Сегодня 201 год со дня рождения британской королевы Виктории. Именно она стала живым воплощением целой эпохи — викторианской. Она взошла на престол в 18 лет и пробыла на троне 63 года. Родила девятерых детей и через их браки породнилась со всей Европой. Она была страстной натурой, воспитанной по-пуритански.

«Караван историй» рассказывает о жизни удивительной женщина, девиз которой был: «Нас не интересуют возможности поражения. Их не существует». Удивительной королевы, которую обожал народ и которая вышла замуж по любви.


 

— Милая, милая Лецен! Пожалуйста, можно мне немного холодной баранины? Я голодна! И это мне надоело! - Александрина Виктория резко отодвинула от себя тарелку с хлебом и серебряную чашку с молоком. Такой ужин ей подавали всегда, за исключением тех случаев, когда нужно было присутствовать на приемах и официальных мероприятиях.

— Мисс, вы отлично знаете, что леди не ведут себя подобным образом,  - строго ответила баронесса Лецен, гувернантка принцессы. - К тому же девушки должны ограничивать себя в пище, чтобы сохранять стройность и не потакать своей грешной натуре…

— Но я голодна! - Александрина даже стукнула кулачком по столу. — Боже милосердный, как же я хочу быть взрослой! Я буду делать только то, что мне нравится! И я буду всегда есть только баранину!

королева виктория
Виктории двенадцать лет, 1831 г.

— Милая Дрина, - сказала Лецен, внезапно смягчаясь. - Уверяю вас, взрослые не могут делать только то, что захотят. Особенно если они занимают важное положение в обществе и в стране, как ваши родители, как ваш дядя, король Англии… Как ваш другой дядя, король Бельгии… Вы помните, о чем я рассказывала сегодня на уроке истории? Помните генеалогическое древо Ганноверской династии? Советую вам еще раз посмотреть его, дитя мое. Идемте, я провожу вас в вашу комнату для занятий.

Дрина встала из­-за стола с надутыми губками, так и не доев хлеб. Баронесса Лецен привыкла к своенравному характеру своей подопечной, которую поначалу считала ужасно непослушной и избалованной, но вскоре поняла, что дело не в избалованности. Эту девочку вовсе не баловали, ее воспитывали довольно строго с самого раннего детства, и вскоре Лецен стала даже защищать Дрину от бессмысленной муштры и жестких ограничений, которые именовались «Кенсингтонской системой» (по названию дворца, где жила Александрина с семьей — того самого, где сейчас живут принц Уильям и герцогиня Кембриджская с детьми).

королева виктория
Отец Виктории, Эдуард Август, герцог Кентский, 1815 г.

Герцогиня Кентская, мать Александрины, рано овдовела: герцог Кентский скончался от пневмонии, когда девочке было восемь месяцев. После смерти мужа герцогиня очень сблизилась с управляющим, офицером в отставке Джоном Конроем, человеком амбициозным, жестким и властным. Ходили упорные слухи, что близость эта не была исключительно дружеской. Вдвоем с Конроем герцогиня и придумала «Кенсингтонскую систему», которая имела несколько целей: безопасность юной принцессы, «приличное» воспитание и образование и полная зависимость от матери.

королева виктория
Виктория Саксен-Кобург-Заальфельдская с будущей королевой, трехлетней дочерью Александриной Викторией, 1821 г.

Девочку оберегали, во-первых, от любых случайностей: с лестницы она спускалась только под руку с гувернанткой, практически никогда не общалась с другими детьми (во избежание инфекций, и это была не лишняя предосторожность: за несколько лет до рождения Александрины три малолетних принцессы-­наследницы трона умерли одна за другой от болезней). Во­-вторых, от дурного влияния: в те годы королевский двор вовсе не придерживался пуританской морали. Один из дядьев Александрины, Джордж (Георг), неумеренно пил, другой, Уильям (Вильгельм), не скрываясь, заводил внебрачных детей, которые и жили во дворце. Герцогиня Кентская, немка, так никогда и не ставшая своей при дворе, терпеть не могла «развратников и пьянчуг», но помимо соображений нравственности ею руководил эгоистичный расчет: герцогиня мечтала стать регентшей при своей малолетней дочери, а для этого ребенка надо было держать подальше от остальных родственников. Принцы об этом знали и при каждом удобном случае норовили поддеть невестку.