Сегодня, 4 августа, Даша Астафьева празднует 35-й день рождения.

В откровенном интервью «Каравану историй» певица рассказала о кардинальных переменах в жизни, своем пути к славе и разочаровании в мужчинах.


Много лет я создавала образ роковой женщины – любительницы острых ощущений. И этот имидж так приклеился ко мне, что и в жизни меня считали такой же. Когда я знакомилась с мужчинами, они чуть ли не шарахались от меня, даже не знали, с какой стороны подступиться. Я начала задумываться: может, именно поэтому у меня не складывается личная жизнь?

И в какой-то момент поняла: нужно меняться. Сейчас я пытаюсь быть искренней со своей публикой, откровенно говорить о том, что меня волнует, и не прятать себя настоящую за сценическим образом роковой соблазнительницы. Именно поэтому я согласилась дать интервью «Каравану историй» – журналу, который люблю.

Даша астафьева в фотосессии для "Каравана историй", сентябрь 2016

Последний год для меня был сложным, я устала от мира шоу-­бизнеса с его слухами, лицемерием, эпатажем. Устала говорить то, что нужно, казаться лучше, чем есть, демонстрировать всем, что у меня нет проб­лем, что я порхаю по жизни, как бабочка. На самом деле все было по-­другому. Я больше не могла жить в этой атмосфере, у меня начались нервные срывы…

Постепенно стала задаваться вопросом: а тем ли занимаюсь? Я на сцене восемь лет и, выходя к зрителям, уже не испытывала трепета, как раньше, действовала по отработанной схеме. Меня это ужасно тяготило. И не только это: еще я не находила общего языка с друзьями, ведь им интересно лишь то, что связано с моей работой, или слухи. Мужчины, как я сказала, боялись со мной общаться. Мне так все надоело, что я перестала встречаться с близкими людьми, со многими перессорилась и начала закрываться от мира. Интересно было только с самой собой…

Однажды я встретила подругу, которая как раз была беременна, собиралась скоро рожать. Я порадовалась за нее и решилась признаться в том, о чем раньше не могла сказать никому: «Я, наверное, в следующем году сделаю искусственное оплодотворение. Хочу родить ребенка для себя». Она так испугалась! Закрыла мне рот руками и проговорила, глядя в глаза: «Ты что, с ума сошла?! Неужели ты, столько пережив и испытав, – ты, которая наконец­-то нашла себя, реализовалась, состоялась, – недостойна быть счастливой, иметь семью, жить с мужем, стать мамой? Успокойся и поверь: у тебя все будет хорошо! Ты обязательно встретишь своего единственного и обретешь счастье».

На меня так подействовали слова подруги, как будто пелена с глаз упала. Я решила: хватит страдать! И дала себе установку: в один прекрасный день обязательно встречу мужчину, о котором мечтаю.

А о чем вы мечтали до того, как попали в шоу-­бизнес, еще в детстве?

Стать невестой. Я любила наряжаться, танцевать и петь перед зеркалом, вместо микрофона используя расческу. Мама, глядя на мои художества, спрашивала: «Доченька, а кто ты? Певица?» И я гордо отвечала: «Нет, не певица, я просто невеста!» Видимо, тогда мне казалось, что невеста – это какая­-нибудь прекрасная принцесса.

В детстве я была не только актрисой, но и командиром. Представьте: семейное застолье (а родственников у нас много, – бывало, что собиралась компания и до пятидесяти человек), гости пьют, едят, разговаривают. Тут я включаю проигрыватель, ставлю любимую пластинку и даю команду: всем танцевать! Взрослые тети с дядями покорно соглашаются, и я с ними танцую. Через какое-­то время устаю и даю новую команду: садиться за стол и продолжать праздновать! И все беспрекословно делают то, что я говорю. Со стороны это выглядело очень смешно: четырехлетняя девочка отдает «приказы» взрослым людям, а они послушно подчиняются такой крохе. Но, видимо, я была очень убедительной, харизма у меня была уже тогда.

Даша Астафьева в детстве
Даша с родителями, 1988 год

В нашей семье царила радушная атмосфера, и, думаю, мы с младшим братом, возможно, потому внимательны к окружающим, что выросли в такой теплой среде. Меня часто упрекают: зачем ты помогаешь нуждающимся людям? А я не могу по-­другому. И брат такой же: ему до всего есть дело.

Помню, со мной в школе учился мальчик с парализованными руками. Ему было трудно передвигаться, выполнение элементарного действия требовало невероятных усилий. Когда я смотрела на него, сердце сжималось от боли. А другие школьники не упускали возможности поиздеваться над ним, обозвать и даже ударить. Я же по мере сил старалась защитить его или хотя бы поддержать. Да и просто пообщаться, ведь все обходили его десятой дорогой.

В это сейчас сложно поверить, но в детстве я была, мягко говоря, невзрачной девочкой. Даже детских фотографий мало: я не любила фотографироваться, и мама, видимо, не хотела меня снимать… А все потому, что я страдала сильной аллергией. Все тело было покрыто красными пятнами, которые я во сне расчесывала до крови. Меня постоянно обследовали, но вылечить никак не могли. Папа родом из Воркуты, а люди, рожденные на Севере, страдают заболеваниями кожи. Наверное, мне это передалось по наследству. К счастью, в пятнадцать все прошло само собой.