Украинская гимнастка, олимпийская чемпионка Аннa Ризатдинова рассказала в интервью «Каравану историй», почему решила уйти из спорта, и как познакомилась со своим мужем, опальным олигархом Александром Онищенко, а также об их сыне Романе.


Мне никто не говорил, что я завоюю олимпийскую медаль. В нашем виде спорта девочек обычно судят по длинным ногам, подъему, растяжке, гибкости. У меня в этом плане не было ничего особенного. Зато у меня было огромное желание и трудолюбие. Самое приятное – понимать, что ошиблась Ирина Ивановна Дерюгина. Поначалу она не сильно верила в меня и даже этого не скрывала. Говорила, что мой максимум – это групповое упражнение. А я всегда хотела выступать в индивидуальной программе – только так можно выделиться и раскрыть себя.

Ирина Ивановна во мне «личницу» точно не видела. Но я каждый день, раз за разом, доказывала ей в зале, что могу, что чего­то стою, что на меня нужно обратить внимание. И доказала! Я ее покорила, и мне это безумно приятно.

Спорт в моей жизни появился благодаря родителям. Они спортсмены: папа занимался плаванием, мама — художественной гимнастикой. Они не чемпионы мира — но мастера спорта и очень любили спорт. Меня им заниматься никто не заставлял. Я этого не помню, но мама рассказывала, что привела меня в зал в четыре года — мне не понравилось. А в пять я уже захотела сама.

Родители понимали, что хорошо бы меня отдать на какой­то кружок, выбирали между балетом, гимнастикой и танцами. Я очень любила музыку и любила двигаться на публику. Получилось, что надо идти на гимнастику, она пришлась мне по душе и в этом виде спорта я осталась.

Анна Ризатдинова
«Игры надежды», МДЦ «Артек», 2002 г.

Мне с детства нравилось внимание к себе — а его было много. А как иначе — девочка­гимнастка, которая в свои шесть умеет хорошо двигаться, садиться на шпагат — это всегда привлекало внимание со стороны. А я очень любила выходить на публику. Поэтому и полюбила художественную гимнастику — там ты одна в центре ковра, и на тебя смотрит множество людей. Я почему­то всегда была уверена, что я буду известной в своей стране, меня будут показывать по телевизору, у меня будет много детей и я буду счастливо жить со своей семьей. Даже мысли не возникало, что не сбудется, что не добьюсь чего­то в спорте или не сложится семейная жизнь.

В первый раз я влюбилась еще в детском садике. Мы оба были яркими персонажами. Мальчик занимался бальными танцами, я гимнастка, он звезда, и я тоже… Потому на всех утренниках и праздниках нас ставили в пару. Леша — так его звали — мне очень нравился. Это было так мило.

Честно говоря, свое детство я помню плохо. Первое осознанное воспоминание — мне 6–7 лет и я участвую в соревнованиях в Симферополе. Мне очень нравилось выступать и нравился Майкл Джексон. На том состязании у меня было упражнение с лентой под музыку Майкла Джексона. Все мое детство было связано со спортом, поэтому слезы счастья и слезы радости касались гимнастики. Я расстраивалась, когда что­-то не получалось на соревновании или я не занимала первое место — дети еще мало что понимают в спорте и хотят сразу стоять на верхушке пьедестала. А главной детской радостью был момент, когда на меня надевали медаль.

Анна Ризатдинова
2017 г.

Я родилась в Симферополе, мои бабушка и дедушка и по сей день живут там. В семье я была единственным ребенком — ни братьев, ни сестер. Детскими секретами я делилась с папой: мама, мой первый тренер по художественной гимнастике, была ко мне строже. С ней я много времени проводила в зале, и мама относилась ко мне без скидки на то, что я ее дочка — равно как ко всем детям, а где­то даже больше требовала. Поэтому я, случалось, обижалась на маму. А папа был человеком, который всегда меня выслушает и поддержит. Но сейчас, когда я завершила карьеру гимнастки и мама меня уже не тренирует, не подсказывает, она стала моей ближайшей подругой.

Мое детство было не таким, как у остальных детей. Оно было спортивным, но это был мой выбор. Сейчас, оглядываясь назад, я ни о чем не жалею. Да, я не гуляла во дворе, а во время тихого часа в детсаду не спала — меня мама забирала на тренировку. Да, я пожертвовала играми и лазаньем по деревьям, но взамен сейчас я имею намного больше. И очень рада, что родители сумели мне это объяснить.

С Альбиной Николаевной Дерюгиной во время квалификационного турнира по художественной гимнастике за дополнительные лицензии на Олимпийские игры, 2012 г.

Родители у меня просто потрясающие — любящие, добрые, но при этом они меня очень грамотно воспитывали. Я взяла себе их метод на заметку и хочу применить его к своему ребенку. Папа мне с малых лет внушал, как важно трудиться. Если ты хочешь стать знаменитой, чтобы тебя показывали по телевизору, нужно упорно работать, говорил он. Я лет в двенадцать уже четко понимала, что надо много трудиться, чтобы чего­то достичь.

Когда в шестнадцать я приехала в Киев и попала в сборную, у меня было четкое понимание того, что нужно приходить в зал первой и уходить последней. А если надо, приходить и в единственный выходной, в воскресенье. В Школе Дерюгиных я увидела много талантливых девочек и осознала: чтобы их обогнать, надо очень стараться. Надо работать больше, чем остальные — и тогда будешь иметь больше, чем остальные. На моем примере это сработало.