Отец волновался не зря. Следом пошла череда фильмов, где Сирше пришлось вновь изображать убийцу, палящую из пистолета ради денег, стрелять в собственного отца, то есть в героя Пола, вести войну за спасение всего человечества. А в триллере «Византия» в паре с Джеммой Артертон играть вампирш, мать и дочь. Ну вот что за напасть, а?

В фэнтези «Византия», 2012 г.

Кстати, именно Джемма предложила Сиршу на роль своей партнерши – так ее впечатлила игра в «Ханне». Нил Джордан – тот самый режиссер, который снял культовое «Интервью с вампиром», – одобрил предложение и выслал Сирше сценарий. Она его прочла и помчалась к Нилу в Дублин. Там все и решилось.

– Ну и что ты светишься? Кино о кровососах – хоть пруд пруди, – ворчал Пол, встречая дочь после очередного рабочего дня.

– А этот фильм вовсе не вампирская история! – протестовала Сирша. – У нас даже нет клыков и безумных глаз – только по милому когтику на руках. Да и вообще, главное тут – отношения матери с дочкой и подростковая любовь.

– Напомни еще, что в одной сцене твоя вампирша исполняет «Сонату № 3 для фортепиано», поэтому ты прошла трехмесячный интенсив и будешь играть Бетховена без дублера, – сыронизировала Моника, скрывая, что ужасно рада этому факту, ведь раньше Сирша даже не касалась клавиш.

Плохо только, что она работала до изнеможения, а ни одна из трех последних картин не получила высокого рейтинга. А ведь у девочки была такая прекрасная альтернатива! Джо Райт предлагал ей роль Китти в «Анне Карениной», а Питер Джексон – лесного эльфа. Эльфа, а не убийцы! И не где­-нибудь, а в «Хоббите»!

Нет, Сирша поначалу согласилась (глупо было отказываться от такого сказочного предложения), но вскоре расторгла контракт. Фильм снимался в Новой Зеландии, и ради него пришлось бы отказаться от тех трех проектов, где она играла главные роли, а в одном из них – даже две. А Сирша к тому времени сделала для себя вывод: ради серьезной карьеры не стоит размениваться на проходные роли, даже если режиссер – гений. Вот и соглашалась только на главные.