22 года назад, 7 октября 1998-го, состоялась премьера сериала «Зачарованные». Три сестры-ведьмы в исполнении Шеннен Доэрти, Холли Мэри Комбс и Алиссы Милано стали кумирами молодого поколения на добрый десяток лет.

В день рождения любимого сериала детства «Караван историй» рассказывает о самой сексапильной и очаровательной из артисток — Алиссе Милано. Они со своей героиней, Фиби, похожи: Милано так же пользовалась успехом у мужчин и так же часто обжигалась.


«Лисс, беги сюда, идет анонс новых «Зачарованных»!» – прокричал жене Дэвид Баглиари.

«Милый, не отвлекай по пустякам», – отозвалась Алисса Милано.

Слухи о перезапуске культового сериала 90-­х распространялись по Голливуду уже лет пять и изрядно надоели актрисе. Официально же о ремейке объявили лишь в прошлом году. Тогда не только у Алиссы, но и у всех ее сериальных сестер учащенно забилось сердце в предвкушении новых приключений. Хотя актрисы понимали: еще неизвестно, пригласят ли их в новую версию. Но вот то, что СМИ начнут полоскать белье бывших сестриц­-ведьм, – факт.

И точно, весной 2018 года сняли пилотную серию, и «старых» актрис в ней не оказалось. Но зрители об этом не подозревали и продолжали обсуждать в Сети подробности жизни своих кумиров, которыми их щедро снабжали интернет­издания и пресса. А уж биографию Алиссы Милано просканировали так, словно она выдвинула свою кандидатуру на пост президента США.

Хотя на самом деле обсуждать было нечего. Никаких из ряда вон выходящих событий в ее жизни не случалось. Ну разве что строить профессиональную карьеру она начала в восемь лет. Впрочем, в этом тоже нет ничего удивительного: о чем еще могла мечтать девочка, растущая в творческой атмосфере?

Алисса Милано

Порой Алиссе казалось, что родители стали привлекать ее к пению, танцам, игре на пианино, рисованию и всем другим детским занятиям, которые только существовали в их родном Бруклине, едва ли не сразу же после роддома.

Еще бы! Отец Алиссы, Томас Милано, работал музыкальным редактором на киностудии и слыл яхтсменом. А мать была модельером, стремящимся к неординарности. К примеру, на показе своей очередной коллекции в элитном клубе Studio 54, куда поначалу могла попасть даже не каждая звезда шоу-­бизнеса, Лин доверила демонстрировать наряды не моделям, а танцорам.

Среди этих ребят было много ее друзей. Один из них понаблюдал за Алиссой, которую мама часто брала с собой на работу, и задумчиво произнес:

– Знаешь, Лин, твоя дочь невероятно артистична. Почему бы тебе не отвести ее на кастинг бродвейского мюзикла «Энни»? Там много детских ролей.

– Она еще слишком мала для таких нешуточных испытаний, – отмахнулась Лин, но сама на следующий день велела няне сводить Алиссу на просмотр.

– Да, и наденьте ей голубой, в складочку, костюмчик из моей последней коллекции. Девочка обожает этот цвет, и он ей очень идет.

Лин понимала: ее дочь не обделена способностями, даже напротив. Но, чтобы выдержать огромный конкурс, нужен незаурядный талант, которого, скорее всего, у малышки нет. Однако мама ошибалась. Из полутора тысяч маленьких претендентов кастинг прошли только четверо. Восьмилетняя Алисса Милано оказалась в числе избранных. Это экстраординарное событие произвело в семье фурор.

– Я очень рада, что наш ребенок настолько талантлив, – взволнованно заметила мужу Лин. – Но мне страшно отпускать ее в мир детей­актеров, о котором рассказывают столько ужасных историй.

– Полностью согласен с тобой, дорогая, – озабоченно нахмурился Томас. – Но ты ведь знаешь: если наша дочь заупрямится…