– Ро­о­з, тебя требует скайп! – прокричал Роби с другого конца их огромной лондонской квартиры в Вест­-Энд.

– Бегу-­бегу! – весело откликнулась Роз, придя после нескольких асан в прекрасное расположение духа.

– Розамунд Пайк? Добрый день, я – помощник режиссера Дэвида Финчера. Наша группа начинает подготовку к съемкам фильма «Исчезнувшая», и мы приглашаем вас пройти кастинг на главную роль.

Розамунд Пайк, 2010
Розамунд Пайк, 2010

Услышав эти слова, Роз потеряла дар речи. Дэвид Финчер? Да в последнее время все вокруг только и говорят о том, что он собирается снимать фильм по нашумевшему роману «Исчезнувшая»! Можно не сомневаться – это будет бомба! Ведь о Финчере не зря ходит шутка: он может снять как увлекательный триллер даже экранизацию телефонной книги. К тому же Роз под большим секретом донесли, что на главную роль рассматриваются шесть актрис, включая Натали Портман и Шарлиз Терон. Однако Финчер ищет свежее лицо. Неужели у Роз тоже есть шанс? О, в это невозможно поверить!..

– Розамунд, вы меня слышите? – вернула ее к реальности помощник режиссера. – Так вот, прослушивание будет проходить по скайпу. Дату и время я вам сообщу дополнительно. Разумеется, если вы не против.

– Нет­-нет, я буду ждать вашего звонка, – смиренно, словно вчерашняя студентка, ответила Роз и побежала в кабинет к мужу, чтобы выплеснуть бьющие через край эмоции.

С этого и начались долгие переговоры со студией. Казалось, прослушиванию и просматриванию не будет конца. Роз несколько раз общалась с самим Финчером по телефону, пару раз с ним встречалась. А в конце концов Дэвид пригласил Розамунд в Сент-­Луис, чтобы «поболтать за стаканчиком виски». И Роз поняла: от того, какое впечатление она произведет на режиссера в этот раз, зависит, возьмет он ее на роль либо нет.

Она настраивала себя на лучший исход весь полет. Но этот чертов джетлаг! Быстрая смена часовых поясов всегда вызывает у нее усталость и дискомфорт. А тут еще бессонная ночь, которую она провела, волнуясь по поводу предстоящего разговора. Словом, к месту встречи Роз явилась с улыбкой на лице и кирпичом в затылке. Из­за ужасного волнения и головной боли о еде, а уж тем более выпивке было страшно даже подумать. Однако первый же глоток виски сотворил чудо – Розамунд полегчало. Вскоре она расслабилась и начала живо отвечать на вопросы Финчера.

– Вы уже прочли «Исчезнувшую»? – поинтересовался он.

– Пока только половину романа, – состроила милую виноватую гримасу Розамунд.

– Не любите бестселлеры?

– Да нет, нужно же быть в курсе того, что обсуждают все. Иначе в компании придется делать вид, что ты глухонемая, – рассмеялась Роз. – Хотя, если честно, не люблю, когда мне навязывают чужое и не всегда объективное мнение. К тому же в Оксфорде на всю жизнь делают прививки от дурного чтива. Нет­нет, «Исчезнувшая» – совсем другое дело, правда! – спохватившись, заверила она режиссера и смутилась, как школьница.

– Верю! – рассмеялся Финчер. – И что же вас зацепило?

– Да сама Эми! Я прочитала ее дневник – и поняла, что не доверяю таким людям. Ну зачем делать вид, что ты – само совершенство, а твой муж – полный бездарь? Да еще и твердить при этом: «Милый, все в порядке!»

Наверное, это плохо, что я так думаю об Эми? Актрисе ведь положено любить свой персонаж, – бросила она неуверенный взгляд на Дэвида.

– Ну почему же, это вовсе не обязательно. Продолжайте, – улыбнулся режиссер. И Роз снова говорила – о книге, о себе, о сыне.