В кино в месяц у меня было пять-шесть съемочных дней, на жизнь отлично хватало. Я не слишком требовательный: квартира и театр есть, одинокий и свободный от всего, никаких обязательств. Когда я отснялся в двухстах сериях, начался длительный перерыв в кино, где-то три года. Это время я полностью отдал театру. У меня уже накопились спектакли, практически каждый день я репетировал и играл. Это было замечательное время.

С Анатолием Хостикоевым и Натальей Сумской, 2005 г.

Спустя три года снова начал ходить на пробы в кино. Не всегда они были удачные. Иногда продюсеры выбирали других актеров, – как часто бывает, ищут медийных персонажей. У меня не было переломного момента, чтобы в одну секунду посыпались предложения или узнаваемость, все двигалось очень медленно.

Потом появилась возможность сняться в сериале «Ловушка» в паре с Анатолием Хостикоевым, по сюжету я был его сыном. Режиссер Сергей Каратаев сразу меня взял в проект. Хороший, достойный человек и прекрасный профессионал.

Вы не представляете, какое это замечательное чувство, когда ты едешь на съемки не для того, чтобы заработать, а чтобы сыграть то, что тебе нравится. Когда режиссер прислушивается к тебе и разрешает вносить предложения. Круто, когда есть контакт.

С театральным режиссером Станиславом Моисеевым, 2009 г.

Потом случился в моей жизни ситком «Штучки», который снимал Саша Богданенко. Мы работали месяца два. Очень крутая команда собралась: Андрей Исаенко, Яна Глущенко, Саша Богданенко. С переработками в четыре-пять часов и ночными сменами мы все равно успевали и отдыхать, и смеяться, и общаться.

Я до того не работал в комедийном жанре и не знал, как это делается. Но Саша очень верил в меня, он сказал: «Ты делай все серьезно. Видел, как Станислав Владимирович (Боклан. – Прим. авт.) анекдоты рассказывает? Вот ты так и играй, с верой в предлагаемые обстоятельства. Это будет очень смешно». А я думал, нужно сильно кривляться, чтобы люди смеялись. Спасибо ему за советы.

Потом были сериалы «Центральная больница», «Хозяйка» и другие. Вот такими медленными темпами все двигалось. Но, наверное, все происходит так, как должно быть.