Смешливой Мерил была и в детстве. Она так часто пародировала учителей и веселила одноклассников, что однажды ее даже выгнали из школы. Однако родители не стали сердиться, а пригласили известного педагога по вокалу. Эстель Леблинг была в таком восторге от вокальных данных ученицы, что даже не хотела брать за уроки денег. А двенадцатилетняя девочка, которую интересовали лишь Барбра Стрейзанд, «Битлз», чирлидинг и мальчики, стала мечтать о карьере оперной певицы. Однажды на рождественском концерте она спела «О, святая ночь» на безупречном французском, хотя этот язык изучала совсем недолго, – и поразила всю школу.

Это было волшебно! Но прошло еще пару лет – и Мери Луизе захотелось стать такой же красоткой, как первые красавицы школы. И она взялась за дело. Для начала сократила свои два имени до одного – «Мерил», затем сняла брекеты, вместо очков нацепила голубые линзы и перекрасилась в платиновую блондинку. Была у нее еще одна дерзкая мысль – сделать пластическую операцию на носу, который казался ей ужасно длинным. А что, многим девочкам из ее школы на выпускной родители «дарили» новые зубы и носы. Но поразмыслив, Мерил заявила родителям:

– Мой нос – мой характер!

Мерил Стрип Джек Николсон
C Джеком Николсоном в фильме «Ревность»

На радостях папа построил для дочери бассейн на двадцать пять метров, а мама продолжила развивать ее творческие способности, всячески поощряя участие в школьных спектаклях. Усилия увенчались успехом: Мерил Стрип была признана королевой школьного бала.

Затем был колледж Вассар, куда она поступила после школы. Каких-либо потрясающих воспоминаний об этом заведении Мерил не сохранила. Да, парни оказывали ей внимание, и это было приятно. Но главное, она прилежно училась. И кроме степени бакалавра искусств по специализации «драма», получила стипендию на обучение в Школе драмы при одном из престижнейших университетов Америки – Йеле. Зато после колледжа Мерил выкинула коленце…

Это было начало семидесятых – расцвет движения хиппи. Считая себя одной из этих раскрепощенных, свободных от всяких условностей молодых людей, Мерил заявила родителям, что отправляется в Европу. Свобода у нее была, а вот денег катастрофически не хватало. И Мерил путешествовала автостопом, а чтобы заработать на ночлег и еду, устраивала представления в парках. О, если бы что-то подобное задумала сотворить одна из ее дочерей, Мерил Стрип легла бы поперек взлетной полосы!

Однако в юности принадлежность к хиппи не сбила ее с намеченного пути. По возвращении домой Мерил переехала в Нью-Йорк и таки поступила в Йель. Учеба в престижном университете не сделала ее снобкой. Не стыдясь ни капли, она подрабатывала официанткой в кафе. Да еще как – могла за вечер обслужить сразу восемь столиков! Ха, если задуматься, то и сегодня у нее – все те же восемь столов: фильмы, дети, родственники и куча дел, которыми надо заниматься изо дня в день.

Учась в Школе драмы, она, совсем еще юная, сыграла больше сорока ролей. Словно снедаемая неутолимым сценическим голодом, бралась за любые – от Елены в шекспировском «Сне в летнюю ночь» до восьмидесятилетней старушки в спектакле «Идиот Карамазов». В ее классе учились и другие талантливые студентки, к примеру Сигурни Уивер, Кристин Эстабрук. Но Мерил Стрип играла так, что поражала видавших виды профессоров.

– Эта девушка слишком хороша для студенческой сцены, – твердили они в один голос. – Жаль, что она выкладывается так, что изнуряет себя!

Мерил Стрип Джули и Джулия
Кадр из фильма «Джули и Джулия: Готовим счастье по рецепту»

Опасения преподавателей были ненапрасны: в придачу к степени магистра изобразительного искусства и диплома доктора искусствоведения Мерил получила язву желудка. Если актерская профессия так опасна, стоит ли связывать с ней свою жизнь? – засомневалась она и решила круто изменить судьбу: поступить на юридический факультет.