– Нет, это уже настоящее профессиональное фиаско! Наверное, Дэвид решил, что я никудышная актриса, – пожаловалась Розамунд подруге­-актрисе.

– Ой, да не переживай ты так! Ну как можно изображать знойный секс, если знаешь, что твой партнер – гей? – уверенно ответила та.

Да, Роз знала, что Нил пару лет назад женился на своем бойфренде. И все же без малого сорок дублей – это уже перебор для хорошей актрисы. От этой мысли ей стало еще тоскливее…

– Все, я сдулась, как воздушный шарик, – в конце концов сообщила Роз мужу. – Пора бросать эту треклятую роль ко всем чертям!

– Верю, детка, тебе приходится несладко, – посочувствовал Роби. – Но разве ты когда­нибудь отступала перед трудностями? Прими эту роль как вызов – и дерзай!

Пайк и Роби Юниак на Critics’ Choice Movie Awards 2015

Разговор с мужем подействовал – и Роз решила не сдаваться. Хотя вживание в образ Эми вытягивало из нее все соки. «Так, ты снова думаешь об этой маньячке Эми. Да выбрось ее из головы!» – советовали друзья, встречаясь с Роз в перерывах между съемками. Можно подумать, отключаться было легко…

В романе близость казалась ужасом, делавшим человека уязвимым и зависящим от чужой воли. А брак – насилием над личностью, изматывающей бескровной войной. Перечитывая книгу, Роз ощущала, что тревога и безысходность влезают ей под кожу, вокруг сгущается зловещая темнота, а безумная Эми становится частью ее самой.

А тут еще и режиссер ждал, что Роз выплеснет злость и темную сторону своей личности. И с чего только Дэвид взял, что это ей присуще? – злилась Розамунд. Жизнь Эми и ее собственная не имеют ничего общего! Уж сколько раз мужчины предавали Роз, но ей и в голову не приходило ответить им какой­нибудь изощренной местью. И уж тем более – имитацией собственного убийства. В конце концов, она же не психопатка!

Словно в доказательство этого факта во время съемок самых мрачных сцен Розамунд пробирал безудержный хохот. Оператор и режиссер злились, а она ничего не могла с собой поделать. Наверное, это и была здоровая реакция человека, столкнувшегося с абсурдом и гнусной, оголтелой ложью. Но как бы то ни было, а вживание в образ коварной, низменной Эми длилось полгода. Но Роз лишь на премьере осознала, что все это время только то и делала, что притворялась, скрытничала, лгала и всех запутывала.

Зато после премьеры ее «супер Эми» стала сенсацией года. И если раньше Роз напоминала готовую к старту ракету, которая все никак не может взлететь, то после «Исчезнувшей» она рванула вверх со сверхзвуковой скоростью – в январе 2015 года Розамунд Пайк номинировали на «Оскар».