Конечно, мне хотелось быть кем­то, быть популярным. Какой солдат не мечтает стать генералом? А для артиста популярность — это, в первую очередь, признание. Так устроено в этой профессии. Хотелось, чтобы узнавали, чтобы любили. Другое дело, что нужно быть готовым к славе. Пройти огонь, воду и медные трубы. Зачастую в медных трубах артисты застряют, их начинает заносить, они начинают считать себя небожителями. Мне очень смешно иногда за этим наблюдать.

В проекте «Суббота», 2017 г.

Я хорошо помню тот момент, когда на телеэкраны в 1999 году вышел сериал «День рождения Буржуя». Я тогда тоже очень сильно в себе сомневался, тяжело было воспринимать себя на экране. Я, кажется, там в третьей серии появляюсь, и не помню уже, сколько серий с моим участием прошло… И вот я выходил на улицу, садился в такси — и таксисты меня не просто узнавали, они денег с меня не брали! Когда я приходил на рынок, то и там у меня перестали брать деньги… Подумал: вот это я неплохо снялся в сериале! Правда, другое дело, что они меня называли Костей, по имени моего персонажа.

После этого, конечно, у меня появилось ощущение, что теперь меня больше будут приглашать в кино, потому что героя, которого я сыграл, полюбили все. Сериал был российско-­украинским, его показывали и за пределами нашей страны. И это действительно была бешеная популярность, которая резко обрушилась на меня.

Реклама

Помню, спустя три года после этого я снимался в сериале «Под крышами большого города», где играли такие «мастодонты», как Лариса Удовиченко, Екатерина Васильева, Олег Басилашвили. Конечно, всегда сложно находить общий язык с такими, когда ты актер из Киева… Но работать как-­то надо. И я помню, что с Ларисой мы быстро сработались, а Васильева пришла на площадку, увидела меня, посмотрела внимательно… Ну, думаю, все. Но она подошла и произнесла: «Я смотрела «Буржуя» только из­-за вас». И я выдохнул. Так она меня автоматически подняла на свой уровень. Было очень приятно.

На съемках фильма «Трубач», 2014 г.

Однако нельзя сказать, что меня стали приглашать исключительно на главные роли. Все­таки я такой артист, которого режиссеру нужно понимать — в смысле, понимать, что со мной делать. Видеть меня в театре, какой я. Безусловно, в кино стало больше приглашений, я снимался много, но это были не совсем те роли, которых я хотел. Я мечтал играть острохарактерных персонажей, чудаковатых. Я — острохарактерный актер, даже трагикомический. Мне этих ролей тогда очень не хватало. Мне же давали роли слишком серьезные. Каких­то начальников. И я это не любил, но, конечно, не перебирал.

Мне делали предложения из московских театров, хотели, чтобы я переехал, но я отказался — к тому времени у меня уже была здесь семья, я женился. И был не такой уже и молодой человек — 44 года. И начинать все сначала я не захотел. Но я ни о чем не жалею в своей жизни — о несыгранных ролях в том числе. В последние годы украинское кино переживает стремительное развитие, и мне приятно быть причастным к этому процессу.

Первая украиноязычная комедия «Останній москаль» с моим участием стала экспериментом и настоящим прорывом одновременно. О ней говорили не меньше, а то и больше, чем в свое время о «Дне рождения Буржуя». Это был такой прецедент в стране, уже после сумасшедшего успеха «Москаля» все ринулись снимать сериалы, причем на украинском языке, хотя раньше это даже не обсуждалось.

В сериале «Останній москаль» (производство «1 + 1»), 2015 г.

У молодых украинских актеров наконец-­то появилась возможность играть главные роли. Сейчас графики артистов расписаны на год вперед. Конечно, из­-за занятости в кино мне пришлось отказаться от нескольких театральных работ — в свое время у меня была возможность сыграть Сирано де Бержерака. Но и в кино я пока еще сыграл не все, что хочу и могу. Надеюсь, моя судьба сложится так, что сыграю все, что мне хотелось бы. Если мне где-­то предложат короля Лира — соглашусь, потому что знаю, как его делать. Для меня главное в выборе ролей — материал.

Были ли события в вашей жизни, которые, на ваш взгляд, поменяли вашу судьбу кардинально?

Да, и их достаточно много. Со стороны всегда кажется, что у артистов какая­-то гладкая и идеальная жизнь. Это не так. Люди видят, как правило, только одну сторону медали. Человек популярный должен прекрасно выглядеть, прекрасно говорить… Для меня же что артист, что президент, что король — это все те же люди, одинаковые. Со своими проблемами и недостатками.

В сериале «Хороший парень» (производство «1 + 1»), 2017 г.

Просто когда недостатки у артиста — это менее страшно, чем недостатки у президента. А артист сыграл — и все. Ну, жадный он, или бездарный, или плохой. Артист — не хирург. От него не зависит жизнь человека. А когда негативными качествами обладают люди, от которых зависят судьбы других… Может быть, поэтому я и не пошел учиться на врача, подумав, что для меня это слишком большая ответственность, которую я был не готов нести.

Существенно изменил мою судьбу мой педагог в театральном училище, заметив и забрав меня к себе на актерский курс с режиссерского факультета. Следующий поворотный момент произошел в 1989 году, когда была проведена театральная реформа, благодаря которой открылось много театральных студий и театров, в том числе и частных. И тогда я решил все бросить в Днепропетровске, где очень успешно работал в Театре им. М. Горького, играл Хлестакова, и приехал в Киев. Думал, найду работу в одном из театров, но очень быстро разочаровался.