Певица Тоня Матвиенко 12 апреля отмечает 39-летие.

В интервью «Каравану историй» Тоня рассказала о том, как сложно было быть дочерью легендарной певицы, о первом браке в 16 лет с «крутым роллером», о том, как похудела на шесть килограммов из-за обидных комментариев в соцсетях во время «Голоса країни» и, конечно же, о том, как стала «монстром-разлучницей», влюбившись в тогда еще женатого Арсена Мирзояна.

Присоединяйтесь к нам в FacebookTwitterInstagram — и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»


У меня очень творческая семья: мама – певица Нина Матвиенко, папа –художник Петр Гончар, а дедушка – знаменитый скульптор, этнограф и коллекционер Иван Гончар, основатель знаменитого Музея народного искусства в Киеве.

Дедушку я помню смутно. Он был строгий, я его побаивалась. Помню, как бывала в его доме, который одновременно служил и музеем. Темноватые комнаты, тесно заставленные экспонатами.

Мне нравилось там бывать – я обожала рассматривать все это: одежду, посуду, ковры, деревянную мебель, старинные детские игрушки, вышиванки, иконы, народные картины, писанки, крашенки… В дедушкином доме были собраны все ценности Украины. Было интересно и чуточку страшновато – похоже на лабиринт. Мне было, наверное, лет 10.

В дедушкином доме всегда собирались ценители украинской культуры. Последний раз я дедушку видела, когда мне было 11 лет. Кстати, сейчас мы живем в его доме, а музей переехал в другое помещение, недалеко от нас, рядом с Киево-Печерской лаврой.

Тоня Матвиенко детские фото
С родителями на гастролях в США, 1991 г.

Папа и мама, в отличие от дедушки, строгими не были. Единственное, чем, может быть, наша семья отличалась от других, – мы всегда обращались к родителям на «вы». Так у нас принято.

Родители всегда были верующими, и когда Украина стала независимой, мы начали ходить в церковь всей семьей каждое воскресенье. В остальном – никаких особенных ограничений. Мы с братьями могли, например, накануне школьного дня гулять допоздна, потому что вечером выпал снег и всем хотелось подольше покататься на санках. У нас с братьями были прекрасные отношения, Андрей проводил со мной много времени, помогал делать уроки.

Некоторое время, года четыре, с нами жила папина племянница – она приехала учиться в Киев, поселилась у нас и помогала родителям, когда они уезжали на гастроли. Родители часто ездили вместе, а мы оставались на хозяйстве. Конечно, я скучала по ним, но меня всегда утешала мысль, что из заграничных гастролей – в США, Канаду, Австралию – мама привезет подарки.

В то время не существовало корпоративов, маму никуда не приглашали, народные песни не пользовались особой популярностью

Когда я была совсем маленькой, мы жили довольно скромно. Мама была солисткой в хоре имени Григория Веревки и получала зарплату 86 рублей. В 90-е годы мама покинула хор и стала солисткой «Киевской камераты», а также организовала трио «Золотые ключи».

Мне тогда везло, мама брала меня с собой на концерты. В то время не существовало корпоративов, маму никуда не приглашали, народные песни не пользовались особой популярностью.

А папа – творческая личность и гениальный художник, периодически получал государственные заказы. Как-то раз он делал мозаичное панно в здании музея Великой Отечественной войны, у ног статуи Родины-матери. За эту мозаику хорошо заплатили, и мы смогли купить кое-какую мебель. Один шкаф до сих пор сохранился.

Нина Матвиенко Тоня Матвиенко
Гастрольный тур Нины Матвиенко, США, 1991 г.

Очень запомнился момент, когда родители начали ездить за границу. Они очень старались для нас, своих детей, покупали сразу целый чемодан детской одежды и обуви на вырост.

Я стала модно наряжаться, в школе завидовали: «Ну конечно, у нее же мама певица», хотя никто из девочек толком не знал, кто такая Нина Матвиенко, не слышал ее песен. Зато видели мою белую кофту с надписью «Австралия» и двумя коалами на груди, мои джинсы, кроссовки, часы с Микки-Маусом, джинсовые туфельки на каблучке.