Тот, кто играет по-­маленькому, и теряет незаметно. А крупный игрок падает на дно с оглушительным грохотом. Чарльз одним из первых оказался в курсе, что Лили проигралась так, что ей пришлось заложить не только свои украшения, но и одежду.

Ему не должно быть дела до этой женщины, у него свои проблемы, но Чарльз пошел и выкупил все вещи из ломбарда, чтобы вернуть их Лили.

Более странной дружбы сложно было представить. Дружба двух отчаявшихся людей, потерявших все, с трудом выщупывающих болотную кочку, которая не ухнет вниз и не утянет за собой в трясину. Мужчина, женщина и полная неопределенность вокруг.

В конце 40‑х по всему Китаю установилась власть коммунистов. Националистам опасно было оставаться на территории материкового Китая. Большинство сбежало на Тайвань или в британский Гонконг.

В драме «Меч дракона», 2015 г.

Дань Лун Фан выбрал Гонконг, друзья, перебравшиеся туда ранее, обещали ему помощь. Сразу после переезда он сменил имя на Чарльз Чан. Быть Чаном в Китае – все равно что Смитом в Америке, то есть, считай, невидимкой. К тому же это была фамилия его подруги Лили, которая все еще оставалась в Шанхае.

Ему повезло: его устроили чернорабочим во французское консульство в Гонконге. Мизерные деньги, которых едва хватало на жизнь. Даже помощник повара на кухне зарабатывал больше. Одна проблема: Чарльз не умел готовить вовсе. Но идея ему нравилась. В свободное от работы время он постоянно околачивался на кухне – подглядывал, подносил всякие мелочи, мыл посуду. Такой энтузиазм заметили и стали поручать мужчине все более сложные задачи. А спустя пару лет его называли уже не иначе как шеф­поваром.

Но по-­настоящему счастливым он стал, когда в Гонконг сумела сбежать и Лили Чан. За несколько лет разлуки он понял, что жить не может без этой женщины. Если начинать новую жизнь, то только с ней рядом.