень слаб и похудел на тридцать килограммов. Он с трудом передвигался по участку – гулять по окрестностям уже не мог, зато все свое свободное время проводил в кругу семьи. Когда Лучано смотрел, как резвится на участке Аличе, его глаза наполнялись слезами: он понимал, что большая часть жизни дочери пройдет без него.

Лучано и Николетта Паваротти
Кристины дочери Лучано и Николетты

В августе 2007 года маэстро почувствовал себя плохо. После перенесенного в подростковом возрасте столбняка, когда он две недели лежал в коме, и авиакатастрофы, во время которой самолет раскололся пополам и перед его глазами за несколько секунд пролетела вся жизнь, Паваротти не боялся смерти. Единственное, о чем он переживал, так это о том, как будут жить без него его девочки – Николетта, дочери и Адуя. Кто о них позаботится, когда его не станет?

25 августа маэстро выписали из клиники, две недели спустя, 6 сентября, его не стало. Он ушел из жизни в своем доме, на руках у Николетты.

Сегодня Николетта и Аличе живут в том самом доме в Модене, который построил для них Лучано. По наследству девочке достался хороший голос, но о карьере оперной певицы она пока не думает – хочет стать поваром. У Николетты – в полном соответствии с последней просьбой Лучано – появился человек, за которого она, вполне возможно, вскоре выйдет замуж. На ее отношение к памяти Большого Па это никак не повлияет. Он занимал, занимает и всегда будет занимать особое место в ее жизни.


Оригинал публикации опубликован в журнале “Караван историй” (сентябрь 2019)

Смотрите также:

Людмила Монастырская: «Настоящая любовь приходит не ко всем»

Почему стоит побывать на оперном фестивале в Санкт-Маргаретен

Oлеся Жураковская: «Муж был патологическим ревнивцем, три года ушло на попытки спасти брак»