Телеведущая, общественный деятель, меценат – жизнь Маши Ефросининой расписана по минутам. Сегодня благотворительный фестиваль в Киеве, завтра – мастер-­класс для женщин в Днепре, послезавтра – съемки очередного эпизода социально­-развлекательного проекта «Сюрприз, сюрприз!» канала СТБ в павильонах Гостомеля, герои съедутся со всей Украины… Обо всем этом мы и поговорили: о городах и людях, семье и призвании, поступках и вызовах, ценностях и выводах.

Север и Юг: Родина

Неожиданно переломный город для моей семьи – Магадан, есть такое место на Севере, где постоянно лютая зима. Об этом мало кто знает, но именно в этом городе я встретила свое детство. Мне не было и года, когда родители привезли меня в Магадан: оба были студентами, приехавшими на заработки в этот сложнодоступный край. Конечно, не самое привлекательное место с точки зрения географии, но там была возможность неплохо заработать.

Почему этот город считаю переломным? А потому, что моим родителям очень нравилось в Магадане, несмотря на бесконечный холод, несмотря на «чудесный» весенний мороз. Если спросить мою маму: «Какой период жизни ты считаешь самым прекрасным?», она ответит: «Магадан». А «переломность» заключается в том, что они были вынуждены уехать оттуда по состоянию здоровья папы. И вот я думаю: а если бы мы не уехали? Если бы им захотелось продлить этот самый прекрасный период в своей жизни? Скорее всего, я бы до сих пор так и сидела – с двумя сосульками в носу.

Говорят, что дети не очень помнят себя до пяти­шести лет, но это не мой случай! Я прекрасно помню дикий, лютый холод. И как надевала очень много одежды, чтобы согреться, и невероятно счастливых родителей, и как меня любили и зацеловывали! Мы жили в коммунальной квартире с бабушкой и дедушкой, папиными родителями, и еще с какой­то радушной соседкой. Меня все обожали, потому что я была единственным ребенком во всем этом огромном скоплении жильцов.

Мне часто привозили самые лучшие игрушки… И только что я вспомнила, как каталась с папой на коньках. В свои полтора­два года уже занималась всеми видами спорта, связанного с коньками, и очень хорошо ездила на санях. В памяти сегодня – только солнце, холод и восторг, несмотря на то что детство проходило в достаточно мрачном месте. И на вопрос: «Какой вы себя помните в детстве?» – смело могу ответить: «Шарф, из которого торчат два глаза».

С младшей сестрой Лизой, Керчь, 1986 г.

Второе родное и важное место – Юг, Керчь. Да, вот такая резкая смена климата. Когда у папы начались проблемы со здоровьем, доктора посоветовали вернуться в теплые края. И родители прислушались. Вся наша семья приехала туда, где я родилась. Туда, где все началось, – в Крым.

Если говорить о данном периоде моей жизни, самые теплые воспоминания вызывает, как ни странно, моя школа № 19. Многие не любят учиться, а я вспоминаю школьные времена с большим теплом, потому что в школе случилось все, о чем только можно мечтать. Первый поцелуй, первая сигарета, первая влюбленность, первое разбитое сердце, первое испытание на прочность, противостояние в борьбе за место под солнцем, формирование собственной позиции и авторитетности в коллективе, первые успехи.

Именно в школе я впервые вышла на сцену и узнала, каково это – выступать перед аудиторией, которая тебя принимает или не принимает. Это мое знакомство с настоящей человеческой дружбой, потому что именно там появились мои первые друзья и подруга, с которой дружу до сих пор – уже столько лет, даже страшно считать.

Я была круглой отличницей, и поэтому, плюс из-­за моего явно выраженного нонконформизма, до девятого класса у меня не складывались отношения с ребятами. Всегда чувствовала страшный внутренний протест, когда попадала в советские реалии, которые подчиняли людей. Откуда это взялось? Полагаю, от папы, ведь он был абсолютным нонконформистом… И, конечно, мне это качество сильно мешало. Как так? Почему я должна читать книги про «Володю и общество чистых тарелок»? Только мое поколение поймет, о чем это я.

О, а еще мы носили эту адскую колючую коричневую форму, у которой нужно было перешивать воротнички. В обычные дни – черного цвета, такие траурные, а в праздничные – нарядные белые. Все это меня страшно бесило, но, конечно, я ничего не могла изменить, поэтому могу похвастаться абсолютно отличным табелем и абсолютной двойкой по поведению.

А потом наш класс расформировали в «А», где все были как на подбор, такие же свободолюбивые, умные и веселые. Кто­-то прекрасно рисовал, а кто-­то ставил эксперименты по химии – да так ставил, что обжигал себе все брови. Мы были совершено ненормативным классом, и вот тут началась моя настоящая школа! У нас был невероятно дружный коллектив, и это было так круто, что я до сих пор помню все имена, все фамилии, все лица. Все помню!

Но больше всего люблю свою подругу Олю Чеберкову, мою напарницу и главную заводилу в нашем «А» классе. Она всегда была любимицей, абсолютным авторитетом и моим лучшим другом. Оля – медик по образованию, сейчас живет в Керчи, у нее двое прекрасных деток, чудесный муж. К сожалению, теперь мы не видимся, потому что я не езжу в Керчь. Это очень больной вопрос… Но, да, не могу поехать на оккупированную территорию в силу моего статуса. Никто не знает, как меня примут на границе. Мы с мужем очень тяжело и долго дискутировали на этот счет, это предмет слез и переживаний. Керчь – моя любимая, родная точка на карте, которая сейчас переживает непростое время.