Британский актер Джеймс Нортон исполнил главную роль в историческом триллере «Цена Правды» — первом крупнобюджетном западном фильме о Голодоморе в Украине в 30-х годах.

«Караван историй» рассказывает, чем еще знаменит этот обаятельный британец и что происходит в его личной жизни.


«Джеймс, пожалуйста, подпишите! Еще одну!» «Джеймс, прошу, один снимок!» Небольшая толпа поклонников у входа в телецентр ВВС вела себя, к счастью, достаточно сдержанно и спокойно. Нортон еще не обзавелся – и не факт, что обзаведется, подумал он самокритично, – яростными и неумолимыми фанатками вроде тех, что атакуют Камбербэтча, именуя себя «камбер­сучками».

Он покладисто подписал с десяток фотографий и улыбнулся в несколько смартфонов, еще раз включил улыбку – обаятельную и слегка извиняющуюся – и повернулся к стеклянным дверям, которые услужливо разъехались перед ним, безоговорочно признавая его, Джеймса Нортона, право входить в это здание.

Джеймс Нортон
2017 год

Поднимаясь на лифте в студию, откуда транслировалось утреннее телешоу, Джеймс рассеянно улыбался гостевому редактору и пытался вспомнить день, когда впервые побывал в крупнейшем телецентре Британии.

Наверное, на прослушивании к «Доктору Кто» лет пять­-шесть назад, — в восьмом сезоне он играл одну из эпизодических ролей, русского офицера-­подводника по фамилии Онегин, походя убитого марсианским Ледяным воином.

Нортон усмехнулся — трудно относиться к этому фильму всерьез, однако же отзывы критиков были вполне позитивными, и, так или иначе, его досье появилось в архивах ВВС.

В 2016 году Джеймс сыграл роль Андрея Болконского в фильме «Война и мир». Главные роли также сыграли Лили Джеймс (Наташа Ростова) и Пол Дано (Пьер Безухов)

Забавно, что в его карьере Россия возникает с какой­-то необъяснимой настойчивостью: Андрей Болконский в «Войне и мире», теперь вот Алекс Годман в «МакМафии», хотя сам Джеймс не имеет к России ни малейшего отношения. На утреннем шоу его наверняка спросят, как всегда: «Вы говорите по­русски? Хотя бы немного?» И он, как всегда, ответит «Ниет», чуть ли не единственное слово, которое крепко запомнил, снимаясь в «МакМафии».

Его герою, Алексу, к счастью, практически не приходится говорить по­-русски — по сюжету, молодой преуспевающий финансист, руководитель лондонского хедж­-фонда, старается максимально дистанцироваться от своих русских корней, поскольку его отец, беглый олигарх, и особенно дядя — оба так или иначе причастны к русской мафии.