Польский революционный кружок «Пролетариат» готов был добиться изменения привычного общественного уклада любым способом. Террористические акты участники кружка также считали подходящим и действенным средством. Все, кроме Люксенбург. Вопреки расхожему мнению, в этом она всегда была настоящей женщиной, считавшей, что насилием ничего не добиться – только критикой и убеждением. Впрочем, все это было неважно.

Российские власти давно поставили всех юных революционеров на учет и искали любую возможность вычислить места их тайных встреч. В конце концов им это удалось. Верхушка движения была схвачена и казнена, многие отправились на каторгу. Розалии чудом не оказалось в тот день на собрании. Но стало совершенно очевидно, что оставаться в Польше для нее смертельно опасно. Рано или поздно придут и за ней.

Отец Розалии втайне сочувствовал либеральным и социалистическим идеям и нашел­таки возможность переправить дочку в Швейцарию. И заодно выискал средства на ее обучение в университете. А ее коллеги по движению обеспечили жильем, пристроив якобы гувернанткой в дом немецкого политэмигранта Карла Любека.

В Швейцарии для Розалии началась новая жизнь. Для начала она изменила фамилию – заменила «н» на более благозвучную «м», став Люксембург, и сократила имя Розалия до краткого и емкого Роза. А затем с головой окунулась в учебу.

Поначалу девушка поступила на факультет естественных наук (он был популярен среди женщин), но спустя два года перевелась на юридический. Нетипично для девушки, но Роза и вправду хотела просиживать вечера над всеми этими томами по юриспруденции и философии.

Однако сфера ее интересов этим не ограничивалась. Она с тем же удовольствием изучала и математику, и экономику, и историю – словом, все, к чему имела доступ в университетской библиотеке.

Политическую деятельность Роза тоже не оставляла – успевала выкроить время для ведения пропаганды среди студентов и участия в разных кружках. Друзья только недоумевали, откуда в ней бралось столько сил.

А у нее просто не было выбора. Как сказала бы кэрролловская Черная Королева: «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда­то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!» Так и с Розой: в мире, где мужчины получали все причитающееся просто по праву рождения, ей приходилось очень постараться, чтобы просто добиться возможностей. А чтобы побороть препятствия и получить результат, надо было бежать не только вдвое быстрее, а лечь костьми.

Бессонные ночи оказались ненапрасными. В Цюрихском университете, да и в самом городе, она стала местной знаменитостью. Девушки с высшим образованием выпускались пусть не сотнями, но десятками. Однако Роза не просто получила диплом, но еще и защитила докторскую диссертацию на тему «Промышленное развитие Польши» – та являлась серьезным научным исследованием.

Теперь к своему имени Люксембург могла гордо добавлять «доктор государственного права». А женщин­-докторантов в Европе были единицы. На тот момент даже ее знаменитая соотечественница Мария Склодовская­-Кюри еще не получила докторскую степень, хотя была на несколько лет старше.

При этом Роза не была синим чулком, собиравшимся посвятить всю свою жизнь науке и революционной борьбе. Воспитанная в традиционных ценностях, она была женщиной, мечтающей о семье. Женщиной, безнадежно влюбленной.