11 июня Хью Лори отметил 60-летие! Британский комик, прославившийся на весь мир благодаря роли гения-социопата доктора Хауса, может похвастатся небанальной биографией.

В конце 2016 года вышел сериал «Шанс», где Лори вновь сыграл феноминально талантливого доктора. Больше никакой волчанки — бывший доктор Хаус стал нейропсихиатром Элдоном Ченсом из Сан-Франциско, которому, вместо покладистой команды и сексуальной доктора Кадди, придется иметь дело с жестоким миром криминала и спятившими маньяками.

Присоединяйтесь к нам в FacebookTwitterInstagram — и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»


Вопрос оказался предсказуемым:

– Не скучно ли вам было сниматься в сериале, настолько схожем с «Хаусом»? Судя по тем пресс-­релизам, которые мы тут получили, ваш новый герой – человек с непростым характером и мощным интеллектом, который страдает, когда не может помочь своим пациентам… Звучит очень знакомо.

– Знаете, для меня это совершенно разные персонажи, – заговорил Хью, по привычке вертя в руках чей­-то карандаш.

Как всегда, во время интервью он взвешивал каждое слово, выбирая самое точное, будто движение скальпеля. Его чеканное произношение выдавало выпускника престижной британской частной школы, хотя после восьми лет «Хауса» он легко менял акцент с британского на американский.

– У Шанса есть надежда изменить что­-то в своей жизни и жизни пациентов. Он человек интеллектуальный, но обстоятельства вынуждают его стать человеком действия. Он вдруг понимает, что за свою практику по­настоящему не помог ни одному пациенту, поскольку психиатры вообще не способны кого­то вылечить. И поэтому решает действовать иначе – выйти из кабинета и вмешаться в течение реальных событий.

Хью Лори в образе Элдона Шанса в сериале "Шанс"
Хью Лори в образе Элдона Ченса (Шанса) в сериале «Шанс»

– Психиатры не способны кого­то вылечить? – уточнила бойкая блондинка, хотя организаторы пресс­конференции уже показывали жестами, что ее время исчерпано. – А сами вы верите в психотерапию?

– Конечно, мисс, я ведь умею заглядывать в душу, вы разве не слышали? У меня специальные глаза. Но не пугайтесь, я в обеденный перерыв в душу не заглядываю, а у нас сейчас как раз время ланча…

Девушка хихикнула и наконец села на место. Хью продолжал отвечать на вопросы журналистов о том, как доктор Шанс ради любви решает перейти границы профессиональной этики – на Хауса совсем не похоже, для него любовь, этика и границы одинаково не важны и практически не существуют. Но сосредоточиться на пресс­конференции было уже труднее, поскольку вопрос о психотерапии попал в больное место. «Или, возможно, в место, которое долгое время было больным, но уже стало заживать», – с надеждой подумал Хью.

Депрессия сжирала его многие годы. И это был, наверное, самый смешной фортель, какой актер выкинул за свою длинную комическую карьеру. Человек с лицом щенка бассет­хаунда по определению не может страдать от душевных мук. По крайней мере, так думает публика. Хотя почему? Есть ведь амплуа «грустный клоун». И Чарли Чаплин точно был не самым веселым и жизнерадостным человеком на свете.

Или вот возьмем Стивена. Мистер Стивен Фрай – лучший друг юности, крестный отец всех троих детей Лори, партнер по множеству сценических скетчей, сериалов и телешоу. Болен биполярным расстройством. То у него маниакальный «розовый» период, то черный период самобичевания. В его биографии – исключение из колледжей, тюремный срок за мелкую кражу, три попытки самоубийства – две из них Хью отлично помнил.

«Дживс и Вустер»
«Дживс и Вустер»

В середине 90-­х, через пару лет после окончания «Дживса и Вустера», сериала, сделавшего их звездами британского масштаба, Стивен наглотался выхлопных газов из­за разгромной рецензии на спектакль, в котором играл главную роль. Критики! Ха! Да кто их вообще читает? Сам Хью никогда не открывал газетные рецензии.

Вторая попытка была в 2012 году, когда Стив запил водкой все снотворное, какое нашел в своем отельном номере, и не где­нибудь, а, черт возьми, в Уганде! Вот это уж было действительно глупо. Его спасли чудом: менеджер пришел узнать, все ли у Стива в порядке, и обнаружил почти бездыханное тело.

Впрочем, у милого Стива всегда было оправдание: он гей, а гею жить непросто. У Хью, со всех сторон нормального английского парня, отличника и спортсмена, ставшего актером, отца троих детей, для самобичевания вроде бы не было никаких причин.