Сегодня, 20 июня, одна из лучших актрис нашего времени, потрясающая Николь Кидман празднует День рождения! Ей исполнился 51 год.


Да, этот концерт в Мичигане удался на славу! Сначала пел Кит, потом они вместе, а затем их стали поздравлять с годовщиной свадьбы. По дороге в отель они прямо в машине сделали видео, в котором рассказали о своих чувствах друг к другу и поблагодарили поклонников за пожелания. Вечером Кит выложил запись в «Твиттер», а Николь опубликовала снимок, на котором они обнимаются с дочками, и подписала: 9 лет любви! Господи, неужели с тех пор, как они с Китом поженились, прошло девять лет? Как же долго она искала своего мужчину и сколько ошибок совершила на этом пути!

Николь Кидман посмотрела на мужа, который уже видел сладкие сны, и едва не расплакалась. Она его обожает! Это он, Кит Урбан, дает ей ощущение гармонии, счастья и нужности в этом мире. А если надо, подставляет плечо. Так было и год назад, когда скончался папа. Это случилось, как гром среди ясного неба. Он гостил в Сингапуре у младшей сестры Николь – Тони. И однажды утром, сделав свой обычный комплекс упражнений (в 75 доктор Энтони Кидман следил за формой, как и в молодости!), решил позавтракать. И вдруг на глазах у всех рухнул. А на следующее утро, в больнице, его сердце остановилось.

Николь Кидман и Кит Урбан
Николь Кидман и Кит Урбан

Когда Тони позвонила, Николь захлестнула такая боль, что у нее самой чуть не случился инфаркт. Она так любила папу, он так много для нее значил! Если бы не Кит, она бы этого не пережила. Но муж не оставлял ее наедине с горем и был еще нежнее и заботливее, чем обычно. Нет, видно не так уж Николь плоха, раз Господь дал ей в мужья этого прекрасного человека. И она сделает все, чтобы Кит тоже был счастлив. О, любить она умеет – безоглядно, самоотверженно, до полного растворения в любимом мужчине! Это свойство натуры – и ее роковой порок, и главное достоинство.

Николь всегда знала, что найдет своего мужчину. Но влюбчивость и спонтанность раз за разом бросали ее в объятия чужих и ненужных. Это приносило столько разочарований и боли, что непонятно, как она только все вынесла. Ну почему, почему так происходило? Наверное, ее папа ответ на этот вопрос начал бы разбирать с самого детства…

Николь появилась на свет в Гонолулу, на Гавайях, где в то время работал отец – известный австралийский психолог и биохимик, исследовавший раковые клетки. Когда Николь исполнилось четыре года, и у нее появилась младшая сестра Тони, Энтони Кидман получил место в университете Сиднея и вместе с семьей вернулся в Австралию.

Там маленькая Николь сразу пошла в балетную школу и начала брать уроки музыки. Да, в детстве у нее было все, о чем только может мечтать девчонка. Не было лишь телевизора и куклы Барби. «Ящик» не терпел папа, считая его худшим изобретением человечества. А против Барби категорически возражала мама. Ярая феминистка, Джанелль считала эту игрушку «примитивным американским символом сексизма». Пришлось Николь украсть Барби у подруги и играть с куклой тайно.

Уж как она отважилась на такой проступок, сам Бог знает – мистер Кидман воспитывал дочерей в строгости. Каждое утро сестер начиналось с отжиманий от пола, после чего они отправлялись в школу. Николь там приходилось несладко. Как только ее не дразнили! Шваброй – за высокий рост, морковкой – за рыжие волосы, а цаплей – за длинные руки, ноги и белую кожу, которая не покрывалась загаром, как у всех нормальных людей, а сгорала до волдырей. Николь ощущала себя белой вороной и боялась показаться на пляже, где было полно одноклассников и шоколадных от загара серфингистов, седлающих волны у Большого барьерного рифа.

Жаловаться родителям не было смысла. Мама, наверняка, сказала бы, что она – личность. И вместо того, чтобы пускать нюни, надо постоять за себя! Сносить насмешки помогал школьный театр. Там Николь становилась другой – уверенной в себе, красивой, сильной. И в десять лет она отправилась в драматическую школу.

Тогда­-то отец и повел ее на современный балет. Зрелище произвело на Николь неизгладимое впечатление – все танцоры были практически голые! А два года спустя Джанелль, сторонница раннего сексуального просвещения детей, принесла из медицинского колледжа, где преподавала, учебный фильм о сексе и заставила дочек посмотреть его от начала до конца. Разговоры об искусстве, политике, сексе велись в их доме даже за обеденным столом, и родители только радовались, когда Николь и Тони высказывали свое мнение. Неудивительно, что к четырнадцати годам Николь свободно говорила на эти важные темы.