Моника с трепетом создавала для дочери атмосферу любви, комфорта и безмятежности. А Сирша очень любила дом, в котором выросла. Но каждая мать знает: рано или поздно птенец выпорхнет из гнезда. Так случилось и с Сиршей. В девятнадцать лет она сделала первый «вылет» – в Лондон. Этот город ей давно нравился. Но одно дело – побывать там наездом, совсем другое – жить вдали от родительского крыла. Так что поначалу самостоятельная жизнь девушку ошеломила.

– Представляете, лежу я как­-то на диване и думаю, что пора бы перекусить, – со смехом рассказала она родителям. – И тут до меня доходит: черт, сперва надо сходить в супермаркет, а потом самой же что-­нибудь приготовить!

– Бедная моя девочка! Может, вернешься к нам? – всполошилась Моника.

– Нет, мне не настолько плохо! – рассмеялась Сирша и в начале 2016 года переехала в Нью­-Йорк – город, где появилась на свет и куда ее постоянно тянуло.

В триллере «Стокгольм, Пенсильвания», 2015 г.

К тому времени она осознала: ее выразительный взгляд, который кинорежиссеры так любили показывать во весь экран, – лишь кусочек большого пазла. Чтобы собрать всю картину, надо отточить актерское мастерство на сцене, лучше всего – на Бродвее. Этот шаг молодой киноактрисы, как и ее роль одержимой дьяволом женщины в пьесе Артура Миллера «Суровое испытание», вызвал уважение бродвейских зубров театра. И вот только тогда, в двадцать два года, Сирша почувствовала себя профессионалом…

Мама ужасно скучала по дочери, но принимала перемену в ее жизни как данность. Сирша изменилась, повзрослела, хотя в интервью называла маму своей ролевой моделью. Монику это умиляло до слез. Вот уж поистине ангел! Другая бы на ее месте, получив кучу престижных наград и солидные деньги, задрала нос. А эта считает образцом для подражания мать и мечтает всего о трех вещах: сдать на права, поступить в колледж и отправиться в путешествие, как только наступит перерыв в работе.

Но перерыв отодвигался все дальше и дальше. Ну разве можно было ради отдыха отказаться от «Бруклина»? Прочтя сценарий, в котором юная ирландка по имени Элис перебирается из Сакраменто в Бруклин в поисках новой жизни, Сирша сразу же поняла: они с этим фильмом созданы друг для друга. Он практически реальная история ее родителей. Да и сама Сирша – «переселенка»: родилась в США, потом пере­ехала в Ирландию, дальше – Англия, снова США. Зато ей легче будет играть Элис, даже ирландский акцент пригодится!

Такой настрой помог на все сто вжиться в образ. Джон Краули был счастлив: он не ошибся в выборе актрисы на главную роль. Недаром «Бруклин» стал сенсацией кинофестиваля «Сандэнс», а двадцатиоднолетняя Сирша Ронан номинировалась сразу на четыре премии, включая «Оскар».

С Эмори Коэном в картине «Бруклин», 2015 г.

О номинации на «Золотой глобус» она узнала в маникюрном салоне Дублина, когда ее мастеру Кьяре осталось покрыть лаком ноготь мизинца. Казалось бы, получая награду за наградой, можно было бы уже и привыкнуть. Но Сиршу охватила безудержная радость. Она обняла Кьяру и закричала на весь салон: «Господа, угощаю шампанским!»

На «Оскар» актриса номинировалась уже во второй раз. Но если в первый она не расстроилась, упустив награду, то сейчас волновалась ужасно. Главная награда киноакадемии могла стать официальным признанием ее перехода из детской лиги в мир серьезных ролей. Но «Оскар» снова уплыл к другой. И проигравшей претендентке, одетой по случаю церемонии в потрясающее изумрудное платье от Calvin Klein, оставалось лишь беспечно улыбаться и позировать фотографам.

И все­-таки, поразмыслив, Сирша нашла в случившемся много позитива. Благодаря «Бруклину» ей удалось избавиться от амплуа актрисы­ребенка и познакомиться с Эйлин О’Хиггинс, игравшей лучшую подругу героини Сирши. Эйлин оказалась такой классной девчонкой, что и в жизни стала лучшей подругой.

Чтобы меньше нервничать в ожидании шорт­листа «Оскара», девушки устроили пижамную вечеринку и, уплетая испеченный Эйлин шоколадный торт, стали ждать оглашения имен претендентов.

Да, еще после этого фильма многие научились правильно произносить имя Сирши. Раньше, читая Saoirse, люди коверкали это слово на все лады – Сырша, Суарез и еще бог знает что. По­этому Райан Гослинг, с которым Сирша работала в его режиссерском дебюте «Потерянная река», решил исправить дело.

Вручая актрисе очередную премию, он прямо со сцены начал объяснять зрителям, как надо произносить ее имя, – предложил рифму со словом «инерция» и произнес, забавно артикулируя: «It’s Ser­sha, like inertia». Ну а «Бруклин», после которого лицо и имя Сирши Ронан замелькали на экранах и в соцсетях, этот эффект закрепил…