Может ли случиться, что со временем вы снова будете вместе?

Это длится не первый год. Славе давалось много попыток измениться. Не скажу, что он не заботливый папа. Он думал о детях, мог с ними посидеть в кафе, сходить в кино. Но не было чувства ответственности, которое должно быть у взрослого мужчины и отца.

Он всегда кичился, когда что-­то делал с детьми – готовил к утреннику или учил с ними стих. Возникало чувство, что каждый обычный родительский поступок – это подвиг, за который его нужно хвалить. Но это же естественно: отцы приводят детей на занятия, учат уроки, развивают, занимаются, и это не подвиг.

Сначала мне казалось, что присутствие на родах для него тоже было важным. Сейчас я все больше убеждаюсь, что ему просто хотелось, чтобы его похвалили и он поймал кайф восхищения. Это не героизм, а жизнь. Я же не рассказываю на каждом углу, через что мне приходилось проходить.

В ожидании сына, 2009 г.

Очень долго мы не выносили напоказ историю о беременностях. Да, десять лет мы не могли родить детей, у меня были выкидыши. Я не делилась своими чувствами. Но таких женщин, как я, миллионы. Они тоже через это проходят, им сложно, дискомфортно, неприятно. Они живут с такой же болью, как и я.

Когда Слава лежал с больной рукой, ногой, инсультом, я не говорила: «Похвалите меня, что я такая молодец и ухаживаю за ним». Это мои сложности и мой выбор. Делала это не ради похвалы, а потому, что любила человека.

В этом состоит любовь: ты не ждешь, что твоим поступком будут восхищаться. Когда мне говорят комплименты, что я красивая, я не знаю, как это принимать, я себя неловко чувствую и до сих пор стесняюсь. Если меня за что­то хвалят, смущаюсь.

Ты похожа на человека, который держит все переживания в себе. В какой момент приняла решение официально расторгнуть брак?

Мы со Славой год жили в одной квартире, но в разных комнатах. Официального развода не было, но я сказала, что мы не муж и жена. Думала, что за этот год что-­то должно измениться, что, пока я не ушла из этого дома, я с ним и жду действий. У него была возможность измениться. Я тоже работала над собой и старалась посмотреть на ситуацию под другим углом.

Так мы жили с осени 2017-­го. Потом стартовали съемки проекта «Зважені та щасливі», и нам приш­лось ехать в Киев. Так как я была в фитнес­туре и не могла лично найти квартиру на время проекта, нам помогали администраторы. Они присылали фотографии, и по ним я выбрала жилье. До сих пор помню, как мы приехали в квартиру, которую нам снял проект, и получила много претензий от Славы, что выбрала не ту.

С сыном Робертом, 2009 г.

Я проревела всю ночь, чувствовала себя виноватой, раз ему там было некомфортно. На следующий день он извинился, что погорячился. Но я поняла, что человек не меняется и не хочет меняться. Срывается и даже не замечает этого. А меня обижает, когда на меня кричат. Мы же не дети, нужно иметь терпение.

Для съемки знакомства с участниками «Зважених та щасливих» специально построили дом, где висели наши со Славой фотографии на стенах, мы рассказывали свою историю семьи, а потом по замыслу огромная машина символично разрушила этот дом, чтобы на его месте участники «построили» новый.

Я понимала, что проект показывает реальную картину нашей семьи. Как они это прочувствовали? Мне казалось, что они залезли вглубь меня и показали все, что я ощущала. Я тогда даже расплакалась, так мне стало страшно. Не­ужели кто­-то смог прочитать мои мысли и понять, что происходит в наших отношениях?

Славик не умеет проигрывать априори

Мы же до последнего ничего никому не говорили. Потом на проекте начали постепенно замечать неладное. Обстановка была накаленная. Я понимала, что обманываю зрителя, но думала, что все изменится. Под конец съемок, это было летом, я переехала на базу к участникам проекта, потому что больше не могла жить со Славой в одной квартире. Решила для себя, что после проекта, когда вернусь в Винницу, официально подам на развод.