Фильмы о кунг­фу и ушу особенно пользовались популярностью как на местном рынке, так и на западном. Студии постоянно находились в поисках новых актеров. Конечно, на крупные роли не приходилось рассчитывать. Скорее, студентов занимали в каскадерских трюках и исполнении роли «третьего лебедя в пятом ряду».

Но Чан успел поработать на площадке самой знаменитой гонконгской кинокомпании – Shaw Brothers, а затем статистом в последних фильмах Брюса Ли. Из уважения к Брюсу он даже на время взял себе сценическое имя Чэнь Лун – «стать драконом».

Кадр из фильма «Выход дракона», 1973 г.

Но обучение в школе пекинской оперы закончилось, и родители затребовали его в Австралию. Ехал он со смешанными чувствами: с одной стороны, он безумно соскучился по родителям, с другой – до сих пор на них обижался. Лили Чан разыскала своих старших дочерей, и они несколько раз приезжали к ней, но на свои просьбы он получал неизменный ответ: «Ты не должен бросать учебу».

А теперь он сломя голову должен нестись в Канберру, поступать там в колледж и каждый день демонстрировать благодарность родителям за оказанную честь.

Что за чушь?

Увещеваниям родителей Чан поддался, но спустя несколько месяцев бунтарский характер снова взял верх. Колледж он бросил, от родителей съехал, а для заработка устроился на стройку.

Ершистый и колючий юноша поначалу сильно раздражал старших коллег. Их шутки над ним зачастую были слишком злыми. Но, при всей своей показной неуживчивости, Чан оказался очень отходчивым и незлопамятным. А еще он умел развеселить всех в сложный день.

Юноша восторгался комиками Теренсом Хиллом и Бадом Спенсером, звездами жанра «спагетти­-вестерн», и в обеденных перерывах разыгрывал сценки из любимых фильмов, так что все хватались за живот от смеха. Смех стал его оружием, которым он покорил сначала своих коллег, а затем весь мир.

Теперь на работе его ждали с нетерпением. Никто и не подумывал больше над ним подшучивать, допускались разве что невинные дружеские подколки, на которые Чан неизменно реагировал с юмором.

А после того, как один из строителей взял мальчишку под свою защиту, и вовсе стал всеобщим любимцем. Отныне его называли Маленький Джек, Джеки – в честь его покровителя.

Джеки Чан… Ему нравилось, как звучит его новое имя. В меру интернационально, достаточно задорно и при этом с привязкой к его китайскому происхождению.