Одновременно я писала песни. И мечтала о собственном проекте. В это же время Антон увлекся музыкой, учился быть аранжировщиком. Но мы никак не могли продвинуть себя. Как-­то маме позвонила Инна Вишняк, украинский продюсер, помнившая меня по «Черноморским играм», и сказала, что Потап ищет девушку для его продюсерского проекта. Мне это было неинтересно, ведь я хотела быть сольной певицей. Но все же приехала на встречу с Потапом и Ириной Горовой (сопродюсер MOZGI Entertainment) в Киев… и была ошарашена его обаянием. Я ожидала увидеть грубоватого, резкого человека, а он оказался невероятно добрым и родным, как папа. Именно потому, что мне так сильно понравился Потап, я передумала и решила принять участие в проекте «Время и Стекло».

Вы ведь раньше были знакомы со вторым солистом, Позитивом (Алексеем Завгородним)?

Да, к тому времени мы были знакомы уже два года. Мы вместе выступали в Артеке на фестивале «Наша земля – Украина», он – в составе группы New’Z’Cool, я – сольно. Мы друг другу понравились и признались в этом. И вот увиделись снова после двухлетнего перерыва. Я опасалась, что работать будет сложно. И первую неделю, действительно, мы оба чувствовали неловкость, встречаясь взглядами. Но очень скоро это прошло, мы стали как брат и сестра.

Наши продюсеры Потап и Ира Горовая хотели создать интригу для зрителей, пытались представить нас с Позитивом как романтическую пару, но получалось неправдоподобно, «химии» между нами не было, поэтому и ожидаемого эффекта не последовало. Это стало хорошим уроком для нашей команды и для нас самих: люди всегда чувствуют подделку в музыке и в имидже. По­-этому последние года четыре мы с Позитивом ведем себя так, как в жизни, и никто не пытается нам ничего навязать.

Большой сольный концерт «Время и Стекло» в Киеве, 2017 г.

Когда мы стали самими собой, «выстрелила» песня «Имя 505». Хотя она создавалась в неком конфликте: мы ругались, спорили, разъезжались по домам. Но в то же время чувствовали, что попали в точку, это был драйв, и она мгновенно стала хитом. Сто восемьдесят миллионов просмотров клипа на YouTube – это рекорд! Нас до сих пор никто не переплюнул – ни украинские, ни российские исполнители. С этого момента я поняла, что проект будет успешно развиваться и что я на своем месте, а MOZGI Entertainment – моя семья.

Кстати, несмотря на наши дружеские чувства, нам с Позитивом поначалу было непросто вдвоем. На гастролях мы часто ссорились из­-за несовпадающих биоритмов. Он любит гулять до пяти утра и в автобусе может всю ночь не спать, болтая с музыкантами. А я хочу отдохнуть. Cлучались конфликты. Но мы быстро мирились: Леша отходчивый, да и я не люблю долго дуться. Сейчас уже притерлись, нашли компромисс. Иногда я могу до пяти утра веселиться с ними, иногда Леша позволяет мне отдохнуть и тогда всех утихомиривает: «Ш­ш­ш, Надя спит, тихо!»

С Позитивом (Алексеем Завгородним) во время съемок клипа «На стиле», 2017 г.

Позитив научил меня легче относиться к жизни. Я перфекционист и трудоголик, себя не жалею, иду к цели, не видя препятствий. А он всегда спокоен и доволен жизнью. Леша и меня научил расслабляться. Я даже сделала татуировку Relax, take it easy.

В паре с Владимиром Дантесом вы производите впечатление очень довольных жизнью людей. Расскажите, как вы с ним встретились.

В начале моей работы в группе «Время и Стекло» мы с Антоном по­-прежнему жили вместе. Но на четвертый год совместной жизни наши отношения стали умирать. Антон – тоже творческий парень, но его образ жизни не был мне близок. Например, он любил гулять с друзьями до утра, его ничего не останавливало. А у меня четкий жизненный план: я люблю работать, ходить на концерты, проводить время с друзьями и семьей. Мы пытались поговорить с Антоном, но он меня не слышал, и я все яснее понимала, что дальше нам не по пути. Но расстаться не решалась.

В 2011 году мы отправились на фестиваль «Золотой граммофон» в Крым. Ехали в поезде вместе с другими артистами – Алёшей, Эрикой и группой «ДиО.фильмы» (Дантесом и Олейником). Мы были в одном купе, болтали, смеялись. Дантес на меня даже не смотрел. А когда я вышла из купе, чтобы немного остыть – в коридоре было прохладно, – Вова вышел вслед за мной и накинул мне на плечи свою куртку.

Должна признаться, что я о нем уже тогда подумывала. Как-­то мы с подружкой стали в шутку подбирать мне жениха из шоубиза. Остановились на Вове. Мне импонировало, что он красивый, наглый и загадочный. А мне нравятся плохие парни.

Мы постояли в коридоре, потом еще поболтали с другими, а когда я собралась спать, Вова вдруг открыл дверь моего купе, зашел и сказал: «Я на тебе женюсь». И вышел. Было приятно, но я не восприняла его слова всерьез. Слышала, что он ловелас, крутил любовь чуть ли не с половиной музыкальной тусовки.

Перед началом фестиваля мы с Позитивом, Олейником и Дантесом пошли к морю. Вова спросил, где я живу. Я ответила, что на Печерске. «Ты что, такая богатая?» – «Нет, – говорю, – мы с парнем вдвоем квартиру снимаем». Позитив вмешался: «Да там парень такой, не очень». Вова тут же предложил: «Так переезжай ко мне!» Он, как выяснилось, жил через три дома от меня. Мы посмеялись, не более. После концерта разъехались по гостиницам. А утром, помню, меня накрыло жгучее желание получить от Вовы эсэмэс. И он действительно написал! Это было формальное сообщение, он просто спросил, как дела, но мы продолжали переписываться несколько дней, пока я гостила в Крыму у родителей.

В тот период у меня были серьезные проблемы с кожей – демодекоз. Я ужасно страдала по этому поводу, Позитив меня поддерживал, успокаивал, что под гримом не видно, хотя все лицо было в бугорках. Кстати, тогда в поезде я была даже не накрашена, не представляю, как Вова мог обратить на меня внимание. В Симферополе я сдала все анализы, чтобы найти причину. В итоге оказалось, что виноват дисбактериоз, возникший на фоне приема антибиотиков. Но еще до того, как это выяснилось, мама предложила мне сходить к целительнице. И та мне сказала следующее: «Все дело в нервах. Ты изводишь своего парня, но думаешь о другом. Не волнуйся, все будет хорошо, и с лицом тоже».

Я была шокирована ее словами о другом парне – настолько, что, едва выйдя от нее, позвонила Антону и сказала, что мы расстаемся. Он отмахнулся: «Да ладно, это просто очередной каприз, приедешь – поговорим». Но я повторила, что настроена серьезно.

В день приезда я с утра поговорила с Антоном, расставила все точки над i, а в обед мне пришло сообщение от Дантеса: «Включи радио «Люкс­FM»». Вова в это время давал интервью на радио и сказал, что влюбился в солистку «Время и Стекло». Это была приятная неожиданность!

Вечером мы встретились на церемонии вручения премии «Хрустальный микрофон», но Вова меня как будто вообще не узнал, прошел мимо и даже не поздоровался. Это меня сбило с толку. После премии мы пошли большой компанией на after-party и в первый же вечер поцеловались – при всех, при Позитиве, его девушке Ане и Вадиме Олейнике. Надо сказать, что Вова не любит целоваться на публике, считает это неприличным. Но в тот момент просто не смог удержаться. (Улыбается.) Когда вез меня домой на такси, признался, что не хочет меня отпускать, ведь дома меня ждет Антон. Я пояснила, что мы расстались, хотя пока и живем под одной крышей. А через неделю я переехала к Вове.