Главному английскому сердцееду 90-х Хью Гранту  исполнился 61 год.

«Караван историй» рассказывает, как король романтических комедий, невротик эгоист и знаный ловелас, который так боялся заводить детей и создавать семью, в итоге стал многодетным отцом и счастливым мужем.


Анна уложила в кровать пятилетнего сына, двухлетнюю дочь, поцеловала двухмесячное чадо и поспешила к отцу своих крошек. Грант­-старший сидел у монитора и взволнованно просматривал трейлер сериала «Очень английский скандал», где сыграл главную роль.

Казалось бы, что такого – за тридцать лет актерской карьеры у него было столько трейлеров! Но уж таков Хью – всегда найдет повод для беспокойства. Можно представить, что начнется в день мировой премьеры этого сериала. А уж тем более 25 мая, когда вечный холостяк Хью Грант в свои 57 впервые в жизни вступит в брак.

Хью Грант и Бен Уишоу на промо-фото к сериалу «Чисто английский скандал», 2018 г.

Анна Эберштайн обрадовалась, когда ее жениху (хотя какой он жених, если за шесть лет они нажили троих детей?) предложили главную роль в новом сериале. Чутье подсказывало: шоу будет иметь успех.

Сюжет основан на реальном скандале в политической элите Британии 1970-­х: лидер либералов обвиняется в гомосексуальной связи и попытке убийства любовника. Разумеется, Хью блестяще справится с ролью.

Хью Грант и Бен Уишоу на промо-фото к сериалу «Чисто английский скандал», 2018 г.

В самом начале карьеры он уже играл гея в мелодраме «Морис». И хотя был еще неопытным актером, вжился в образ так, что получил премию Венецианского кинофестиваля.

Анна украдкой взглянула на Хью и задумалась: а вот справится ли он с ролью мужа, от которой всю жизнь бегал как от чумы? Да, она в свои 39 тоже собирается замуж впервые, но точно знает, что будет хорошей женой. Не зря же этот ловелас выбрал именно ее. Хотя реально на месте Анны могли оказаться три других пассии Гранта…

Хью Грант с супругой Анной, 2018 г.

— Черт подери, ну где твоя страсть? — орал Гонсало Суарес на исполнителя роли лорда Байрона в фильме «Грести по ветру» Хью Гранта. — В твоих объятиях — королева!

«Королевой» режиссер называл молодую актрису Элизабет Херли, игравшую девушку, влюбленную в лорда. Лиззи впрямь была породиста и невероятно красива. Она восхитила Хью Гранта с первого взгляда. И хотя к своим 28 годам он привык разбивать девичьи сердца, сразить раскованную, уверенную в себе Элизабет не надеялся. Но красавица впечатлилась — голубоглазый «херувим» был не по­-актерски застенчив и при этом умел пошутить над собой.

Однажды Лиз ему так и сказала. Услышав комплименты, Хью покраснел и признался, что после Оксфорда собирался стать искусствоведом или писателем, а не актером. А на площадку попал благодаря другу и сокурснику Майклу Хоффману, который снял его в фильме «Привилегированный».

— Ну а потом меня вдруг стали приглашать в телесериалы, другие фильмы…

— Вдруг? — рассмеялась Лиз. — Не скромничай, ты же красавчик!

Кадр из фильма «Привилегированные», 1982 г.

В ответ Хью снова залился краской и рассказал, что с детства страдал из­за своей сладкой внешности. Но в тринадцать лет, на футбольном матче, разбил лицо так, что пришлось накладывать швы.

С «боевыми ранами» Хью ощутил себя брутальным мужчиной. И когда кожа зажила, взял отцовскую бритву и полоснул себя по щеке. В итоге лицо воспалилось и превратилось в мяч. Лиз посмеялась и рассказала, что подростком тоже была хороша: чтобы не заниматься балетом, проколола себе дюжину дырок в ушах и одну в носу.

С тех пор они часто болтали обо всем на свете. И к середине съемок уже Лиз составила полный портрет партнера: Хью — не просто красив. Он из хорошей семьи (отец — военный, мать — учительница латыни, французского и музыки), прекрасно воспитан и ведет себя как истинный джентльмен — в отличие от других мужчин не тянет ее в постель.

Вот если бы он еще не был мнительным и неуверенным в себе! А то играет перед камерой — и вдруг меняется в лице и, бросив режиссеру «Видите, я все порчу!», убегает с площадки. А режиссер посылает Элизабет вдогонку за партнером — мол, без Гранта не возвращайся.

Родители Хью, 2001 г.

Но что такое робость и неуверенность — пустяки! — самонадеянно думала Лиз Херли, перевозя свои вещи в квартиру Хью. Но тут девушку ждал сюрприз. Уже за пару недель Лиз убедилась, что ее друг– не просто скромняга, а типичный неврастеник. Он мог обцеловывать ее с головы до пят, шептать нежности, а потом вдруг превратиться в мрачнейшего типа, который занимается самоедством.

К счастью, легкости и оптимизма Лиз хватало на десятерых. А если учесть ее железный характер и мужской склад ума, то станет понятно, почему мисс Херли стала для Хью Гранта любовницей, другом, мамой и даже продюсером. «Хью очень талантлив, но ему не хватало твердой руки. Ему нужна была я», — скажет позднее журналистам Элизабет со смешком, хотя в реальности именно так и было.

Неизвестно, смог бы достичь высот вечно сомневающийся в себе, неуравновешенный, да еще и далекий от образа мачо актер, не будь с ним рядом Элизабет. Это она разглядела в Гранте нечто невероятно ценное и помогла увидеть эту ценность женщинам всего мира.

Она деликатно подсказывала Хью не только что надеть и как причесаться на важную встречу, но и в каких фильмах сниматься и какие роли играть. И когда Хью в очередной раз заметил, что мечтает сыграть крутого героя, Лиз со спокойствием хирурга, сообщающего смертельный диагноз, произнесла: «Ангелы не играют суперменов». Хью вмиг уловил намек на свою слащавую внешность и больше не заикался о заведомо провальных ролях. Надо делать то, что хорошо удается — играть аристократов…

— Романтическая комедия? Здорово! — обрадовалась Лиз, узнав, что Хью приглашают на пробы фильма «Четыре свадьбы и одни похороны». — Тебе полезно сменить амплуа. От нынешнего — ни денег, ни славы.

Но Грант был не в духе и в ответ мрачно процедил:

— Чему ты радуешься? Я уже говорил: актерство — не мужская работа. Так что если сейчас не пройду пробы, брошу это кино к чертям.

Хью Грант «Четыре свадьбы и одни похороны»
Хью и Энди МакДауэлл в фильме «Четыре свадьбы и одни похороны», 1994 г.

Лиз привыкла к перепадам настроения друга, поэтому чмокнула его и умчалась на съемки триллера играть второстепенный персонаж. А вот Грант не только выдержал пробы на главную роль, но и с блеском сыграл застенчивого симпатягу — «себя в период ремиссий», как метко выразилась Лиз. Комедия получила оглушительный успех, а«немужская» работа сделала Хью звездой Голливуда, принеся «Золотой глобус» и премию BAFTA.

Элизабет ликовала: Хью, в которого она вложила столько сил, времени и души, облик которого лепила, словно скульптор, вдобавок к кинонаградам получил титул секс­символа и законодателя мод! Что ж, у такого мужчины и женщина должна быть под стать.

Хью и опомниться не успел, как Лиз превратилась в сногсшибательную секс­диву. Смелые декольте, разрезы едва не до талии, облегающие, словно вторая кожа, ткани — наряды Лиз Херли обсуждал весь Голливуд. Но платье от Versace, в котором она явилась на премьеру фильма «Четыре свадьбы…», произвело невиданный фурор.

С Элизабет Херли, 1994 г. На Лиз – то самое скандальное платье Versace

Это было даже не платье, а куски черной ткани, соединенные по бокам крупными золотыми булавками. Они подчеркивали роскошные формы девушки и притягивали взгляды всех гостей кинофестиваля. Хью, держа подругу за локоть, ужасно конфузился. Лиз же чувствовала себя триумфатором — усилия по превращению нервозного, асексуального, робкого Хью в мировую знаменитость не пропали!

Снимки «Девушки Хью Гранта» в обнимку с голливудской звездой попали в сотни изданий мира — и бренд Estée Lauder заключил с Элизабет Херли контракт. Пройдет тринадцать лет, и тот наряд выставят в лондонском универмаге Harrods больше чем за двадцать тысяч долларов. Но прежде Элизабет придется пережить немало горьких минут…

Тот день 1995 года запомнился ей навсегда. Принимая душ, Лиз услышала настырный звонок.

— Мисс Херли, это лос-­анджелесская газета… (дальше прозвучало название неизвестного издания). Как вы прокомментируете тот факт, что ваш бойфренд Хью Грант находится сейчас в полиции?

Обычно Лиз игнорировала желтую прессу, но тут сердце екнуло. Она набрала номер Хью, однако телефон молчал. А к вечеру Элизабет Херли уже находилась в эпицентре грандиозного скандала, виновником которого был ее застенчивый любящий Хью.

На бульваре Сансет в Лос­-Анджелесе полицейские застукали голливудского «романтика» в его авто во время секса с чернокожей проституткой по кличке Божественная Браун. За оскорбление общества Хью Гранта запросто могли упечь за решетку, а комедии «Девять месяцев», которую он продвигал в Городе ангелов, грозил полный провал. Однако актеру крупно повезло: штраф и два года условно — не наказание.

Полицейские снимки Хью Гранта и его «соучастницы»

Но вот вселенского позора Гранту избежать не удалось. Его снимки тет-­а-­тет с «Божественной» разлетелись по всему миру. «Как можно было променять Элизабет Херли на продажную женщину?» — негодовала пресса. Имя незадачливого сластолюбца трепали и на ТВ. Но Грант так искренне и покаянно признавал свою вину, что даже вызывал сочувствие.

Элизабет же молчала два месяца и только потом призналась, что хоть и ощутила «выстрел в сердце», простила изменщика. Ее великодушие не помогло — Хью Гранта два года не приглашали сниматься. Для нервного, мнительного актера, который сам себя называл неврастеником, этого было более чем достаточно. Он метался по дому, словно загнанный в ловушку зверь, и твердил:

— Это конец, Голливуд не прощает дурацких оплошностей.

«Ах вот как — оплошностей?» — хотелось заорать Лиз. Но вместо этого она сочиняла смешные истории со съемок. Ей так хотелось спасти Хью от отчаяния! Напрасно. Он только мрачнел и раздражался еще больше.

В такие минуты девушка и себя ощущала в ловушке. Это же надо было так вляпаться — в 21 год связать жизнь с законченным эгоистом и неврастеником, прожить с ним восемь лет и прийти к такому финалу. Знал бы кто, как часто экранный симпатяга и весельчак в реальной жизни превращается в пессимиста, самоеда и мизантропа.

Бывало, перед уходом на съемки они занимаются сексом (Хью — великолепный любовник), вечером Лиз возвращается домой, а Хью и ухом не ведет. Потом она идет спать, а он смотрит новости об убийствах и катастрофах, будто хочет найти подтверждение порочности человечества.

Грант говорил, что она — любовь всей его жизни, а сам ни разу не намекнул на брак. Лиз делала вид, что ее это не волнует. А если журналисты донимали вопросами, хочет ли она детей от Хью Гранта, отшучивалась: «Не смешите, какой из него семьянин? Он сам как ребенок!»

На самом же деле Элизабет надеялась, что в ее спутнике проснется отцовский инстинкт. А когда осознала, что зря теряет время, пришла в ярость. Все, больше она не станет терпеть, пускай Грант катится ко всем чертям! Но прежде чем это произошло, прошло еще пять лет. Они купили дом и на паях открыли продюсерскую компанию. Но когда их первый фильм провалился, Лиз продолжила сниматься в журналах, фильмах и продюсировать. А Грант уполз зализывать раны подальше от кино.

Громкий успех вернулся к нему лишь через три года. И принесла его картина «Ноттинг Хилл», в которой Хью сыграл в паре с Джулией Робертс. Но поклонники даже не подозревали, как тяжело даются актеру его «легкие» роли. Лиз своими глазами видела выходки Хью в их совместном фильме «Грести по ветру».

Та же история повторилась на съемках комедии «Ноттинг Хилл». Только теперь уже не Лиз, а Джулии приходилось бегать за Грантом и уговаривать вернуться на площадку. Зато когда все шло хорошо, Хью мог запросто брякнуть актрисе, что ее большой рот мешает целоваться.

С Джулией Робертс в картине «Ноттинг Хилл», 1999 г.

Доставалось и Элизабет. Когда она захотела сыграть девушку Гранта в одной из картин, которые сама продюсировала, Хью заявил: не надо путать жизнь с кино! Лиз это стерпела. Но прочитав комментарий Гранта в прессе, устроила скандал. А кто бы вынес такое от своего бойфренда: «Люблю, когда моя девушка находит мне другую девушку на роль экранной любовницы»?

В мае 2000-­го они расстались, хотя вычеркнуть из жизни тринадцать лет не могли. Все же они были очень близки: помогали друг другу, воплощали в жизнь общие планы, страстно мирились после ссор. А вскоре Хью начал беззастенчиво пользоваться былыми заслугами. Он мог позвонить бывшей или даже приехать к ней среди ночи поплакаться в жилетку. Лиз не возражала. Хью страдал, а с ней он поступил порядочно — оставил прекрасный дом в Челси.

Хью Грант и Єлизабет Херли

Но Грант не исчез из жизни Элизабет, даже когда она стала встречаться с американским продюсером Стивом Бингом. Миллионер в дружбу мужчины и женщины не верил и регулярные визиты Гранта в свой дом воспринимал, как бык красную тряпку. И когда Лиз забеременела, решил: ребенок — от ее бывшего.

— Меня принимают за проститутку? — вытирала горькие слезы Элизабет.

— Да плюнь ты на этого придурка! — свирепел Хью. — Ну хочешь, я разукрашу ему физиономию?

Лиз не хотела. Пусть лучше Хью и дальше ее успокаивает, заставляет отдыхать, принимать витамины. «А из тебя получится неплохой папаша!» — сказала она другу однажды. Но Хью отмахнулся — не мели ерунду! Однако когда в 2002‑м Лиз родила сына Дамиана и предложила Хью стать крестным отцом, согласился. Почему бы не подержать на руках крестника, раз уж своих детей не предвидится?

Бинг же счел это фарсом: Грант — родной отец, это же дураку ясно! Какой крестный мчится в роддом, не успел ребенок появиться на свет, и усыпает цветами палату? Даже медперсонал называл шустрого актеришку папочкой, а тот только что­то мямлил про друга.

С крестником (справа), сыном Элизабет Херли Дамианом, 2013 г.

Американец до того взбесился, что отказался платить алименты. В ответ Лиз подала иск в суд, предъявив результат экспертизы, подтверждавшей отцовство Бинга. И Хью опять ее успокаивал: «Ну и черт с ним. О мальчике будет заботиться крестный». Как ни странно, Лиз поверила человеку, всю жизнь утверждавшему, что дети — это хаос, и не ошиблась. Хью так усердно исполнял свои обязанности, что их отношения окрепли еще больше, а пассии Гранта умирали от ревности.

Хотя до пассий дело дошло не сразу. Потеряв маяк в лице Лиз, Хью совершенно растерялся и поник. Порой он бродил по своему роскошному дому и, глядя в зеркало, думал: жирный стареющий обормот! Заливать тоску помогал алкоголь. Хью стал прибегать к нему еще чаще после того, как от рака умерла его мать. Воскресные ужины он теперь проводил с отцом и так же, как Грант­старший, казался себе немолодым и никому не нужным.

Однажды они пьянствовали два дня подряд, и тут Хью увидел телесюжет об аукционе «Сотбис». Среди лотов был портрет Элизабет Тейлор работы Энди Уорхолла. Едва взглянув на тезку Лиз, Хью вскочил и, позвонив своей ассистентке, велел: «Купи мне эту картину за любые деньги!» Картина Уорхолла потянула на два миллиона фунтов. Но через шесть лет Хью Грант продал ее за тринадцать.

— Видишь, пьянство сделало меня богачом! А ты говорила — не пей, — хохотал он, звоня Лиз Херли. — Это в Голливуде за двойную порцию виски тебя сочтут алкоголиком. Но там я стараюсь бывать пореже.

Хью лукавил. На самом деле он без конца снимался с голливудскими звездами: в мелодраме «Любовь с уведомлением» — с Сандрой Баллок, в комедии «Дневник Бриджит Джонс» — с Рене Зеллвегер, а также с Джеммой Джонс и Колином Фертом. И все же после разрыва с Элизабет его боязнь камер переросла в фобию.

На премьере «Дневника Бриджит Джонс» в Нью-Йорке

Теперь каждый фильм вызывал приступы. Они повторялись тем чаще, чем больше Грант снимался. А вместе с этим возросла потребность в Лиз. Хью сообщал ей новости, просил совета и разбирал себя до молекул. А еще жаловался на своих новых подружек: «Современные девушки говорят тебе «давай оттянемся», а потом ждут романтики». Актер не ведал, что скоро судьба пошлет ему аристократку.

С тридцатилетней Джемаймой Голдсмит­-Хан Хью Грант познакомился на светской вечеринке. Джей была наследницей миллиардера Джеймса Голдсмита, подругой принцессы Дианы и незаурядной женщиной.

— Она красива, умна, несмотря на свои миллионы работает журналисткой. — Хью расписывал достоинства новой подружки перед Лиз так, словно просил ее благословения. А потом с умилением добавил: — А внешне она похожа на тебя.

— А на кого похожи ее сынишки? — послышалось в ответ.

О, Лиз знала болевые точки Хью! Да, от брака с пакистанским политиком Имраном Ханом Джемайма родила двоих мальчиков. Они были такими непоседами, что порой Гранту сносило крышу. И все же Хью подружился с ними. В остальном все тоже складывалось замечательно.

Благодаря новой подруге Грант получил доступ в элитные гольф­клубы и закрытые аристократические салоны. Как­то они даже провели вечер в обществе Елизаветы II и принца Чарльза. Хью восхищался Джемаймой, вручал ей дорогие подарки, возил в Венецию. Джей тоже была нежной, понимающей и не возражала против встреч Гранта с Элизабет Херли. И это тоже добавляло баллов новой возлюбленной.

С Джемаймой Хан, 2007 г.

Но когда встречаешься три года, чувства остывают. Случалось, Хью забывал позвонить Джей и поинтересоваться, как дела. А если ей хотелось романтики, у Хью не было настроения. Депрессии накатывали по­прежнему, и он часто сидел в своем особняке с неизменным стаканом виски и пялился в телик. А если хандра отступала, мчался на поле для гольфа или к Лиз поиграть с крестником.

Джемайма терпела. Но когда Элизабет радостно сообщила, что выходит замуж за индийского текстильного магната Аруна Наяра и Хью с горя залпом опорожнил стакан виски, Джей устроила сцену. С тех пор стоило Хью набрать номер Лиз и спросить, выздоровел ли Дамиан или в чем пойти на премьеру, как агатовые глаза Джей начинали метать громы и молнии.

В тот вечер их пригласили на прием в итальянское посольство. Джемайма была неотразима: вечернее платье цвета жемчуга, уложенные короной волосы. Хью в смокинге, бабочке и сверкающих оксфордах тоже словно сошел с обложки. «Вы самая красивая пара!» — вполголоса заметил Хью знакомый продюсер. Словом, все шло как надо. Хью расслабился, осмотрел зал — и вдруг увидел богиню. Джемайма тоже ее увидела и невольно прижалась к Хью.

— Ты ослепительна! — восторженно произнес актер, когда Элизабет Херли подплыла к ним, и нежно поцеловал подругу.

— Ты тоже красив, как и прежде, — томно ответила Лиз и приникла к нему.

Хью Грант и Сальма Хайек на церемонии MTV Movie Awards 1999

Джемайму эта сцена покоробила. Она судорожно вздохнула и устремилась к выходу. А Хью, виновато взглянул на Лиз, поспешил вслед. Он догнал Джей уже на выходе и попытался сказать как можно спокойнее:

— Пойми, Лиз — мой самый лучший друг. Мы прожили вместе много лет и всегда поддерживали друг друга. И сейчас, если мне плохо, я звоню ей первой.

— Ради бога, ты можешь хоть сегодня вернуться к ней, — ответила Джей. — Только не надо демонстрировать вашу интимную близость всему свету и особенно мне.

— О чем ты, какой интим? Просто у нас с Лиз особые отношения.

— Вот и развивай их дальше. А оскорблять себя я не позволю!

Она нырнула в подошедший лимузин, а Хью так и остается на обочине. На улице поднялся ветер, а он все стоял и размышлял. Да, при виде бывшей подруги он и впрямь потерял здравый смысл. Просто они с Лиз давно не виделись. Не станешь же напрашиваться в гости в медовый месяц? А Джей ни в чем не виновата. Она и так терпела их отношения целых три года и заслужила право перейти из ранга подружки в ранг жены.

1996 год

Спустя пару недель Хью проговорил это со своим психоаналитиком и даже сделал намек Джемайме. Она еще немного подулась для виду, но потом пригласила на свое 33-­летие. Торжество проходило в Annabel’s. В этом клубе, основанном первым мужем матери Джей, собиралась одна элита. А девушка надеялась в свой день рождения услышать долгожданное предложение и хотела, чтобы обстановка соответствовала торжественности момента.

Что пошло не так, сложно сказать. Может, зря Хью выпил для храбрости перед разговором? Ну а как не выпить, если готовишься сделать необратимый шаг? С другой стороны, он хотя и не жил с Джемаймой и ее сыновьями, но их общение чем­то напоминало семью. Хью отошел вглубь зала, чтобы сосредоточиться и вдруг услышал голос Джей.

— У меня дурное предчувствие, — тихо говорила она кому­то. — Думаю ни сегодня, ни завтра Хью так ничего и не скажет. Брак ему кажется тюрьмой…

Подслушивать разговор не хотелось, и Грант вышел из своего укрытия.

— Да, ты хорошо меня изучила, — сказал он Джей. — И все же сейчас я готов рискнуть и связать себя брачными узами. Что скажешь?

Джемайма так долго ждала предложения руки и сердца, что сейчас опешила. «Связать» — какое грубое, неуместное слово! Неужели она не заслужила более романтического объяснения? Эта обидная мысль открыла невидимые шлюзы — и оттуда хлынули воспоминания: неоправданные разлуки; дни, когда Хью превращался в мрачное чудовище; постоянное присутствие в их жизни Херли… А вслед за этим возник вопрос: нужен ей брак без любви? Нет!

— Нет! — произнесла она вслух…

Прошло два года. Джемайма растила детей, писала статьи, путешествовала, веселилась с друзьями. И временами сомневалась, не совершила ли ошибки, порвав с Хью? Ответ пришел в виде газетной заметки о холостяцкой вечеринке Хью Гранта. На фото пьяный, потрепанный жизнью актер развлекался с молоденькими девицами. «Я все сделала правильно!» — похвалила себя Джемайма и выбросила газету в уличную урну…

С Лиз Херли на премьре «Микки-голубые глазки»

После разрыва с Джей Хью Грант занялся таким самокопанием, что без Лиз было никак не обойтись. Но ее муж­миллиардер бесил Гранта, и антипатия была взаимной. Хорошо хоть Арун не возражал против встреч Хью с крестником. Они с Дамианом строили замки, играли в шахматы и футбол, слушали музыку.

— А знаешь, дети — не такие уж монстры. С ними перестаешь зацикливаться на себе, — сообщил Хью Лиз. — А деньги, слава, награды для меня — дело десятое. Вот продолжаю работу над книгой, пытаюсь закончить сценарий…

Разговоры о писательстве уже набили Лиз оскомину, и она прервала Хью:

— И что — мешают нашествия инопланетян?

— Нет, ты совершенно невыносима! — вспылил актер…

Но вскоре Элизабет пожалела о своей резкости. На съемках комедии «С глаз — долой, из чарта — вон!» у Гранта начались острые приступы паники: колотилось сердце, стучали зубы, холодели руки, пот лился рекой. Антидепрессанты не помогали. И его партнерша Дрю Бэрримор придумала выход — подливать Хью в кружку с чаем коньяк.

Хью Грант фильмы
Хью Грант и Дрю Бэрримор в музыкальной комедии «С глаз – долой, из чарта – вон!», 2007 г.

Грант успокаивался на полчаса, а потом кошмар повторялся. На этот раз Хью всерьез испугался и отправился к новому психоаналитику:

— Я борюсь с этим непонятным недугом уже восемь лет, обошел ведущих психотерапевтов, испробовал новейшие методы, принял чертову кучу таблеток. И все равно чувствую себя развалиной. Что делать?

— Меньше сниматься и больше бегать, — ответил тот.

Грант так и сделал. Но однажды на пробежке он увидел «дуло» камеры. В глазах вмиг потемнело, он пнул папарацци ногой, вырвал у него камеру и стал колотить ею. Тот еле ноги унес. А отдышавшись, подумал, что может огрести кучу денег и поспешил в полицейский участок писать заявление. Вечером Хью Гранта уже допрашивали. И хотя прокуратура решила не возбуждать дело, Грант взял тайм­аут.

Он не снимался больше года. А потом согласился сыграть в романтической комедии «Супруги Морган в бегах». История пары, готовящейся к разводу, напоминала Хью его историю с Лиз, да и камеры по­прежнему вызывали ужас. Если бы не Сара Джессика Паркер… Невероятно, но эта женщина, которая растила троих детей, вела два вида бизнеса и только что закончила съемки в фильме «Секс в большом городе», в первый день тряслась на площадке не меньше Хью. Конечно, ему полегчало…

Лето 2010-­го было в разгаре. Люди веселились, устраивали пикники, отдыхали. И только Хью скорбел: в сентябре ему стукнет пятьдесят. Юбилей приближался неотвратимо, словно возмездие за грехи. А утешиться было нечем — ни семьи, ни детей, только роли романтиков в дурацких комедиях. Эх, ему бы пару детишек! Но все, поезд ушел. А вот Лиз не упустила время — родила сына и сейчас наслаждается жизнью вместе со своим несметно богатым индусом…

Но Грант ошибался. Устав от роли образцовой жены и хозяйки поместья, Элизабет Херли решила создать линию пляжной одежды. Арун, воспитанный в восточных традициях, идею не одобрил. А когда Лиз сообщила, что собирается демонстрировать купальник сама, рассвирепел. Он и так с трудом терпел строптивость жены, ее настырного друга, вульгарные наряды. Но купальники — это уже за гранью. В ответ миссис Наяр плюнула на миллиарды мужа и подала на развод…

— У меня будет ребенок, — отключив телефон, пробормотал Хью Грант и рухнул в кресло.

Лиз рассердилась: зачем надо заканчивать вечер таким глупым розыгрышем? Но Грант не шутил. Оказалось, в январе он зашел в бар недалеко от Уимблдона, а там молодая китаянка пела в караоке. Она была такой хорошенькой, и Хью пошел знакомиться.

Девушка назвала себя Тинглан Хонг и сказала, что она актриса и бывшая модель. Этой информации Гранту хватило, чтобы закрутить интрижку. Нет­нет, он ничего не обещал китаянке, но ухаживал красиво: вечеринки, рестораны и все такое. Через пару месяцев они мирно расстались. И вот сейчас она звонит и говорит, что беременна…

— Это какой­-то сюр! — хватался за голову Грант. — Да таких эпизодов у меня не счесть. Но эта девушка, которую я с трудом вспомнил, звонит и утверждает… О черт, а вдруг ребенок от меня?..

Хью был в таком состоянии, что, казалось, еще немного — и у него начнется паническая атака. Но Лиз знала, как его остудить:

— А ты не будь дураком и потребуй тест ДНК.

Хью грант
Хью Грант в Каннах, 1995 год

Язвительность в голосе подруги вмиг отрезвила Хью. Он вспомнил, с каким унижением Лиз сама доказывала, что отец Дамиана — Стив Бинг.

— Прости, я не в себе. Не каждый детофоб в 51 год узнает, что станет папой…

Информация о том, что осенью Хью станет отцом, просочилась в прессу, и журналисты кинулись добывать досье на таинственную Тинглан Хонг. Оказалось, девушке 32, она из Китая и, имея состоятельных родителей, в Лондоне живет безбедно. Не хватало только комментариев Хью Гранта. И он сознался: «Наша связь с этой девушкой была мимолетной».

Но после выволочки Лиз быстро начал заботиться о будущей маме. Да так, что мало не покажется. Купил для нее дом за 1,2 миллиона фунтов стерлингов недалеко от своего особняка и оплатил роды в той самой клинике, где рожала жена принца Уильяма.

26 сентября 2011 года Тин родила дочь. Грант тогда снимался в Германии, но к выписке из роддома успел. Взяв на руки крошечное создание, в жилах которой текла его кровь, Хью испытал эйфорию. «Назовем ее Джессика», — сказал он Тин и вернулся на съемки. А молодая мама дала дочке второе имя — Табита Джао Ши, что переводится с китайского как «счастливый случай».

Разумеется, крестной мамой девочки стала Элизабет Херли. Она к тому времени получила предложение руки и сердца от знаменитого австралийского крикетиста Шейна Уорна и снова сияла от счастья.

— Выходит, ты скоро опять выйдешь замуж? Что ж, прими поздравления! — с наигранным энтузиазмом сказал давней подруге Хью.

— И я тебя поздравляю, Хью! — пропела в ответ Лиз. — Говорят, несмотря на рождение дочери, ты времени зря не теряешь.

Херли имела в виду роман Гранта с телепродюсером Анной Эберштайн. Они познакомились в Королевском теннисном клубе. Высокая, с идеальной осанкой и темными волосами девушка сразу понравилась Гранту. Оказалось, она из Швеции, мать — член парламента, отец — судья высокого ранга; училась тоже в Оксфорде; любит литературу и, конечно, кино. Готова хоть сейчас предложить идею фильма. Но Хью заинтересовала не идея, а сама девушка, и они стали встречаться.

Хью и Анна на British Academy Film Awards 2017

Молодая шведка не признавала табу, не имела комплексов и через месяц после знакомства заявила Хью, что считает брак анахронизмом: «Но я хочу детей. И ты годишься на роль отца». Хью не верил своим ушам. Но в сентябре 2012­-го Анна родила ему Джона и сразу напомнила папаше, что это его ни к чему не обязывает. Она сама будет заботиться о сыне, а афишировать отношения с Хью не собирается.

Спасибо хоть приняла в подарок особняк за пару миллионов фунтов. Домик располагался в Ноттинг-­Хилл, неподалеку от дома Хью и Тинглан Хон. Но Анна не стала спрашивать, почему так — шведы не любят задавать вопросов, если в них нет острой необходимости. И если Хью навещал сына, она встречала его по­-семейному: булочки с корицей, горы сдобы и неизменный кофе.

А когда через три месяца после рождения Джона у Хью родился второй сын от Тинглан, Анна поздравила «трижды папу», а новорожденному отправила подарки. «Не люблю вторгаться в чужое личное пространство», — объяснила она Гранту.

— И этот человек уверял, что не создан для брака и что ребенка может выдержать четыре минуты? — поддела Лиз Гранта. — Да ты, друг, многоженец!

В ответ Хью смущенно хихикнул. А что он мог возразить, если содержал две семьи и навещал их по очереди? Со стороны ситуация казалась настолько щекотливой, даже взрывоопасной, что репортеры гадали: кто же из двух женщин Хью Гранта поднимет бунт первой? Но Анна и Тин, встречаясь на прогулках, мило улыбались друг другу, детишкам и обменивались секретами по уходу за ними.

На церемонии «Золотой глобус» 2017

Такая странная жизнь шла Хью Гранту на пользу. Он ощутил в себе столько силы, что без раздумий взялся за работу в фантастическом фильме «Облачный атлас», где сыграл сразу шесть главных ролей. И это еще не все. На съемках романтической комедии «Исправленный вариант» у него не случилось панических атак!

«Дети — это великая радость. И зачем я от них отказывался?» — признался Хью Анне. Подруга восприняла эти слова как намек — и в декабре 2015­го родила Гранту дочь. Хью уравнял счет: двое детей от Тин и двое — от Анны. А с четырьмя ангелочками и сам становишься чище и лучше. Во всяком случае, после премьеры фильма о медвежонке Паддингтоне, где Грант сыграл самовлюбленного злодея, актер признался со смехом: «У меня самого полно нарциссизма, страхов и даже ненависти к другим»…

…Из детской вдруг послышался надрывный крик. «Пучит живот», — объяснила Анна испуганному Хью и поднялась, чтобы идти к ребенку. Но Грант сам помчался в детскую. Заглянув через минуту, Анна увидела умилительную картину: 57­семилетний папаша нежно поглаживал животик малютки и что­то тихо напевал…

«Дети — это великая радость. И зачем я от них отказывался?» — признался Хью Анне. Подруга восприняла эти слова как намек — и в декабре 2015­го родила Гранту дочь. Хью уравнял счет: двое детей от Тин и двое — от Анны. А с четырьмя ангелочками и сам становишься чище и лучше. Во всяком случае, после премьеры фильма о медвежонке Паддингтоне, где Грант сыграл самовлюбленного злодея, актер признался со смехом: «У меня самого полно нарциссизма, страхов и даже ненависти к другим»…

…Из детской вдруг послышался надрывный крик. «Пучит живот», — объяснила Анна испуганному Хью и поднялась, чтобы идти к ребенку. Но Грант сам помчался в детскую. Заглянув через минуту, Анна увидела умилительную картину: 57­семилетний папаша нежно поглаживал животик малютки и что­то тихо напевал…

Вернувшись на диван, она вдруг вспомнила слова Элизабет Херли. «Дети превратили Хью из очень несчастного человека в умеренно несчастного», — заявила Лиз журналистам. Но Элизабет неправа. Хью говорит, что заимев пятерых детей, стал счастливым. Анна и сама это видит.

Но вот о том, что Хью сделает ей предложение, даже не думала — он не раз говорил, что брак приносит в отношения чувство собственности и убивает романтику. Тем не менее, он сам предложил пожениться. Анна ужасно обрадовалась. В глубине души ей хотелось быть не только матерью детей Гранта, но и его законной женой…

25 мая, в старой лондонской мэрии, в присутствии родственников и детей, они заключили брак. На Анне была белая юбка и голубая блузка, на Хью — синий костюм. Что потом обсуждалось в интернете, так это массивное серебряное кольцо жениха с тремя красными камнями. «Светофор с тремя сигналами «стоп»» — окрестили кольцо фанаты. А правда, что оно означает? — думала Анна. Если «стоп» панике, новым пассиям и детям вне брака — здорово… Ох, видно, прав был Хью — брак порождает чувство собственности. Но какое же это сладостное чувство!

Фото — Getty images


Впервые опубликовано в журнале «Караван историй» (сентябрь 2018)

Смотрите также:

Элизабет Херли 25 лет спустя вновь примерила скандальное платье Versace с булавками

Киану Ривз и проклятие «Матрицы»

Крепость одиночества Люка Перри

Джиллиан Андерсон: «Роль агента Скалли украла у меня жизнь»