Украинская писательница, автор бестселлеров «Ґудзик» и «Зів’ялі квіти викидають», журналистка, сценарист и поетеса Ирэн Роздобудько 3 ноября празднует День рождения!

«Караван историй» поздравляет своего почетного шеф-редактора и публикует интервью Ирэн, в котором она в характерной художественной манере, занимательно рассказывает истории из своей жизни.

Присоединяйтесь к нам в FacebookTwitterInstagram  и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»


Сколько себя помню, я всегда маниакально стремилась к независимости. Любила быть сама по себе и ни перед кем не отчитываться. И не ходить строем, в толпе. Мама рассказывала, как года в три я сбежала со двора и она нашла меня на противоположном конце так называемой балки – большого, заросшего кустарником и заваленного мусором поля, ведущего к шоссе. А я ведь пошла туда не просто так. Отчетливо помню ощущение, будто кто-то взял меня за руку и повел, нашептывая, что где-то там есть другая, более интересная жизнь. С тех пор я и чувствую эту руку в своей. Очевидно, она все еще ведет меня – туда, где интереснее. А я пытаюсь вести за собой других. Чтобы и они увидели что-то необычное…

А еще лет с пятнадцати, прочитав биографию Хемингуэя, я руководствовалась его принципом: «По возможности в жизни нужно испытать все». Не знаю, удалось ли мне это «все», но о многом я могу судить по личному опыту. И многое из этого опыта использую в своих книгах. Может, поэтому читатели мне и доверяют. За что я им очень благодарна.

Да, не зря говорят, что все мы родом из детства. Каким оно было у вас, Ирэн?

Я родилась в Донецке, на Калиновке. Долго считала, что это название происходит от слова «калина» – такое романтическое наименование местности, которую я исходила вдоль и поперек. А все оказалось намного прозаичнее: это был район имени партийного деятеля Калинина.

Ирэн Роздобудько детские фото
С родителями. Донецк, 1965 г.

Класса до второго меня воспитывала бабушка, так как родители служили врачами в воинской части в ГДР. Хотя «воспитывала» – это, пожалуй, громко сказано. Бабуля работала с утра до вечера, и у меня на шее всегда болтался ключ от квартиры. Я сама уходила в школу – и сама возвращалась. Но чаще всего, кое-как сделав уроки, до вечера носилась по улицам в поисках приключений. Иногда я садилась в троллейбус и отправлялась то в центр города – погулять, то в аэропорт – посмотреть, как улетают самолеты. В общем, пока мои ровесники жили по расписанию, я пользовалась неограниченной свободой.

Однажды меня сфотографировал репортер и дал талончик на получение снимка. Бабушка заказала по этому талону фотографию и, увидев ее, едва не хлопнулась в обморок. Растрепанная, со сбитыми коленками, в криво надетой юбке и косо напяленной кофточке, ее внучка стояла в центре города с победным видом – дескать, вот куда я добралась! А ведь бабушка свято верила, что после школы я делаю уроки, а потом смиренно сижу на лавочке во дворе, как я ей об этом не раз вдохновенно рассказывала.