Сегодня, 9 июня, оскароносная актриса Натали Портман отмечает 38-летие.

«Караван историй» рассказывет, как стремительно началась ее карьера в совсем юнном возрасте, как складывалась ее личная жизнь, и какой труд и душевные метания стояли за ее главными ролями.

Присоединяйтесь к нам в FacebookTwitterInstagram — и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»


Мамочка, ну что бы я без тебя делала? – Натали подошла к матери и, обняв, положила голову ей на плечо. – Без тебя и без папы. Вы же посвятили мне свою жизнь – баловали, позволяли делать то, что я хочу, а не то, что, по­вашему, родительскому мнению, было нужно. Я всегда чувствовала ваше внимание, нежность, заботу. Легко сниматься, когда за спиной уютный дом, в котором тебя ждут дорогие тебе люди. Мама, я так вас люблю!

– Ну что ты, доченька! – Шелли смахнула слезы и погладила дочь по голове. – Мы с папой живем только ради тебя, а ты говоришь так, как будто мы совершили подвиг.

– Разве это не так? – улыбнулась Натали.

– Конечно, нет, – мать прижала ее к себе еще крепче. – Это счастье, которое даровала нам судьба. Если бы жизнь можно было начать сначала, я бы снова посвятила ее тебе.

Натали, а точнее, Нета-­Ли, как назвали ее при рождении, часто думает, смогла бы она достичь в жизни хоть чего­нибудь, если бы не ее родители? Она была долгожданным и любимым ребенком врача­гинеколога Авнера Хершлага и домохозяйки Шелли Стивенс.

Мать не чаяла в дочери души, а отец, знаменитый во всем мире специалист по репродуктивной эндокринологии, который помог многим женщинам излечиться от бесплодия и стать счастливыми матерями очаровательных малышей, днями, а порой и ночами пропадал на работе, но выходные обязательно проводил с семьей – любимой женой и очаровательной темноволосой дочерью.

Юная Натали Портман

Когда девочке исполнилось три года, семья переехала из Израиля, где Нета появилась на свет, в Соединенные Штаты, которые стали для актрисы второй родиной, хотя она по сей день не устает повторять, что очень любит Иерусалим – там ей дышится легче, чем в любом другом месте на планете.

Натали росла девочкой с характером. Даже будучи совсем маленькой, она знала, как отстоять свои интересы в битве за игрушки в песочнице, и перенесла это умение в подростковую, а потом и во взрослую жизнь.

– Папа, как ты мог?! – по щекам восьмилетней Неты текли крупные, как горох, слезы. Они с отцом только что вернулись с медицинской конференции, на которой он демонстрировал возможности лазерной хирургии на курице, что привело его дочь в настоящий ужас. – Она же была живая, ей было больно!

– Нета, доченька, но наука требует жертв, – профессор Хершлаг был расстроен, растерян и не знал, что говорить: с одной стороны, он ни в чем не был виноват, с другой – его дочь так рыдала, что он чувствовал себя не в своей тарелке. – Подумай о том, что эта курица сделала для десятков, а то и сотен женщин. Благодаря ей они получат возможность быть здоровыми и счастливыми и будут рожать детей.

– Ты действительно не понимаешь, о чем я говорю?! – от возмущения у Неты даже слезы высохли. – Несчастная курица умерла в мучениях, и произошло это по твоей вине.

– Тысячи кур ежедневно умирают для того, чтобы на столе у людей стояли вкусные блюда, – отцу казалось, что уж этот аргумент должен убедить дочь, но он неожиданно произвел противоположный эффект.

– Я никогда больше не буду есть мясо, – тихо, но твердо заявила Нета, – ни курятину, ни говядину – ничего.

Натали Портман с родителями, 2011 год

Родителям угроза не показалась серьезной. Мало ли что говорит расстроенный восьмилетний ребенок, завтра дочь и не вспомнит о своих словах. Но Нета удивила взрослых: на следующий день за обедом она решительно отодвинула тарелку, на которой лежал ароматный, хорошо прожаренный говяжий стейк.

– Я не стану это есть! Мама, а у нас нет чего-­нибудь вегетарианского?

– Но я не приготовила ничего такого, – растерялась Шелли. – Когда ты заявила, что отказываешься от мяса, я думала, что ты просто пошутила.

– Но я не шутила! – возмутилась дочь. – И если у нас нет ничего вегетарианского, ограничусь картошкой. Надеюсь, ты жарила ее не на сливочном масле?

– На кукурузном, – только и смогла выдавить мать.

Характер Нета проявила и тогда, когда нужно было выбирать между двумя профессиями – модели и актрисы. Поначалу она увлеклась танцами, но очень скоро поняла, что хочет стать актрисой – сказались походы в театры и на концерты, на которые, приобщая дочь к прекрасному, не жалели денег ее родители. Агент компании Revlon увидел девочку в одной из пиццерий – юная красавица подходила для рекламы детских духов, которые готовились к выпуску.