5 мая Адель исполнилось 30 лет. «Караван историй» рассказывает, как простая толстушка из Тоттенхэма благодаря невероятному голосу и сильному характеру еще до 27 лет стала одной из успешных певиц современности.


«Певица Адель с головой ушла в семейные хлопоты и уже не один год не может
выкроить время на запись нового альбома». Прочитав этот пасквиль, Адель в бешенстве скомкала газету и выругалась, как заправский портовый грузчик. Да катитесь вы все к чертям! Я заслужила отдых!

Присоединяйтесь к нам в FacebookTwitterInstagram  и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»

Раньше после такого стресса Адель ухватилась бы за бутылку и успокаивала  бы себя, пока перед глазами не поплыли стены. Но с тех пор как в свой день рождения она завязала с алкоголем, приходилось искать другие способы релакса. Один из них – игра с Анджело, но сейчас сынишка спит. Так что придется погулять по имению.

Этот старинный особняк в Западном Суссексе она приобрела три года назад за 9,5 миллионов долларов – сразу после того как за один вечер выиграла шесть «Грэмми». Для молоденькой девушки, жившей вместе с мамой в небольшой лондонской квартирке, этот дом стал не просто роскошным подарком самой себе, но и свидетельством того, что она добилась огромного успеха. Притом исключительно своим трудом!

На гигантском участке есть парк, прогулки по которому отлично прочищают мозги. Вот и сейчас, надев ворсистое пончо, плотные легинсы и высокие сапоги (она любит тепло, а на улице прохладно), Адель двинулась по аллеям и попыталась разложить в голове то, чего успела достичь к своим 27 годам. И оказалось – многого!

Она выпустила два мегауспешных диска, заработала больше сотни наград, включая десять «Грэмми», «Оскар» и орден Британской империи, попала в Книгу рекордов Гиннесса, заимела свою восковую копию в Музее мадам Тюссо, вошла в список самых богатых молодых знаменитостей журнала Forbes и родила прекрасного сына. Неплохо для девчонки из Тоттенхэма, не так ли?

Однако самое смешное заключается в том, что она никогда не жаждала славы и почестей, не желала, чтобы люди узнавали ее на улицах, а гребаные папарацци подстерегали на каждом углу. Еще она не выносит всю эту гламурную звездную жизнь. На красные ковровые дорожки готова бросаться как бык на алую тряпку. Иной раз от всей этой показухи у нее даже сводит живот. А после того как Адель три года назад взяла тайм­аут, ее вообще вполне устраивает компания сына, мужа и матери. Вот и выходит, что газетчики не так уж и наврали, сказав, что ее волнуют только семейные хлопоты. И в кого она только такая несуразная уродилась?..

Впрочем, чего можно ожидать от девчонки, появившейся на свет в самом поганом районе Северного Лондона – Тоттенхэме? Этот афро­карибский квартал славился на всю страну бедностью, безработицей и кровавыми бандитскими разборками. Неудивительно, что приличные люди там не селились. Разве что эмигранты из арабских стран да выходцы из бедных семей.

Семья Адель была из второй категории. Ее мать, Пенни Адкинс, одна из пяти детей бедняков, в восемнадцать лет забеременела от алкоголика, водопроводчика Марка Эванса. А когда ее малышке едва исполнилось три, стала матерью­одиночкой, потому что этот ублюдок бросил жену, ребенка и исчез из их жизни. Повзрослев, Адель возненавидела папашу и взяла девичью фамилию, став Аделью Лоури Блю Адкинс.

Четырехлетняя Адель Адкинс гостит на Рождество у отца, 1992 г.
Четырехлетняя Адель Адкинс гостит на Рождество у отца, 1992 г.

Пенни хоть и растила дочку одна, но родственников у нее была куча мала, и каждые выходные она таскала малышку к своим родителям, где собирались ее сестры и братья со своими выводками. Эта шумная орава ужасно бесила Адель, пока она сама не стала громогласной. Но переорать всех она не могла, и когда терпение лопалось, доставала пластинки деда и врубала на всю громкость. А потом вдруг начала петь, вызывая громкие аплодисменты родственников.

Но вот учеба Адель никогда не давалась, и Пенни приходилось менять школу всякий раз, как дочь отчисляли за неуспеваемость. Зато с пением по­прежнему все было в порядке. Однажды на школьной постановке, надев на голову блестящую повязку, которую соорудила мама, Адель исполнила песню из репертуара Габриэль – и впервые в жизни услышала овации. Ее сильный красивый голос приводил в восторг всех друзей. Однако думать о карьере певицы Адель даже в голову не приходило. Ну какая из нее, на фиг, артистка, если при росте 175 см она весит больше 100 кг? Но, наверное, у судьбы были на девушку свои виды, и она направила Адель на нужную тропу.

Сама мисс Адкинс в судьбу, гороскопы и прочую хрень не верила. И в знаменитую BRIT School – Лондонскую школу исполнительского искусства и технологий – отправилась под нажимом друзей, родственников и матери. Пенни эта школа нравилась тем, что была бесплатной. А Адель утешало то, что там училась Эми Уайнхаус. Дело оставалось за малым – пройти прослушивание. Но тут девушке повезло. Как только она допела блюз из репертуара Этты Джеймс, директриса, обожавшая эту певицу, расплылась в улыбке – и двери BRIT School вмиг распахнулись перед пышкой Адкинс.

адель и не думала о карьере певицы. Ну какая из нее артистка, если при росте 175 см она весит больше 100 кг?

Начав учиться музыке у лучших педагогов Британии, Адель кайфовала. Но вот сами они сходились во мнении, что у этой громоподобной и невероятно бойкой на язык толстушки нет ни малейших данных для сцены, если, конечно, не считать голоса. Что же касается одноклассниц, то каждая из них считала себя «Мисс Вселенной» и полагала, что девица необъятных форм, да еще несуразно одетая, ей и в подметки не годится. Адель так и хотелось врезать кому нибудь из них по тощей заднице. Однако она делала вид, что не замечает насмешек, и, сидя в уголке, писала песни о неразделенной любви к однокласснику, понятия не имевшему о чувствах толстушки.

Когда любовные страдания рвались наружу (а такое случалось нередко), Адель уходила на задний двор и давала эмоциям волю. В такие минуты к ней подтягивался весь класс. «Мисски» зеленели от зависти, а те, кто был попроще, признавались – мол, будь у меня такой голос, я бы точно стала звездой! Но Адель даже не примеряла на себя это слово. Пределом ее мечтаний было стать кем­то вроде менеджера музыканта. «Вот и умница! Сама подумай, на что еще тебе рассчитывать?» – говорила дочери Пенни. Адель соглашалась с мамой. Ну да, а петь на задворках ей никто не запретит.

Адель в программе «This Morning’ TV», 2011 г.
Адель в программе «This Morning’ TV», 2011 г.

По правилам школы, к выпускным экзаменам каждый ученик должен был записать пару собственных песен. У Адель они имелись давно: одна – о несчастной любви, другая – о родном Тоттенхэме, которую она сочинила еще в шестнадцать лет. Обе композиции ужасно нравились ее школьному приятелю Райяну, и парень предложил разместить их на сайте MySpace. Адель отмахнулась – делай как знаешь! – и тут же забыла об этом. Если бы он, обалдев от неслыханного успеха подруги, не заорал – «черт, за неделю у тебя появились десятки тысяч фанатов!» – Адель так бы ничего и не узнала. Но прочтя отзывы на свою песню, сама обалдела. Народ называл ее восходящей звездой и утверждал, что в жанре поп­соул она круче всех остальных британских певцов.

Издеваются, гады! – решила Адель. Она не поверила в свою удачу, даже когда получила по электронке несколько предложений о встрече от музыкальных компаний – и в ответ на «тупой розыгрыш» тут же без всяких купюр послала всех подальше. Однако продюсеры привыкли к экстравагантным выходкам талантов, и однажды домой к Адель заявился сам Джейми Ти – глава Pacemaker Recordings.