О юморе, позитиве и «Женском квартале»

Мужчина, когда шутит, может быть брутальным, жестким и даже пошлым. Женщина этого позволить себе не может, в кадре женский юмор на грани выглядит неуместно. А хочется сохранять эстетичность и женственность до конца. У нас круг шуток ограничен.

В «Женском квартале» мы не поднимаем вопросы политики, и мне это нравится. Зато мы от души смеемся над собой. Мужчинам, кстати, тоже смешно. Перед каждым выступлением мы переживаем, примут нас или нет, важна реакция зала. И заметили, что мужчинам нравится, когда женщины смеются над собой – и над мужчинами тоже. Мне кажется, мы показываем все красиво, с присущими женщинам внутренней культурой и достоинством.

В проекте «Женский квартал», 2018 г

Я несерьезный человек, боже упаси. Иначе была бы супердепрессивной. Родители порой звонят, и у них постановка вопроса сразу негативная. А я их переучиваю: «Мам, пап, почему не переформулировать вопрос в позитиве?» – «Почему ты до сих пор не забрала трудовую книжку? Верочка, это же плохо». Приходится отвечать: «Да­да, мамочка, обязательно, в следующий приезд». Или вопрос: «Ну что, нет работы, да?» – «Мам, пап, ну почему бы не спросить: что, мол, работы много, завал? Все в порядке, голову поднять некогда!» Или мы, люди, по природе такие, что нам проще и интереснее в негативе?

Я давно отказалась от этой системы. Потому что, если ты сам себя не воодушевишь, тебя будет окружать все плохое. И теперь у нас всегда заряд плюс. И уже мама перестраивается, говорит: «Я помню: мыслить позитивно!»

У меня был период, когда я притягивала не очень хороших людей. И мне это пошло на пользу

Cамое ценное, что может дать жизнь, – семья и друзья, достойные люди, которые тебя окружают. А если вокруг нехорошие, нужно искать в себе зародыши того, что их притянуло. У меня был период, когда я притягивала не очень хороших людей. И мне это пошло на пользу: я четко поняла, что себя нужно ценить. Не быть со звездой во лбу, а просто по­человечески: ты пришел в этот мир, есть руки­-ноги, родные твои живы­-здоровы, так что мешает тебе быть счастливым?

Не могу сказать, что я всегда пребываю в радужном настроении. Но, если чувствую, что уносит депрессия, говорю себе «стоп». Музыка, прогулка, все бросить и уехать с родителями, поговорить по душам с тем, кто является для тебя примером, – надо выдергивать себя из негативных состояний любым способом.

О призвании артиста

Люди, связанные с публичными выступлениями, могут порой вести себя тише. Это экономия себя. У меня так перед концертами. Муж долго не мог понять, что происходит, думал, что я не в настроении, что­то случилось, дергал, все ли у меня хорошо? Все хорошо. Происходит щелчок: сейчас ты выйдешь в зал, где много людей, с которыми надо поделиться энергией, и ты не имеешь права появиться пустым и вялым. Поэтому нужно эту энергию максимально сохранить для них.

Главное наше призвание – не позаниматься самолюбованием: «Ах, меня покажут по телевизору!» – а поделиться эмоцией. Если будешь за кулисами расплескивать настрой, ты не отдашь то, что должен, на сцене. И зачем тогда все это?

ты выходишь в зал, где много людей, с которыми надо поделиться энергией, и ты не имеешь права появиться пустым и вялым

Работа с большим количеством людей влечет усталость, потом тебе нужно восстановить ресурс, почерпнуть энергию, чтобы снова ее отдать. Конечно, когда все правильно, происходит обмен эмоциями со зрителем, тебе из зала приходит большой заряд, ты сильно вдохновляешься, понимаешь, что все не зря, нужно работать дальше. И уже меньше ты отдать не можешь. Это понимание приходит с опытом.

Вначале мне казалось, что важнее чистоты нот, мелизмов, вокальной техники ничего нет. Сейчас все это покажу – и будет впечатляюще. К счастью, мне повезло с педагогами, и моя незаменимая Лариса Владимировна стала первой, кто меня успокаивал. В моем характере – так себя завести, чтобы носиться по сцене в перевозбужденном эйфорическом состоянии, не контролируя свои действия. А это нехорошо и непрофессионально, так можно даже испугать слушателя или зрителя. Она меня успокоила, осадила и начала говорить со мной как психолог: зачем это нужно конкретно мне? Не навязывала свои мысли, а пыталась заставить меня саму сформулировать свое желание.

Мне потребовалось время, чтобы понять, как это – говорить со зрителем, а не петь. Наверное, лишь года через два я вышла на ту дорожку, по которой бы хотела идти. До сих пор перед выходом на сцену я настраиваю себя, успокаиваю. Это большая работа.

Два побега

В моей жизни был психологически сложный период, когда я поняла, что все, что происходит, не совсем то, что мне нужно. Но жизнь кипела, были договоренности и люди, которых нельзя подвести. Грубо говоря, ты начинаешь подстраиваться под других в ущерб себе, чтобы никого не обидеть. Рано или поздно это приведет к драме. И у меня накопилось все, что я в себе придерживала.

Мне хотелось пробовать себя в другой музыке и другой стилистике, иначе себя преподносить, но в то время я была привязана к определенным рамкам. Когда в подобной ситуации человеку становится совсем некомфортно, все разрешается – по­хорошему или по­-плохому. В моем случае, из­-за того что я себя сдерживала и не говорила о своих желаниях, меня выбило по-­плохому, жизнь заставила поменять все кардинально. Но я благодарна этому, вслух признаться, что хочу другого, у меня бы не хватило смелости. Страшно, что осудят, отвернутся.

ты просто сбегаешь поджав хвост куда глаза глядят, лишь бы тебя больше не били

И я нашла другой путь: семья. Подумала: это хорошая причина, примут нормально и лишнего не спросят. Да, в какой-­то степени это был обман себя и остальных. И все, чего я боялась, произошло, мой выбор не приняли. Я решила: закрываю все вопросы, отрабатываю все выступления перед Новым годом и уезжаю к жениху в Харьков.

Образно говоря, ты просто сбегаешь поджав хвост куда глаза глядят, лишь бы тебя больше не били. И я вернулась в родной город. Думала: «Я смогу! Ну разве не смогу? Буду преподавателем». И я действительно какое­-то время преподавала детям, но… Открылись подробности в личной жизни, которые заставили меня бежать и из Харькова.

Я стала активно искать работу подальше, чтобы сбежать уже из Украины. И нашла: для вокалистов и музыкантов есть хорошие возможности. Подписала контракт, приехала в Харьков собрать вещи и тут увидела рекламу проекта «Голос країни». Билет на руках, я уже в поезде – и решаю, что никуда не лечу, а иду на этот кастинг.