Сегодня, 12 апреля, очаровательная Тоня Матвиенко празднует 35-летие. За последние пять лет ее жизнь круто изменилась: в 2011 году она приняла участие в первом украинском варианте популярного в мире вокального шоу «Голос країни» и, без преувеличения, стала его самой яркой его участницей. Несмотря на то, что певица не получила победу, шоу дало Тоне не только известность и карьерный толчок, но и устроило неожиданным образом бурную личную жизнь: на «Голосі» Матвиенко познакомилась с Арсеном Мирзояном, от которого недавно родила дочь Нину, и за которого скоро выйдет замуж.

Арсен Мирзоян
Арсен Мирзоян устраевает сегодня праздник для любимой Тони / instagram.com/tonya_matvienko

В интервью «Каравану историй» Тоня Матвиенко рассказала о том, как сложно было быть дочерью легендарной певицы, о первом браке в 16 лет с «крутым роллером», о том, как похудела на шесть килограммов из-за обидных комментариев в соцсетях во время «Голоса країни» и, конечно же, о том, как стала «монстром-разлучницей», влюбившись в тогда еще женатого Арсена Мирзояна.


У меня очень творческая семья: мама – певица Нина Матвиенко, папа –художник Петр Гончар, а дедушка – знаменитый скульптор, этнограф и коллекционер Иван Гончар, основатель знаменитого Музея народного искусства в Киеве.

Дедушку я помню смутно. Он был строгий, я его побаивалась. Помню, как бывала в его доме, который одновременно служил и музеем. Темноватые комнаты, тесно заставленные экспонатами. Мне нравилось там бывать – я обожала рассматривать все это: одежду, посуду, ковры, деревянную мебель, старинные детские игрушки, вышиванки, иконы, народные картины, писанки, крашенки… В дедушкином доме были собраны все ценности Украины. Было интересно и чуточку страшновато – похоже на лабиринт. Мне было, наверное, лет 10. В дедушкином доме всегда собирались ценители украинской культуры. Последний раз я дедушку видела, когда мне было 11 лет. Кстати, сейчас мы живем в его доме, а музей переехал в другое помещение, недалеко от нас, рядом с Киево-Печерской лаврой.

Тоня Матвиенко детские фото
С родителями на гастролях в США, 1991 г.

Папа и мама, в отличие от дедушки, строгими не были. Единственное, чем, может быть, наша семья отличалась от других, – мы всегда обращались к родителям на «вы». Так у нас принято.

Родители всегда были верующими, и когда Украина стала независимой, мы начали ходить в церковь всей семьей каждое воскресенье. В остальном – никаких особенных ограничений. Мы с братьями могли, например, накануне школьного дня гулять допоздна, потому что вечером выпал снег и всем хотелось подольше покататься на санках. У нас с братьями были прекрасные отношения, Андрей проводил со мной много времени, помогал делать уроки. Некоторое время, года четыре, с нами жила папина племянница – она приехала учиться в Киев, поселилась у нас и помогала родителям, когда они уезжали на гастроли. Родители часто ездили вместе, а мы оставались на хозяйстве. Конечно, я скучала по ним, но меня всегда утешала мысль, что из заграничных гастролей – в США, Канаду, Австралию – мама привезет подарки.

В то время не существовало корпоративов, маму никуда не приглашали, народные песни не пользовались особой популярностью

Когда я была совсем маленькой, мы жили довольно скромно. Мама была солисткой в хоре имени Григория Веревки и получала зарплату 86 рублей. В 90-е годы мама покинула хор и стала солисткой «Киевской камераты», а также организовала трио «Золотые ключи». Мне тогда везло, мама брала меня с собой на концерты. В то время не существовало корпоративов, маму никуда не приглашали, народные песни не пользовались особой популярностью. А папа – творческая личность и гениальный художник, периодически получал государственные заказы. Как-то раз он делал мозаичное панно в здании музея Великой Отечественной войны, у ног статуи Родины-матери. За эту мозаику хорошо заплатили, и мы смогли купить кое-какую мебель. Один шкаф до сих пор сохранился.

Нина Матвиенко Тоня Матвиенко
Гастрольный тур Нины Матвиенко, США, 1991 г.

Очень запомнился момент, когда родители начали ездить за границу. Они очень старались для нас, своих детей, покупали сразу целый чемодан детской одежды и обуви на вырост. Я стала модно наряжаться, в школе завидовали: «Ну конечно, у нее же мама певица», хотя никто из девочек толком не знал, кто такая Нина Матвиенко, не слышал ее песен. Зато видели мою белую кофту с надписью «Австралия» и двумя коалами на груди, мои джинсы, кроссовки, часы с Микки-Маусом, джинсовые туфельки на каблучке.

В то время как раз отменили школьную форму, и учителя делали маме замечания, что она одевает меня слишком нарядно. А мама не обращала внимания. Деньги доставались ей тяжело, сама она из большой семьи, пятая из одиннадцати детей, не могла себе такого позволить. Поэтому, покупая мне красивые вещи, мама чувствовала себя счастливой и учителей даже слышать не желала.

когда я была совсем маленькой, мы жили скромно. Мама пела в хоре имени Григория Веревки и получала 86 рублей

Мои братья учились в художественной школе, а я – в музыкальной школе-интернате имени Лысенко. Папа говорил, что в пять лет Иван и Андрей рисовали так, как другие дети рисуют в 15. А у меня особенных талантов к рисованию не было, зато я любила петь. Мама предложила мне на выбор хореографическую школу или музыкальную, в итоге я поступила в школу Лысенко.

В пять лет меня отдали в «нулевку» по классу фортепиано. Очень быстро оказалось, что это совершенно не мое. Я любила все, что связано с пением, но ненавидела занятия по специальности. Даже сейчас в моменты сильных переживаний иногда снится кошмар: я снова в музыкальной школе и не подготовила урок! Просыпаюсь в холодном поту. Тот ужас до сих пор живет во мне. В те годы мне просто не приходило в голову, что можно отказаться. Сидела за инструментом по семь часов в день, переходила из класса в класс, но достаточно было взглянуть на мою подружку Женю, чтобы понять: у нее все отлично получается именно потому, что она обожает фортепиано.

Тоня Матвиенко детские фото
В мастерской у отца, 1996 г.

Оканчивая шестой класс на экзамене по фортепиано я недобрала баллов, меня наказали, запретив на каникулах ехать в Германию вместе с классом – «детей Чернобыля» пригласили туда для оздоровления. Я рыдала, как будто наступил конец света. Меня перевели на другую специальность, дирижерско-хоровое отделение. Какое это было облегчение! Вокал и дирижирование – сплошное удовольствие. Благодаря занятиям по классу фортепиано я прекрасно разбираюсь в нотах, могу подыграть себе и хоровую партитуру, и оркестровку. Все шло к тому, что я поступлю в консерваторию, свяжу жизнь с музыкой, стану хоровым дирижером. Но неожиданно все резко изменилось: я встретила своего будущего мужа.

Мой будущий муж был одним из роллеров. мне было 16, ему 23. влюбились друг в друга, а в 17 лет я родила дочку

Он старше меня на 7 лет: мне было 16, ему 23, тогда это казалось огромной разницей в возрасте. Познакомились на Майдане, в молодежной тусовке, которая каждый вечер собиралась возле Консерватории – мы называли это место «Квадрат». Слушали музыку, общались, кто-то катался на роликах. Все были яркие, модные, неформальная молодежь. Я проводила в школе практически целый день, с 9 утра до 8 вечера, и родители без возражений отпускали меня погулять вечером, часов до десяти, даже до одиннадцати – понимали, что мне нужно общение. Там, в этой тусовке, были ребята из роллер-клуба. В те годы было модно приглашать роллеров на разные мероприятия – они раздавали рекламные листовки, возили баннеры. И благодаря этому могли провести на концерт или на футбольный матч. Дружить с ними было круто. Мой будущий муж был одним из роллеров. Так мы познакомились и влюбились друг в друга, а в 17 лет я родила дочку.

Родители даже не слишком удивились, потому что, когда я родилась, какой-то дедушка предсказал, что в 16 лет я принесу ребенка в подоле. Они часто вспоминали эту историю при мне, шутили на эту тему, и в свой шестнадцатый день рождения я даже, помню, со смехом спросила: «Ну что, где же мой ребенок?».

Тоня Матвиенко детские фото
Тоне 14 лет

Родители не были против того, что я так рано выхожу замуж. Мне и сейчас не стыдно за мой выбор – он был достойным парнем, хорошо учился, был красивый, умный, покладистый, добрый. Я им восхищалась. И совсем не понимала – ну а что тут такого? Влюбилась, вышла замуж, родила. Если бы у моей дочери повторилась моя судьба, я бы ее, конечно же, поддержала.

Мне и сейчас не стыдно за мой выбор – он был достойным парнем, хорошо учился, был красивый, умный, покладистый, добрый. Я им восхищалась

Из-за беременности я закончила школу экстерном. Признаюсь честно, я переживала, каковой будет реакция окружающих, но учителя меня поддержали, и только мой преподаватель страдал. Он даже не разговаривал со мной. Считал, что я его подвела, не оправдала надежд. Я должна была поступить в консерваторию, а вместо этого пошла учиться на пиар-менеджера в Институт культуры и искусств!

Но мой выбор профессии был продиктован практическими соображениями. После свадьбы я сразу переехала жить к мужу и его родителям – там у них частный дом, разделенный на две половины. У нас хорошие отношения, его родители интеллигентные люди, учителя по профессии, а у отца еще и собственный бизнес. Но я прекрасно понимала, что теперь мы – самостоятельная семья, нужно брать ответственность, зарабатывать, делать что-то полезное. Поступить в консерваторию – и что? Работать дирижером? Где? И главное, сколько я за это буду получать? К тому же учиться в консерватории, имея маленького ребенка, – невероятно трудно. Мы с мужем посоветовались, и он предложил освоить совершенно новую для Украины профессию – как раз тогда открылся первый набор по специальности «менеджер по связям с общественностью». Работа интересная, неплохие возможности для карьеры.

Тоня Матвиенко дочь
Тоня Матвиенко со старшей дочерью Ульяной и мамой Ниной Матвиенко, 2013 г.

Поступила на стационарное отделение, нашла няню. Три года жила в жестком режиме: с восьми до двух в институте, потом бегу домой. Если Ульяна болела, помогала еще и мама. Выкручивались, как могли. Погулять удавалось очень редко. Но я не жаловалась. Я упрямая, как все Овны. Хотела доказать миру, что смогу, не сломаюсь, что я отличная мать. И ведь это действительно так. Благополучно родила, выкормила, молока хватило бы на двоих. Но все окружающие – соседи, участковый врач, женщины на детской площадке – осуждали меня. Всем казалось: если я молодая мама, значит, не способна присматривать за ребенком как следует. Прихожу с больной Ульяной в поликлинику, медсестра поджимает губы: ну конечно, мамаша в таком возрасте… В садике пальцем показывали: дочке три, а мне двадцать. Ужасно обидно было.

В садике пальцем показывали: дочке три, а мне двадцать. Ужасно обидно был

Отдав малышку в детский сад, я нашла свою первую работу. Чувствовала, что засиделась дома. Хотела развиваться, приносить пользу семье. Братья познакомили меня с владельцами художественной галереи, которым требовался помощник – то ли секретарь, то ли менеджер, то ли девочка на побегушках. Я и картины клиентам отвозила, и багеты продавала. После окончания института нашла место в рекламном агентстве, по специальности. Мне нравилась работа, нравилось получать практические знания, общаться с большим количеством людей, организовывать пресс-туры по Украине, бывать на крупных предприятиях. Но вот писать оказалось невероятно трудно. Могла просидеть над пресс-релизом несколько дней, не в силах написать ни буквы. Кстати, я только сейчас начинаю заново влюбляться в эту профессию – теперь, когда мне самой нужен пиар, и у меня есть пиар-директор, мы вместе придумываем информационные поводы для новостей, обдумываем стратегии.

Тоня Матвиенко Нина Матвиенко
Тоня с мамой Ниной Матвиенко на фестивале «Мелодія для двох сердець», 2001 г.

Поработав в рекламном агентстве несколько лет, я поняла, что это все-таки не мое. И решила вернуться к музыке. Сказала маме, что снова хочу петь. Но желание – это одно, а возможности – совсем другое. Как стать профессиональной певицей, не имея связей в шоу-бизнесе? Мама предложила пройти прослушивание в ансамбле «Киевская камерата». Я всех там знала, часто приходила вместе с мамой на репетиции и концерты, но никогда не пела. За месяц подготовилась к прослушиванию, выучила всю мамину программу. Валерий Александрович Матюхин – руководитель и дирижер ансамбля – сел за рояль, чтобы мне аккомпанировать, я запела… И он даже за сердце схватился, услышав мой голос: «Я так долго этого ждал! Кроме Нины, никто не может достойно петь произведения, написанные специально для нее. Я давал партитуры другим вокалистам, но ни у кого это не звучало так, как нужно. Теперь я спокоен».

после развода подружки говорили мне: «ну и прекрасно, открылись новые возможности, встретишь другого»

Его слова подбодрили меня. Дело ведь не в том, что я копирую маму, как многие считают. Мама никогда не занималась со мной вокалом, так что тембр моего голоса – совершенно природный, он достался мне по наследству. Чтобы соответствовать званию солистки, я поступила в консерваторию на отделение народного вокала, пела в ансамбле и параллельно училась. Решение начать музыкальную карьеру совпало по времени с разводом. Родители мужа почему-то считают, что я развелась ради карьеры. На самом деле закончился один этап моей жизни и начался другой. Мы десять лет прожили вместе, чувства остыли. Возможно, я переросла. Расстались мы по моей инициативе. Не могу быть с мужчиной ради ребенка, денег, дома или еще чего-то. Я должна любить и полностью отдаваться чувству. Сейчас у бывшего мужа новая семья, ребенок, все хорошо.

После развода подружки говорил мне: «Ну и прекрасно, открылись новые возможности, встретишь другого, полюбишь». Были поклонники, были отношения, но недолгие. Чем старше я становилась, тем более высокие требования предъявляла к избраннику. Я должна восхищаться мужчиной, уважать его, гордиться им, – иначе начну гнобить. Всегда делала первый шаг к расставанию, как только чувствовала, что отношения перестали развиваться. Иногда понимала, что одновременно нравится кто-то другой. И значит, мои чувства не так уж серьезны, раз я обращаю внимание на других мужчин.

Тоня Матвиенко
Валентин Лысенко, Виталий Делестьянов, Тоня Матвиенко, Армен Констандян и Максим Гладецкий на презентации дебютного альбома Тони Матвиенко «Сміються, Плачуть Солов’ї», Киев, 2015 г.

В общем, несколько лет после развода я уделяла внимание прежде всего музыке. Сняла клип, выступала с «Камератой», в 2010 году вместе с мамой участвовала в спектакле театра Lа Mama в США. Но чтобы по-настоящему раскрутиться, нужно вложить колоссальную сумму. И тут мне невероятно повезло: я приняла участие в телешоу «Голос страны – 2011».

Я должна восхищаться мужчиной, – иначе начну гнобить

Зарегистрироваться на кастинг посоветовали друзья: Тоня, там такая реклама, ты хотя бы попробуй! Ночью заполнила большую анкету и отослала ее по электронной почте вместе со своими записями. Мама об этом даже не знала, хотя потом досужие языки болтали, что это Нина Матвиенко позвонила на шоу и замолвила словечко. Честно говоря, не верила, что пройду первичный отбор: перед этим я приняла участие в кастинге на «Фабрике звезд» и провалилась. Поэтому, отправив анкету, начала планировать отпуск и оплатила половину суммы за путевку в Египет. Вдруг приходит письмо: «Поздравляем, вы прошли первый этап отбора, ждем вас на кастинге». Возникла серьезная дилемма: Египет или кастинг? И ведь это только предварительное прослушивание у Константина Меладзе, даже если я его пройду, еще не факт, что меня потом выберут судьи. Что делать? Подруга сказала: «Египет никуда не убежит. Представь – начнется шоу, ты будешь сидеть перед телевизором и кусать локти». Отказалась от путевки, и даже деньги не потеряла – сотрудники агентства, узнав, что я стала участницей проекта, все вернули и болели за меня потом.

Когда на закрытом прослушивании во время первого эфира ни один судья меня не выбрал, поражение стало для меня настоящей трагедией. Не скажу, что была на сто процентов в себе уверена, но все-таки мне казалось, что все складывается хорошо. Это было прямо накануне моего дня рождения, 11 апреля 2011 года, на канале 1+1, у меня одиннадцатый номер, своим исполнением я довольна… А судьи так и не повернулись. Мама махнула рукой: «Подумаешь, какое горе. Не огорчайся. Будешь петь в “Киевской камерате”».

Я сделала на проект очень большую ставку. Это был последний шанс: мне уже 30 лет, и так довольно поздно для профессиональной карьеры

Но я была безутешна, рыдала до утра. Отменила праздничный девичник, провела весь день в своей комнате. Все думала: в чем ошибка? Может быть, не стоило исполнять народную песню – подруги советовали спеть что-то современное, но Костя Меладзе предложил все-таки остановиться на народной.

Тоня Матвиенко
Тоня Матвиенко на презентации дебютного альбома «Сміються, Плачуть Солов’ї», Киев, 2015 г.

Я сделала на проект очень большую ставку. Это был вопрос жизни и смерти, последний шанс: мне уже 30 лет, и так довольно поздно для профессиональной карьеры. Заранее решила: если не пройду, значит, не судьба мне стать певицей. И рыдала, оплакивая свою детскую мечту. Дело было не только в желании потешить самолюбие, спеть на большой сцене, в лучах софитов. Я хотела доказать себе и всему миру, что талантлива сама по себе, могу пройти свой путь без маминой помощи. Хотела увидеть, что людям нравится мой голос, что нужна народу.

Через несколько дней, вечером, мне на мобильный позвонила менеджер программы. Сначала я думала, что забыла какие-то вещи или документы. Но девушка сказала: «Вы не в обиде на нас? У меня есть предложение. Прослушивание закончено, а свободные места еще остались, у некоторых тренеров в командах недобор. Костя сам отобрал ребят, которым мы решили дать второй шанс, и вы в этом списке». Я ответила, что согласна, положила трубку и как закричу! Мама прибежала, думала, что я на себя кипяток вылила. А у меня от счастья истерика.

на голосовании в телешоу «Голос страны – 2011» одна бабушка потратила на меня всю свою пенсию

Но на протяжении всего шоу приходилось несладко: я постоянно была в списке кандидатов на вылет, чаще других боролась «за жизнь». Казалось, все соперники сильнее меня, конкуренция невероятная, все поют по-английски, любой современный репертуар, и Майкла Джексона, и Анастейшу, а я только фольклор. Но когда начались прямые эфиры, за меня так активно голосовали, что я дажеиспугалась. Ведь это невероятная ответственность. Одна бабушка потратила на меня всю свою пенсию. Какой-то парень отправил за ночь 700 СМС-сообщений.

Когда мне предложили спеть по-английски, чтобы удивить публику, это был стресс. Я ведь совсем не знаю английского. Выбрала «Woman in Love» Барбры Стрейзанд. Четыре дня до прямого эфира. Учила слова целыми днями, клала под подушку. Бас-гитарист группы «Бетховен», которая нам аккомпанировала, хорошо говорит по-английски и помогал мне исправить произношение. Я даже на генеральной репетиции ошибалась и не могла петь. А на прямом эфире вышла и спела. Руслана потом смеялась: «Как это у тебя получается? На репетиции такая перепуганная, а вышла к публике – и даже на крупном плане не видно, что ты нервничаешь! Артистка!».

Эти полгода – невероятное переживание, которое я запомню на всю жизнь. Такая сцена, техника, крутой звук, вокруг интересные творческие люди, прямые эфиры, страх, что все сейчас закончится; постоянное внимание публики, интервью, пресс-конференции, все это очень затягивает.

Мы все похудели, плохо спали, я обычно вешу 53 кг, а во время проекта – 47 кг

Мы все похудели, плохо спали, я обычно вешу 53 кг, а во время проекта – 47 кг. И дело не только в напряженном графике – я очень переживала, читая злобные комментарии в Интернете. Я не была готова к такому бурному обсуждению –писали, что у меня нет голоса, что я попала на проект по блату, что заплатила за СМС-сообщения в мою пользу… Брат Андрей первым читал комментарии после того, как видео очередного выпуска программы заливали на YouTube. И тоже похудел на нервной почве. Кричал: «Не читай, даже я не могу это вынести!».

Нина Матвиенко дочь Тоня Матвиенко
Нина Матвиенко с внучкой Ульяной, 2013 г.

Мама в Интернет не заходила, она в компьютерах не разбирается. Но у нее была другая причина для волнений: ей казалось, что мне нарочно подбирают неподходящие песни, чтобы меня завалить. Узнав, какую песню я буду петь, она всплескивала руками: «Это провал, это подстава! Это же мужская песня, ее исполняет Скрипка, при чем здесь ты?». В конце концов я заявила: «Мне и так тяжело, прекратите портить мне настроение!».

если бы я даже победила, не понятно, как поступить с главным призом. Ведь это был контракт с российской студией Universal Music

Это было очень сложное время, но я себя победила, выросла как личность и как профессионал. И приятно шокировала родителей. В начале проекта папа говорил: «Ты не справишься. Это не для тебя». Глядя на меня на экране телевизора – с макияжем, прической, в красивом платье – он просто не узнавал дочь. Я сама себя не узнавала, не верила в успех, но, как та лягушка, что попала в крынку с молоком, барахталась, чтобы выплыть.

Конечно, для родителей их ребенок всегда самый лучший, но мои талантливые и успешные родители не были уверены, что люди оценят меня по достоинству, если я уйду в свободное плавание. Проект сыграл в моей жизни невероятно важную роль –не только я в себя поверила, но и отец поверил в меня. Да, первое место досталось другому, но я была уверена, что мне не позволят выиграть. Переживала не столько за себя, сколько за людей, которые за меня голосовали. Перед ними было стыдно. Но если бы я даже победила, не очень понятно, как поступить с главным призом. Ведь это был контракт с российской студией Universal Music, а я принципиально пою по-украински. Студия просто не знала, что со мной делать.

Я соглашалась на все, за любые гонорары, даже за 100 долларов

В любом случае, то, что я дошла до финала, полностью изменило мою жизнь. Еще во время проекта меня вместе с другими участниками начали приглашать на концерты. После проекта у меня появилась готовая программа – все те песни, что я исполняла в шоу. Я соглашалась на все, за любые гонорары, даже за 100 долларов.

Знакомые говорили: «Тоня, не расслабляйся, делай что-то, потому что тебя скоро забудут». Это тоже был стресс, и в конце концов я поняла, что нужно успокоиться, притормозить, отпустить ситуацию. Нашла директора – до этого я все устраивала сама. Нашла композиторов, готовых писать для меня песни. Например, мне нравится то, что Андрей Пидлужный пишет для Тины Кароль. Я обратилась к нему в «Фейсбуке», предложила написать песню для меня. Вот так я начинала.

Тоня Матвиенко и Арсен Мирзоян
Тоня Матвиенко и Арсен Мирзоян

Когда я спела «Woman in Love» и одна из судей – Диана Арбенина – спросила: «Вы, наверное, действительно влюблены?», а я ответила, что нет, мне не поверили. Но я сказала правду. Это был один из первых прямых эфиров, и мы с Арсеном Мирзояном были едва знакомы – ведь он в команде Стаса Пьехи, а я в команде Русланы. Когда часть участников отсеялась, мы стали общаться ближе. Можно сказать, подружились. Арсен на три года старше меня, а все остальные участники – намного младше. Именно к нему я могла прийти, чтобы пожаловаться. Он всегда поддерживал меня. Услышав на первом эфире, как я пою «Верше, мій верше», сказал: «Ты станешь «Голосом страны». Кто, если не ты?». Это было невероятно приятно, потому что сама я считала Арсена самым сильным участником. Он заканчивал свой первый альбом, и ему не хватало одного шага, чтобы заявить о себе. Он знал, что будет делать дальше после проекта. Даже если не победит. А у меня впереди была полная неизвестность, поэтому я страшно нервничала.

Чем больше мы общались, тем яснее становилось, что между нами симпатия. Но Арсен был женат, у него двое детей…

Я доверяла его мнению даже больше, чем мнению родных. Считала его другом. После окончания проекта мы изредка пересекались на разных концертах и корпоративах, а в 2012 году Арсен позвонил и предложил вдвоем организовать тур по Украине: его музыканты выучат мою программу. Мол, в одиночку он пока не сумеет собрать полный зал, а вместе нам это удастся, ведь мы самые яркие участники шоу. Конечно, я согласилась, и мы объехали Западную Украину, выступили в Сумах и в Запорожье. Ничего не заработали, даже в минусе немного остались, но зато заявили о себе.

Чем больше мы общались, тем яснее становилось, что между нами существует симпатия. Но Арсен был женат, у него двое детей, и мне даже в голову не приходило, что он уйдет из семьи. Встречи с ним стали мучительными для меня, и я волевым усилием прекратила нашу дружбу. Перестала звонить и писать, даже если был повод. За весь 2013 год мы увиделись только раз – во время концерта в День независимости на Майдане. Он приехал с женой, мы поздоровались просто как знакомые, даже словом не перебросились. Было тяжело, но я постаралась отпустить ситуацию.

Тоня МатвиенкоА в октябре Арсен вдруг приехал в Киев, пришел ко мне в гости и сказал, что разводится и хочет, чтобы я об этом узнала от него – лично, не по телефону. Я была поражена. Не знаю, что у них там произошло. Конечно, нельзя радоваться чужому несчастью. Но свои чувства тоже убить невозможно. Мы начали встречаться –сначала тайно, а потом устали скрываться. Мы любим друг друга, нам хочется обняться, взяться за руки, почему мы должны прятаться?

Арсен вдруг приехал в Киев, пришел ко мне в гости и сказал, что разводится и хочет, чтобы я об этом узнала от него

СМИ тут же написали, что я разлучница, разрушила семью Арсена. Из меня сделали монстра. Конечно, приехала в Запорожье, взяла мужчину за руку и увела из семьи! Это просто смешно. Мужчина принял решение, я никак не могла на него повлиять. Наверное, чувства ко мне стали для него последней каплей. Может, я в чем-то виновата, но сердцу не прикажешь.

Обо мне до сих пор пишут в Интернете гадости, проклинают. Но люди не знают, как все было на самом деле, а я не собираюсь оправдываться. Быть публичным человеком непросто, вся моя личная жизнь на виду, но я уже научилась не реагировать.

СМИ тут же написали, что я разлучница, разрушила семью Арсена. Из меня сделали монстра

В ноябре 2013-го Арсен переехал в Киев, мы планировали снять квартиру, но тут как раз начались события на Майдане. Стало ясно, что предстоит тяжелый год, поэтому я решила остаться у мамы, чтобы не тратить лишних денег. Мама не возражала. Она знает, что я искренне люблю Арсена, это не просто увлечение.

Ульяна тоже меня поддержала, ведь мы с ней подруги. Раньше я была строгой мамой. Но, когда Ульяна стала подростком, я поняла, что нужно менять тактику общения с дочерью. Могу откровенно поговорить с ней о своих чувствах. Узнав о моей любви к Арсену, Ульяна обрадовалась: «Хочу, чтобы ты была счастлива, ведь папа давно уже нашел себе пару!».

Тоня Матвиенко
Концертный тур «Підтримай своїх» в поддержку украинских военных в зоне АТО, Мариуполь, 2014 г.

Меня иногда спрашивают, продолжит ли дочь нашу певческую династию. Честно говорю: не знаю. Ульяна несколько лет училась в музыкальной школе по классу фортепиано, но потом стала прогуливать уроки, привирать, выдумывать несуществующие болезни, и я поняла, что не стоит давить. Мне кажется, у дочки, как и у меня в юности, есть комплекс. Все твердят: раз твои мама и бабушка певицы, ты тоже должна петь. Она лишь из духа противоречия делает все наоборот. В ее возрасте хочется быть ни на кого не похожей, совершенно особенной. Мне в молодости тоже не нравились сравнения с мамой. Сейчас я уже поверила в себя, нашла собственную индивидуальность и не переживаю по поводу сравнений. А Ульяне еще предстоит самоутвердиться – она ведь совсем юная, как веточка ивы. Но, по крайней мере, после музыкальной школы она понимает, что певица – нелегкий труд. Даже перед классом спеть непросто, что уж говорить о сцене.

Мне в молодости не нравились сравнения с мамой

Я всегда любила сцену, и в пять лет, и в десять. С удовольствием выступала перед родительскими гостями, и только лет в 14 в меня вселился тот самый дух противоречия. А Ульяна вообще никогда не соглашалась спеть вместе со мной. Сейчас она говорит, что хочет стать поваром. Не знаю даже, как к этому отнестись, хорошо это или плохо. Летом она сама нашла место официантки в ресторане и подрабатывала, чтобы иметь карманные деньги. Мама переживала, а я нет: пусть взрослеет, становится самостоятельной.

У нас троих (у меня и двух братьев) судьба очень разная – мой старший брат Иван, например, постригся в монахи. Иван долго к этому шел, он с детства был очень религиозным. Поначалу мы не верили в его решение, думали, что он пройдет послушание и передумает. Но он принял постриг, новое имя – Януарий. И уехал служить в Бахчисарайский монастырь. Его решение не стало неожиданностью, но меня оно все равно очень огорчило. Для меня брат – прежде всего потрясающий, гениальный художник. Правда, свои таланты он применил и в монастыре – по его проекту построили церковь, и иконы для нее он написал сам. Оставил след. Но я бы хотела, чтобы он дарил свое искусство миру, а не только церкви. Сейчас Иван вернулся в Киев и пока непонятно, как дальше сложится его жизнь. Но я рада, что сейчас он с семьей. Часто задаю себе вопрос – почему Иван принял постриг. Мне кажется, его что-то сломало. Но что? Никакого горя у нас в семье не было. Видимо, к такому решению его склонили друзья – точнее, близкий друг, священник.

В семье все вегетарианцы, кроме меня и Арсена

Кстати, мой средний брат, Андрей – тоже иконописец, уже пятый год расписывает Успенский собор в Киево-Печерской лавре, в этом году работы должны закончиться. Это колоссальный труд, требующий большой преданности делу. Сейчас, как и в детстве, мы живем все вместе, в доме, который принадлежал дедушке, Ивану Гончару. Это старый дом с трещинами в фундаменте, его все время приходится как-то подновлять и укреплять. У всех, конечно, отдельные комнаты, а кухня одна на всех, хотя питаемся мы все по-разному и в разное время. В семье все вегетарианцы, кроме меня и Арсена. Андрей даже молочного не ест, он веган. Иван выдерживает все посты. Поэтому каждый стряпает для себя, мама кормит папу и помогает братьям. А для меня готовит Арсен. Он отличный кулинар. Раньше я, бывало, капризничала, делала ему замечания, а потом сказала себе: «Молчи, женщина, ведь это счастье, когда мужчина у плиты!».

Тоня Матвиенко
Концертный тур «Підтримай своїх» в поддержку украинских военных в зоне АТО, Мариуполь, 2014 г.

В нашей большой семье все очень заняты. Мы почти не видим друг друга, и я не всегда знаю, кто в данный момент дома. Братья часто работают в мастерской, устроенной на чердаке. Мама на концертах, мы с Арсеном на мероприятиях или на гастролях. Сбегаемся домой только поесть, постираться и переночевать.

Когда мы с Арсеном участвовали в «Голосе страны», он вообще не знал, кто такая Нина Матвиенко, и не понимал, почему вокруг меня такой ажиотаж. Позже признался: «Мне было интересно пообщаться с тобой, разобраться, кто ты такая, почему все тебя обсуждают и показывают пальцами». Сейчас у мамы с Арсеном прекрасные отношения, он очень уважает маму, показывает ей все свои новые песни, внимательно выслушивает ее замечания. Маме нравится его творчество. Да и как иначе – я просто не смогла бы влюбиться в бесталанного парня, который поет о модных девочках, тачках и пятую модель айфона.

я просто не смогла бы влюбиться в бесталанного парня, который поет о модных девочках, тачках и пятую модель айфона

У нас с Арсеном очень насыщенная жизнь. Пиар-менеджер общий, поэтому все мероприятия посещаем вместе: кинопремьеры, концерты, презентации. Это удобно: совмещаем приятное с полезным, работу и общение друг с другом. Я часто езжу с ним в гастрольные туры. Жду его за сценой или в гримерке. Летом мы вместе летали в Канаду, выступали с благотворительными концертами. В Канаде очень много украинцев, и все переживают, хотят помочь. Нас с Арсеном, кстати, нередко узнавали на улицах – это было приятно. В один из свободных дней побывали на Ниагаре – раньше я уже бывала там, но с другой стороны, на американском берегу.

Тоня Матвиенко и Арсен Мирзоян
Тоня Матвиенко и Арсен Мирзоян, 2015 г.

я мечтала стать знаменитой певицей. думала, что уже поздно – но никогда не поздно стать счастливой

Нас часто спрашивают о свадьбе, но об этом мы пока не говорим. Так много пришлось пережить, чтобы быть вместе, поэтому сейчас мы просто наслаждаемся друг другом. Мы оба уже были женаты, у обоих есть дети. Нам хочется просто пожить вдвоем. Если Арсен сделает предложение – конечно, я его приму. Нет – так тому и быть. У меня нет твердых правил: как должно быть, как принято. Я живу, как получится. Верю ли я в судьбу? Не знаю. До сих пор удивляюсь, когда меня показывают по телевизору, пишут обо мне в журналах. Я мечтала стать знаменитой певицей, но по-настоящему не могла себе этого представить. Думала, что уже поздно – но как видите, никогда не поздно стать счастливой.

Подготовлено по материалам журнала «Караван историй. Украина»


 

Напомним, Арсен Мирзоян сделал предложение Тоне Матвиенко 8 марта 2016 года. До этого, 15 января 2016 года, у пары родилась дочь, девочку назвали Ниной.

Фото: Олег Денисенко/ предоставлены PR-агентство SARAFAN

Присоединяйтесь к нам в Facebook, Twitter или Вконтакте и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»