Она свободно и уверенно чувствовала себя на митингах и в тюрьме. Или ведя аскетичный образ жизни в своей крохотной берлинской квартирке наедине с книгами. А потом бросаясь в объятия очередного любовника. Один из них, адвокат Пауль Леви, младше ее на двенадцать лет, так никогда и не забыл их бурного кратковременного романа. После смерти Розы он занялся сохранением ее культурного наследия.

Фотографии Розы Люксембург, сделанные в варшавской тюрьме, 1906 г.

От своих принципов Роза Люксембург отступила только раз. И то вынужденно. Когда вспыхнули берлинские восстания рабочих в 1919 году, Роза посчитала нужным выступить перед недовольными. Как убежденная пацифистка, она надеялась, что сумеет убедить людей перенаправить злость в более систематизированное русло, столкнуть их с кровавого пути. Но разъяренная отчаявшаяся толпа всегда слышит что­то свое.

Восстание оказалось масштабным по уровню ужаса, который творился в городе. Берлин утонул сначала в крови жертв, а затем – в крови протестующих, когда на подавление мятежа власти бросили артиллерию. Теперь Розу называли не иначе как «красной» и «кровавой». Хотя, видит бог, она никогда этого не хотела.

Работа художника Герхарда Курта Мюллера Rosa and Karl live, 1971 г.

Власти открыли на нее настоящую охоту. За голову Люксембург была назначена награда сто тысяч марок – невероятная сумма по тем временам. И очень привлекательная для предателей. Кто­-то из своих не устоял перед соблазном. Поговаривали, что это был один из правых социал-­демократов, с которым у Люксембург был особенно острый конфликт.

Спустя несколько дней после восстания Розу схватили в ее тайном убежище в отеле «Эден».

Объявление, в котором за головы Карла Либкнехта и Розы Люксембург было назначено 100 тысяч марок

До тюрьмы она так и не доехала. Правительство посчитало, что мертвая революционерка гораздо выгоднее живой заключенной. По дороге один из конвоиров выстрелил ей в голову и сбросил тело в канал.