7 июля (по другим данным, 6-го) — родился самый почитаемый художник XX века — Марк Шагал. Он пережил две революции, две войны, три любви, учился у Николая Рериха и Льва Бакста и конкурировал с Казимиром Малевичем.

Однажды ему, тогда нищему студенту, цыганка предсказала долгую жизнь, большую славу и смерть в полете. И все сбылось — с лихвой. Караван историй знакомит с удивительной жизнью Марка Шагала и его самыми яркими работами.


 

Сколько ему сейчас? Девяносто? Девяносто семь? В любом случае — много, очень много. Нет, память его не подводит — все детали своей жизни он помнит хорошо. Кроме возраста. Наверное, это все духота. Лифт в мастерскую такой маленький, что совершенно непонятно, как в него можно втиснуться. Но Вава настояла на его установке. Он отнекивался: «Еще не инвалид». А она все твердит: «Ты же любишь летать, вот и лети».

Конечно, он любил ощущение полета. Наверное, это с рождения, которого могло и не быть. Дело в том, что не каждому младенцу в то время удавалось выжить. А уж если он родился мертвым… Пиши пропало. Тогда-­то он впервые и полетел. Сначала думалось, к Богу, но оказалось, из рук в руки.

Его шлепали, окунали в холодную воду и подкидывали в воздух. Он-­то думал, что если наконец зайдется плачем, то оставят в покое. Как же! На той гиблой окраине Витебска, где ему случилось родиться, бушевал пожар. Унесли в люльке на другой конец города, к бабушке.

Взлеты и падения, плач и восторг - вот вся его жизнь, не так ли?

Марк Шагал свернулся клубочком на полу личного лифта и уткнулся в скрещенные руки. Много­-много лет назад цыганка нагадала ему, что он умрет в полете, но перед этим станет знаменитым.

Не соврала. Хотя и не уточнила, какую цену придется заплатить за известность.

Родители Марка - Хацкель и Фейга Шагал - никогда не планировали вырастить из сына художника. С оравой детей не до нюансов. Лишь бы прокормить и дать минимальное образование.

марк шагал история жизни любви картины
Памятник Марку Шагалу в Витебске

Марк был старшим в семье. Только он подрос, чтобы самостоятельно найти дорогу в школу - его отправили в еврейское училище - изучать Тору, Талмуд и прочие премудрости Божии.

После окончания обязательного четырехклассного обучения встал вопрос, куда пристроить ребенка дальше.

Провинциальный Витебск мало что мог дать. С одной стороны, во второй половине ХIХ столетия город уже нельзя было назвать задворками Российской империи. Промышленная революция и железная дорога сделали Витебск важным торговым узлом. В самом конце века была запущена даже трамвайная линия - четвертая по всей стране.

С культурной точки зрения обывателей тоже все устраивало. К их услугам было два театра и несколько библиотек. То есть хлеба и зрелищ хватало, чтобы вести размеренную мещанскую жизнь. Большего и не требовалось: существование без потрясений в маленьком мирке, где все друг друга знают, ходят в гости, справляют праздники.

Где дети растут вместе, в одном дворе, а потом благополучно женятся на красавице дочке тети Фимы из дома напротив. Или выходят замуж за во всех отношениях положительного племянника дяди Матвея с соседней улицы.

Родители Марка в своих мечтах и планах готовили сына к такой же судьбе: размеренной, тихой и предсказуемой, как ежедневный восход солнца. Скорее всего, так бы и случилось, если бы не бунтарский характер ребенка.