Натали старалась подражать Наталье Макаровой, манера движений которой считается стандартом современной балетной пластики, но так до конца и не была уверена, что ей это удалось, – «лебединые крылья» Макаровой не могут повторить даже профессиональные балерины, а Портман, несмотря на потрясающие результаты, которых ей удалось достичь в танце, все­-таки осталась любительницей.

К сожалению, Джорджины Паркинсон, которая преподавала актрисе эту нелегкую науку, не стало за два месяца до начала съемок, и Нета тяжело переживала потерю: ей очень не хватало внимания своей учительницы и уверенности в себе и своих силах, которые та ей внушала.

Натали Портман в "Черном лебеде"
Натали Портман в «Черном лебеде»

С окончанием съемок мучения Неты не закончились. Она пыталась вести привычный образ жизни: первым делом пошла на свадьбу к подруге, встречалась с близкими людьми, к общению с которыми ей приходилось привыкать заново, ведь Аронофски намеренно изолировал ее почти от всех, даже от других актеров, чтобы она смогла достоверно передать одиночество своей героини.

А еще просто отсыпалась и отъедалась за почти два года воздержания, но «Черный лебедь» не отпускал ее. В ожидании выхода картины на экраны Натали испытывала такое волнение, как никогда в жизни, а перед премьерой в Венеции актрису накрыла настоящая паника, и она, как передумавшая идти под венец невеста, готова была бежать от этого события за тридевять земель. Реакцию зрителей невозможно было предугадать, и Портман с ужасом думала о возможном провале, ведь тогда вложенные в картину время и силы просто пойдут прахом.

«Черный лебедь» принес Портман не только долгожданный «Оскар», но и – вопреки проклятию, преследующему всех актрис, получивших это престижную премию, – личное счастье.

Они встретились на съемочной площадке «Черного лебедя», в то время когда Нете казалось, что она никогда не будет счастлива в личной жизни, поскольку ее удел – работа. Между Натали и главным хореографом картины Бенжамином Мильпье вспыхнула любовь с первого взгляда: они заговорили о балете и уже не могли остановиться, обсуждая все новые и новые темы, не могли оторваться друг от друга. Нете не верилось, что она нашла своего человека – вторую половинку, которая наполнит ее жизнь смыслом.

Натали Портман с мужем
Натали Портман с мужем

Роман Натали и Бенжамина был скоропалительным. Журналисты не успевали следить за изменениями в их отношениях: казалось, влюбленные только­только начали встречаться, а уже собираются жениться, но не успели это сделать, как Портман появилась на публике в свободном платье, которое, несмотря на все возможные в таких случаях ухищрения, не скрывало «интересного» положения актрисы.

– Ты уже знаешь, кто у тебя родится? – Шелли натирала на терке морковь и яблоко, чтобы приготовить для дочери салат. – Беременным нужны витамины!

– Нет, – мечтательно улыбнулась Натали, – врач говорит, что ребенок прячется – не разглядеть.

– А кого хочешь? – мать перемешала натертые овощи и фрукты, добавила ложку меда, полила все лимонным соком и поставила тарелку перед дочерью. – Ешь!

– Девочку, – ответила Нета, – уверена, что мне будет проще с ней поладить, в общении с мужчинами у меня почему­то всегда возникают проблемы.

4 июля 2011 года на свет появился сын Натали и Бенжамина, мальчика назвали Алефом. Нета знала, что станет хорошей матерью, но о том, что в ее душе хранится такой запас любви и нежности, не подозревала. Все свое время и внимание она посвящала ребенку, не отходя от него ни на минуту. Они с мужем даже от услуг няни отказались: при том рвении, которое демонстрировала молодая мать, необходимости в помощнице просто не было. Нельзя сказать, что в это время Портман совсем не снималась в кино, но делала это только с одной целью – чтобы не терять творческую форму.

Натали Портман дети
Натали с Алефом

– Дорогая, что ты скажешь, если мы переедем в Париж? – Бен, сидевший напротив нее в ресторане на бульваре Сансет, задумчиво смотрел на бокал, в котором горело рубиновым огнем красное сухое вино. Он хотел казаться спокойным, но его напускное равнодушие не могло обмануть Натали. Она видела, что внутри он предельно напряжен и с волнением и нетерпением ждет ответа.

– В Париж? – Натали выдержала длинную паузу, наблюдая за мужем из­под опущенных ресниц. – Надолго?

– Не знаю, – ей показалось или Бен действительно с облегчением перевел дух? – Как получится. Мне предлагают пост директора в Парижской опере: придусь ко двору – задержимся, не оправдаю надежд – уедем раньше.

– Боже мой, но это же здорово! – Натали действительно была очень рада за мужа, она привыкла гордиться им и искренне радовалась его удачам.

– Да, – теперь Мильпье окончательно расслабился, понимая, что самая сложная часть разговора позади, – но ты же догадываешься, что тебе придется отказаться от привычного образа жизни, переехать в другую страну, возможно, меньше сниматься. Ты к этому готова?

– Ты говоришь так, как будто приглашаешь меня на Луну, – рассмеялась в ответ Натали. – Париж не самое плохое место для жизни.