А каким было ваше детство? Какой была маленькая Нина?

Маленькая Нина была очень тихая, не такая, как сейчас. Спокойная и не слишком общительная. Видимо, я знала, что меня ждет в жизни очень много общения, и копила энергию. Почти не дружила с одноклассниками, мне было не очень интересно. Если я и играла, то сама с собой, в учительницу. Надевала бабушкин халат и учила единственную куклу, которая у меня была, Мальвину. Меня в основном воспитывал старший брат, родители были постоянно на работе.

Нина Радзиевская

С мамой Маргаритой и братом Максимом, 1985 г.

Главное впечатление детства – это то, что в нашей семье все шло от любви: папа с мамой очень любят друг друга и всегда были за меня с братом горой. Поэтому я так сильно люблю людей. В детстве мне мама говорила, что я все могу, что я самая лучшая, самая красивая и что у меня все получится в жизни. От уверенности моих родителей в меня я такой и получилась.

Сейчас родители уже много лет живут в Германии, и я не могу спокойно приехать к ним в Раштатт: мне стыдно пройтись вместе с мамой по магазинам этого маленького городка! Потому что в каждом из них – мои фотографии и публикации обо мне, и я, как маленький ребенок, только мне уже сорок, условно говоря, должна становиться там на стульчик и петь песенку, когда она говорит продавцам, указывая на меня: «Вот моя доця, о которой я вам рассказывала!»

В то же время, если моя мама вдруг сейчас захочет меня позлить, достаточно, чтобы она показала кому-то мои детские фотографии. На этих снимках я толстый ребенок с бантиком на голове и в колготках, которые гармошкой топорщатся на ногах. И я точно знаю, почему была полной. Мой брат всегда плохо ел и всегда был худой.

Нина Радзиевская
С семьей и родителями мужа, Натальей и Олегом, 2019 г.

Соответственно, я ела за двоих: как только родители отворачивались, он в меня засовывал котлеты. Я вообще выросла в семье жареной картошки, без которой не мог жить папа, селедки и хлеба с маслом. И толстой я была до первого класса. Потом пошла на спортивные танцы и стала худенькой, уже держала себя в форме. И даже старинные рецепты моей бабушки, по которым я обожаю готовить, я всю жизнь меняю, чтобы сделать их более диетическими.

Как вы тогда представляли себе свою взрослую жизнь?

Я всегда мечтала быть самостоятельной, что у меня будет своя квартира. Это произошло в восемнадцать лет. И, как все девочки в этом возрасте, я мечтала быть моделью. Стала питаться правильно, потому что в воображении уже была звездой на подиуме. В рационе уже точно не было жареной картошки, зато была популярная тогда овсянка с сухофруктами, которую я сейчас не разрешаю своим клиентам.

Но самостоятельности, к которой я так стремилась, у меня оказалось мало. Я жила недалеко от родителей, и продукты мне всегда приносил папа. Когда родители уезжали жить в Германию, ровно перед тем как я стала преподавателем на кафедре, я, провожая их, плакала только по одной причине: кто же мне теперь будет покупать творог? Так я осталась в Киеве одна. Из родственников был только дядя.