Олеся Жураковская проекты выбирает тщательно, и ее появление на экране или сцене сразу привлекает внимание зрителей. Она женщина, которая может все. Сейчас за ней можно наблюдать в масштабной костюмированной драме «Крепостная» на СТБ. Олеся признается, что чувствует себя абсолютно счастливым человеком и уверена, что это перманентное состояние. Счастье либо есть, либо нет, что бы ни происходило в жизни.


Как и у всех, у меня может быть состояние опустошения от переработки, но в моем случае оно быстро восполняется. Я очень люблю семью, музыку, путешествия. Стоит только сесть в самолет, начинается процесс восстановления сил.

В Нью-­Йорк я стараюсь ездить каждый год. Очень люблю этот город. Он для меня необыкновенный. Там живут мои друзья и родной мне человек – бабушка Галя. Не по крови. Это бабушка моей ближайшей подруги, но она просит, чтобы я ее так называла. Она мое вдохновение, потрясающая женщина, прожившая очень нелегкую жизнь, у которой я учусь каждый день, как себя позиционировать, как относиться к людям.

Олеся Жураковская
В Нью-Йорке

Моих кровных бабушек не стало очень рано. Бабушка Галя стала для меня эталоном женственности, мудрости и жизнелюбия. Они с мужем эмигрировали в шестьдесят пять лет в Америку. Многим кажется, что это уже поздно. Нет, вполне реально! Вскоре после смерти дедушки, в восемьдесят лет, она познакомилась на танцах с Володей. Вы только представьте: на танцах! Шесть лет прожили в нежности, но в прошлом году Володи не стало. Мы переживали за бабушку Галю, но она справилась.

Олеся Жураковская
С бабушкой Галей

Я стараюсь путешествовать при каждой возможности. Я урбан, городской житель, так что мне нравятся мегаполисы. Нравится динамика городской жизни и возможности, которые город дает в плане культуры, образования, общения.

И родились вы в большом городе – Киеве…

Росла я в босяцком районе – на Борщаговке. Ходила в прекрасную семьдесят шестую школу, сейчас имени Гончара. До сих пор дружу со своей школой, с директором и завучем. Вижу, как они любят и уважают детей. Такая классная школа, даже вернуться захотелось!

Но мои детские воспоминания начинаются намного раньше. Говорят, нет ярче эмоций, нежели боль и страх. Это абсолютная правда. Мои детские воспоминания начинаются с боли: в полтора года мне вырезали аппендикс, к тому же с разрывом.

Все так подробно помню, как по часам. Вечером у меня очень болел живот, мама, пытаясь утешить, читала «Сказку о рыбаке и рыбке» Пушкина. Когда стало невыносимо больно, сосед посадил нас в свою машину и меня повезли в больницу. Слава богу, успели спасти: гнойный перитонит.

Проснулась я одна в палате, привязанная к кровати. Родителей не пускают, есть нельзя, только негазированную водичку и леденцы давали. Врачи сказали, после выписки можно только печеные яблоки. Когда приехали домой, я стала на коленки около плиты, открыла духовку и слопала всю кастрюльку печеных яблок – до такой степени оголодала.

Семья в зоопарке, Киев, 1976 г.

Потом родители повезли меня к сестре: пока я была в больнице, ее оставили у бабушки. Так хорошо помню: захожу в дом рано утром с корзинкой, в которую мама положила фрукты, шестилетняя Оксанка просыпается, видит меня и начинает плакать…

Несмотря на эту ситуацию, чудесное у меня было детство. Дружила только с мальчиками. Они всегда придумывали новые игры – бегали по лесам, шалаши строили, все траншеи, которые под трубы копались, приспособили для войнушек. Очень классное, правильное, активное детство.