Двое сидели за длинным стеклянным столом друг напротив друга – как будто за ужином в аристократическом поместье. В комнате царил полумрак, на столе горели свечи, в бокалах рубином переливалось вино. Девушка откинула волосы, облизнула пересохшие губы и после томительной паузы произнесла охрипшим от волнения голосом: «Если я останусь, мистер Грей, что произойдет?»

«Я возьму тебя немедленно. Сниму с тебя это маленькое платье, чтобы с удовольствием обнаружить, что под ним ты голая», – ответил мужчина, инстинктивно ослабляя узел галстука.

Он, как и девушка, дышал учащенно, и только сила воли – и тонкий расчет – удерживали его на месте. «Прямо вот тут, на этом столе?» – уточнила девушка, прикусив губу. Мужчина только кивнул в ответ. Его собеседница на секунду задумалась, покачала головой, словно отвечая собственным мыслям, встала и, взяв в руки папку с документами, произнесла: «Спасибо, мистер Грей, за приятную встречу, мне нужно подумать. Не провожайте меня», – и вышла из комнаты. Мужчина тоже встал – и вдруг, совершенно выйдя из образа, поскакал на одной ножке. Кто-то из команды хлопнул его по плечу, кто-то рассмеялся: «Джейми, ты как всегда – не можешь усидеть на месте!»

«Снято! – сказала элегантная блондинка, сидевшая у монитора, – режиссер Сэм Тейлор-Джонсон. – Всем спасибо! Чудесно!»

Оказывается, в комнате было вовсе не двое, а гораздо больше людей – и каждый занимался своим делом: камеры, микрофоны, мониторы, пульты… Дакота Джонсон, исполнительница главной женской роли, вернулась из-за бутафорской двери на съемочную площадку и чмокнула партнера в щеку:

«По-моему, все прекрасно, Джейми! Ты так сексуально снял галстук, у меня прямо воображение разыгралось!»

«Какое там воображение, ты же уже все видела», – рассмеялся в ответ Джейми Дорнан.

Джейми Дорнан с Дакотой Джонсон на премьере фильма «Пятьдесят оттенков серого». Лондон, февраль 2015 г.

Съемочный день, один из первых в работе над экранизацией бестселлера «Пятьдесят
оттенков серого», подошел к концу. Дорнан с удовольствием освободился от шелкового серого галстука, дорогого пиджака и белой сорочки. Его герой, миллионер Кристиан Грей, – типичный пижон, приверженец роскошного делового стиля. Сам Джейми предпочитает кэжуал: джинсы, футболки, кожаные куртки. Как раз подходящая одежда для хмурого промозглого декабрьского дня в Ванкувере. Уже стемнело, когда он подъехал к арендованному дому в престижном районе города.

«Амелия, я вернулся!» – крикнул с порога.

Из комнаты вышла жена с новорожденной дочкой на руках. Джейми залюбовался идиллической картинкой.

Дакота Джонсон – прелестная девушка, с хорошим чувством юмора, и актриса неплохая: все-таки дочь Мелани Гриффит и Дона Джонсона, актерство у нее в крови. Но глядя на Амелию, Джейми в очередной раз подумал, что она была бы идеальной главной героиней. Яркая брюнетка, как раз того типа, который британцы именуют «английской розой», в простом белом платьице, открывающем соблазнительные ноги. Немного располнела, конечно, но так хороша, свежа и скромна.

«Ерунда, зачем моей жене участвовать в таких откровенных сценах? – тут же оборвал собственные мысли Джейми. – Она и фильм-то отказалась смотреть. Наверное, это и к лучшему».

Модные сайты ставили его фамилию в топ рейтингов «самых сексуальных мужчин планеты»

– Что было сегодня? – спросила Амелия с улыбкой, в которой сквозила добродушная ирония. – Секс в позе «догги-стайл»? Порка ремнем? Ну ладно, ладно, прости, больше не буду. Лучше вот поздоровайся с Далси. Что-то она много плакала сегодня, может, у папы на руках ей понравится больше, – и передала хнычущую дочку в руки Джейми. Малышка была совсем крохотная – появилась на свет за три дня до начала съемок.
Сидя с дочкой на руках на диване в гостиной и тихонько укачивая ее, Джейми думал о том, какой сумасшедший год ему выпал и как внезапно изменилась вся его жизнь – и личная, и профессиональная.

Месяц назад, когда его официально утвердили на главную роль в «Пятидесяти оттенках серого», локально известный в Британии молодой актер превратился в международную звезду. Еще никто не видел даже трейлеров фильма, а журналисты уже осаждали Дорнана требованиями интервью, папарацци выскакивали из-за каждого угла, модные сайты ставили его фамилию в топ рейтингов «самых сексуальных мужчин планеты».

Джейми, если честно, вовсе не был в восторге от романа Эрики Джеймс – какая-то дикая выдумка для домохозяек, которым, очевидно, не хватает секса и крепкой мужской руки. Ни он, ни его жена не читали книгу до того момента, как ему предложили роль.

Зато он читал ругательные статьи в своей любимой The Guardian, где критики в пух и прах разносили стомиллионный бестселлер. И далеко не все друзья поддержали Джейми, когда он согласился сняться в экранизации. Но, положа руку на сердце, – ни один начинающий актер в здравом уме не откажется от проекта, который еще до премьеры сделает его звездой, да к тому же сулит гонорар в 250 тысяч долларов плюс премия за кассовый успех ленты.

В качестве кандидатов на роль Кристиана Грея фигурировали серьезные конкуренты: Ченнинг Татум, Йен Соммерхолдер, Чарли Ханнэм, даже Райан Гослинг. Но по разным причинам все не устроили продюсеров, и вот тогда-то агент позвонил Джейми Дорнану с ошеломляющей новостью: он выиграл в лотерее мечты.

После подписания контракта у Джейми оставалось всего четыре недели до съемок. Он немедленно купил билеты в Канаду, где должны были проходить съемки, для себя и
для Амелии – жена была на восьмом месяце, если тянуть время, ее просто не пустят в самолет. Обосновавшись и устроив миссис Дорнан в новом доме, Джейми приступил к подготовке – не столько вживался в образ (мягко говоря, не столь уж сложный в психологическом плане), сколько потел в тренажерном зале. Фотомодель и бывший регбист, он никогда не запускал себя: ежедневно качал пресс и пробегал не менее трех километров, но для обнаженных сцен требовалось усовершенствовать рельеф.

Познакомился со съемочной группой – всем этим людям предстоит не раз увидеть его голую задницу, так что не помешает некоторая степень доверительности.
Был представлен автору романа, Эрике Джеймс, и конечно, Дакоте Джонсон – между прочим, ее утвердили самой первой, а партнера уже подбирали так, чтобы выглядел
гармонично в паре с Дакотой, так что в каком-то смысле именно ее нужно благодарить за роль.

Джейми Дорнан с Дакотой Джонсон
Джейми Дорнан с Дакотой Джонсон на постере к «Пятидесяти оттенкам серого», 2015 г.

Джейми попросил продюсеров заранее ознакомить его с содержанием Красной комнаты, где должны были происходить ключевые сцены фильма. Интерьер держали в строгом секрете от всех, даже от Дакоты, чтобы, когда прийдет время, она испытала перед камерой то же удивление и даже оторопь, что и ее героиня, наивная студенточка Анастейша Стил. В центре комнаты – огромное ложе, рядом козлы для порки, по стенам развешаны жутковатые, но красивые в своей целесообразности инструменты: плети, ремни, хлысты, трости, наручники, веревки для связывания. Дорнан целый день разглядывал этот инструментарий, иногда вздыхая и хмурясь: придумают же люди. Наконец съемки начались.

Джейми и Дакота постоянно бродили перед камерой голышом. Для Дорнана этот опыт не был таким уж новым и шокирующим – учитывая предыдущую карьеру модели и горячие эротические фотосессии для Calvin Klein, где он постоянно позировал в мокрых сорочках или с обнаженным торсом, а то и в одних плавках, в объятиях самых красивых девушек планеты. Но все-таки одно дело – фотография, а совсем другое – кино, да еще с садомазохистским уклоном.

Джейми поморщился, вспомнив, что ему предстоит еще посмотреть сеанс настоящего садо-мазо, записанный специально для него консультантом фильма. Для повышения компетентности в вопросе, так сказать. Далси давно спала, тихонько посапывая. Джейми, передав малышку Амелии, поцеловал жену, пообещал, что сам сегодня ночью будет менять дочке подгузники, и пошел наверх, в свой кабинет. Как всегда по вечерам, откупорил бутылку вина, налил бокал, сел к столу с лэптопом, включил запись.

«Примерный муж, – подумал он, ухмыляясь отражению в мониторе своей фирменной кривой ирландской улыбочкой. – Смотрю жесткое порно, и кто меня обвинит? Ведь это все ради благосостояния семьи!»

Но скоро его мысли унеслись далеко в прошлое…

«Я не люблю себя без бороды, мне без нее неуютно»

Внешность, открывшая двери в Голливуд, – это то, за что Джейми не устает благодарить родителей и семейные гены. Хотя в детстве он ненавидел подружек старших сестер, которые при виде мальчика всплескивали руками: «Ой, лапочка, ну какой же ты миленький!» – и ерошили его светлые вьющиеся волосы. Джейми был хрупким и невысоким, всегда выглядел младше своего возраста, к тому же страдал астмой – не очень-то мужественная болезнь.

Дорнаны жили в городке Холивуд (именно так, с одним «л»), что недалеко от Белфаста, столицы Северной Ирландии. Дорнан-старший – профессор медицины, один
из самых известных в Ирландии гинекологов; семья вела образ жизни, типичный для среднего класса. На кипящие в стране страсти Джейми почти не обращал внимания –
политика его никогда не занимала. Даже учась в школе в Белфасте, он больше интересовался спортом и рок-музыкой, чем взрывами, которые периодически устраивали боевики ИРА. Актерская профессия его тоже привлекала, и в этом отчасти виноваты гены: двоюродная сестра его бабушки, Грир Гарсон, была весьма известной в до- и послевоенные годы актрисой, многократной номинанткой на «Оскар» (одну статуэтку Грир все-таки получила). В грезах мальчик видел себя знаменитым и талантливым, как эта двоюродная бабка – между прочим, красавица.

Когда Джейми было шестнадцать, мать умерла от рака. Такая трагедия может по-разному повлиять на подростка. Паренек не начал пить или колоться, но, что называется, «оторвался». Выпускные экзамены провалил; по настоянию отца все же поступил в университет Тиссайд в Лондоне, но очень скоро забросил занятия, слишком увлеченный мечтами об актерстве и своей рок-группой, созданной еще в Белфасте вместе со старыми школьными друзьями. Группа называлась «Сыновья Джима», Джейми в ней пел и играл на гитаре.

Джейми ДорнанРебята даже добились кое-какого успеха – съездили в небольшое турне, выступили на разогреве у Кейти «KT» Танстолл. Но дальше дело не пошло.

«Наша группа была ужасна, – вспоминал позже Дорнан. – Все потому, что я хотел быть актером. Чтобы быть успешным в чем-то, нужно верить в себя, а я не верил. Сейчас бы я сделал все иначе».

Мечтая об актерской славе, Дорнан честно ходил на прослушивания. Десятки, сотни прослушиваний – и все с негативным результатом. Хорошо, сказал себе упрямый ирландец, попробуем зайти с другой стороны, в конце концов, многие актеры начинали как модели. Этот рецепт сработал, по крайней мере, на первом этапе: после участия в телевизионном талант-шоу Model Behaviour Джейми подписал контракт с модельным агентством. К этому времени он уже почти смирился со своей
внешностью.

Как только начала пробиваться щетина, отрастил бороду – в качестве защитного камуфляжа, ну и чтобы выглядеть постарше. Дорнан несколько опередил
время бородатых хипстеров, и с тех пор борода считается его особой фишкой. «Я не люблю себя без бороды, мне без нее неуютно», – не раз признавался он.
Другая фишка – слегка кривоватый нос, который трижды ломали: первый раз – теннисным мячом, потом локтем во время матча по регби и третий раз – в драке в пабе.

Однако камере нравился и его мальчишеский вид, и круглые, всегда словно удивленные глаза, и сломанный нос, и поджарая фигура. Фигура – особенно. Джинсы Calvin Klein смотрелись на его узких бедрах именно так, как нужно: словно еще чуть-чуть – и упадут. Сорочка, специально политая водой, обрисовывала четкие кубики пресса. И было еще что-то неуловимое – химия, сексэпил, порочность, – называйте как хотите – что делало его идеальным героем эротических, на грани фола, фотосессий. Модельная карьера Джейми мгновенно пошла в гору, когда стало ясно, что женщинам можно продать что угодно, лишь бы Дорнан это надел или на это посмотрел.

Джейми Дорнан Однажды в сказке фото
Джейми Дорнан начинал карьеру как модель – к примеру, рекламировал белье Calvin Klein (2013 г.)

«Я никогда не получал удовольствия от того, чтобы стоять перед объективом, – говорил Джейми репортерам, словно оправдываясь. – Но когда тебе двадцать с небольшим и тебе обещают бешеные деньги за то, чтобы ты просто посто-
ял на фоне какой-то стены или изобразил депрессивный взгляд, лежа на диване, – черт возьми, любой согласится». Благодаря контрактам с Calvin Klein, Armani, Dior паренек из Белфаста смог навсегда забыть о безденежье – за каких-то десять дней он зарабатывал на год безбедной жизни.

И это была действительно приятная работа – лежать на диване или стоять под
душем приходилось не в одиночестве, а в компании самых красивых девушек мира,
среди которых были Кейт Мосс и Ева Мендес. Ирландец всегда очень мило вел себя
на фотосессиях – слегка смущался наготы, но при этом заботливо старался облегчить задачу партнерше, а после завершения съемки, как хорошо воспитанный мальчик
после танца, говорил неизменное «спасибо» очередной красавице, которую только что сжимал в объятиях.

Конечно, легкие романы были неизбежны – как всегда в гламурно-глянцевом мире, где красивые мужчины и прекрасные женщины встречаются, чтобы сыграть в любовь.
Но в 2003 году, еще в начале его модельной карьеры, случился серьезный роман, повлиявший на судьбу будущей звезды. На фотосессии для рекламы ювелирного бренда Asprey Дорнан встретил Киру Найтли, которая тогда только-только снялась в «Пиратах Карибского моря» и пожинала плоды сумасшедшей популярности фильма.

Ему – 21, ей – 18. Дети, обожженные славой. Влюбились с первого взгляда. В газетах замелькали фото: изящно одетая, нарядная Кира ведет за руку смущенного Джейми – в кедах и мешковатых джинсах. Для Дорнана это был новый уровень известности. Одно дело, когда ты модель и просто торгуешь своим телом, а в лицо тебя не очень-то и узнают. Парень старался не болтать о своем способе заработка с незнакомыми людьми, считая его не совсем правильным для мужчины.

«Я убежден, что мужчина должен играть ведущую роль в отношениях, быть альфой. Очевидно, что с Кирой я не мог быть лидером»

В Северной Ирландии не поощряют изнеженных гламурных мальчиков, да Джейми таким и не был. При знакомстве ему больше нравилось называть себя актером. Но рядом с Кирой никакое притворство уже не срабатывало. Репортеры знали о ней все, а следовательно, узнали и опубликовали всю подноготную ее нового бойфренда.
«Я очутился в очень странной обстановке слежки и преследования, – вспоминал он впоследствии. – С тех пор ненавижу папарацци. В конце концов, есть множество способов заработать, не прячась в кустах с фотоаппаратом напротив дома восемнадцатилетней девчонки. Это не работа, а какоето извращение. Сейчас мне легче с этим мириться, потому что я стал старше. Но тогда…» Тогда целых два года Джейми злился. Отчасти – из-за неприятных сторон славы. Отчасти – потому что к этой славе ревновал. «Я убежден, что мужчина должен играть ведущую роль в отношениях, быть альфой. Очевидно, что с Кирой я не мог быть лидером».

Умница Найтли пыталась найти выход из положения. Она представила бойфренда своему агенту, и тот сотворил чудо: нашел для Дорнана роль в дорогом костюмном фильме Софии Копполы «Мария-Антуанетта». Джейми предложили сыграть любовника императрицы, шведского посла. Марию-Антуанетту играла Кирстен Данст. В постельных сценах Джейми выглядел безупречно, в других – загадочно и покровительственно улыбался, а большего от него никто и не ждал. Но, возможно, Кире не понравились именно постельные сцены. А может, их с Джейми ссоры по поводу того, «кто в доме хозяин», не потеряли остроты. Во всяком случае, именно Найтли решила разорвать отношения.

Джейми дорнан Мария-Антуанетта
Роль в костюмной драме «Мария-Антуанетта» стала для Джейми дебютной (2006 г.)

Следующие несколько лет кинокарьера Дорнана практически не продвигалась, если не считать сериала «Однажды в сказке», в котором его герой умер в первом же сезоне. Но он с истинно ирландским упорством продолжал ездить и ходить на все кастинги. «В то время я был самым презираемым человеком в сфере шоу-бизнеса – манекенщик, который рвется в актеры. Но если бы не профессия модели, если бы не контракты, у меня просто не хватало бы денег на жизнь, пока я проваливал все прослушивания одно за другим. Я старался, старался изо всех сил».

С другой стороны, успех на модельном поприще явно мешал. Уж слишком многие продюсеры и режиссеры видели его постеры в одних только беленьких плавках,
чтобы кто-то решился доверить этому красавчику с безупречно скульптурным телом серьезный творческий замысел. «Я всего два раза снялся в рекламе нижнего белья.
Но это очень специфическая работа, она мгновенно накладывает отпечаток на всю карьеру, как будто в нормальной одежде ты вовсе и не снимался».

На съемках телесериала «Однажды в сказке», 2011 г.
На съемках телесериала «Однажды в сказке», 2011 г.

С кино ему не везло, а с женщинами все шло хорошо, как всегда: таблоиды регулярно публиковали снимки манекенщика с какой-нибудь известной девушкой.

Сиенна Миллер, Линдси Лохан, Кейт Мосс… Джейми все отрицал: «Стоит просто поболтать с человеком, найти общий язык, как все тут же начинают сплетничать о ваших отношениях». Фотосессия с Кейт наделала особенно много шума, поскольку героиня, по задумке режиссера, позировала топлесс. При виде горячих кадров воображение репортеров заработало еще интенсивнее. Но Дорнан с подкупающей
самокритичностью заявил: «Да вы что, у нас ничего не было. Кейт любит крутых рок-музыкантов. Я для нее недостаточно крут». Благодаря такой благородной сдержанности актера поклонницы – а они все-таки уже имелись благодаря «Марии-
Антуанетте» и сериалу – тешили себя мыслью, что один из самых желанных холостяков планеты, обладатель неофициального титула «Золотой торс», по-прежнему ни с кем не связан серьезными обязательствами. Но потом красавчик
встретил Амелию Уорнер.

Амелия – не родственница, а всего лишь однофамилица тем братьям, которые основали одну из первых киностудий в мире. Однако семья у нее артистическая.
Ее отец – театральный актер Алан Льюис, мать, Аннет Экблом, снялась в двух десятках лент и довольно популярна в Британии. Сама Амелия начала сниматься в детстве, в четыре года после развода родителей вместе с матерью переехала из родного Ливерпуля в Лондон, поступила в театральную школу, а подростком выиграла место в обучающей программе Лондонского королевского театра. Совсем юной девушкой она довольно удачно снялась в нескольких хороших фильмах, в том числе «Перо маркиза де Сада». Но в отличие от своего ровесника Джейми, Амелия никогда не мечтала о настоящей славе, о том, чтобы стать звездой. Дорожила личной свободой и приватностью, боялась заразиться звездной болезнью, увлечься крысиными бегами. Даже в Голливуде она умудрилась остаться хорошей, милой английской девушкой.

Свадьба Джейми Дорнана и Амелии Уорнер, 2013 г.
Свадьба Джейми Дорнана и Амелии Уорнер, 2013 г.

В судьбах будущих супругов можно найти забавные параллели – например, Амелия тоже сочиняет музыку, а точнее – лирические песни о любви, снимает клипы и дает
акустические концерты. И еще одна деталь: в те годы, когда юный лоботряс Дорнан соревновался в любовном лидерстве с Кирой Найтли, Амелия с головой окунуласьв серьезный долгоиграющий роман с Колином Фарреллом. Они даже поженились на Таити, но это была не настоящая, неофициальная церемония, придуманная специально для туристов. По крайней мере, так утверждает Амелия. Колин предпочитает другую версию: «Я был молодым дураком, сразу после свадьбы осознал свою ошибку, испугался серьезности происходящего и настоял на разводе».

Как бы то ни было, Амелия Уорнер была совершенно свободна в ту пятницу летом 2010 года, когда друзья пригласили ее на вечеринку где-то в Беверли-Хиллз…
– Боже мой, куда вы меня тащите, я же ненавижу Лос-Анджелес! – бормотала Амелия, подкрашивая ресницы перед зеркалом.
– О, это так по-английски  — ненавидеть Лос-Анджелес, – рассмеялась вся компания.
– Можно подумать, в этом городе, где никто не ходит пешком и жизнь на улицах замирает в семь вечера, получится чувствовать себя комфортно, – проворчала Амелия.

«Это невероятно сексуально, когда женщина –
остроумный рассказчик.
Моя Амелия – именно такая»

Друзья поддакивали, хихикали и тащили ее за локти к выходу. Благодаря им в тот день в чьем-то роскошном особняке, у бассейна, в темной воде которого отражались непристойно огромные южные звезды, и встретились мисс Уорнер и мистер Дорнан. Двум британцам всегда найдется о чем поговорить в суетливой Америке. У Джейми к этому времени был богатый опыт унизительных скитаний по кастингам и бесконечных отказов, у Амелии тоже давно не случалось значительных ролей. Оба виртуозно владели британским искусством самоиронии и самоуничижения.
Джейми помнил эту встречу, как будто она была вчера.

Сначала он запал на красивые руки девушки, – признаться, это то, на что он всегда обращает внимание при первой встрече. А добила его мисс Уорнер своим искусством
рассказывать забавные истории. «Это невероятно сексуально, когда женщина – остроумный рассказчик. Моя Амелия – именно такая», – подумал он.
Они встречались почти три года, а потом Амелия забеременела, и тут уж сомнений не оставалось – 27 апреля 2013 года сыграли свадьбу. Довольно скромная, как для актеров, церемония прошла в деревенской церкви в графстве Сомерсет. Приглашены были только друзья и родственники.

2013-й, несмотря на кажущееся коварство чисел, для Дорнана стал самым счастливым. Через пару недель после свадьбы стартовал первый сезон сериала «Крах». Это была первая по-настоящему серьезная роль Джейми, непростое испытание на наличие (или отсутствие) актерского дара. «Крах» – история маньяка, который орудует в родном городе Джейми, Белфасте. И это не обычный триллер, да и детективом в традиционном смысле его не назовешь: с самого начала зрителю известно, кто именно совершает жестокие, кровавые убийства. Сюжет построен на противостоянии серийного убийцы и его преследователя, женщины-полицейского в исполнении великолепной Джиллиан Андерсон. «Мы с вами очень похожи. Оба одержимы жаждой власти», – заявляет убийца в телефонном разговоре с детективом.

Герой Джейми по имени Пол Спектор – низкооплачиваемый психолог социальной службы, женатый отец двух маленьких детей. Он приветлив с соседями, нежен с семьей и заботлив с клиентами. Но по причине, которая зрителю неизвестна, этот во всех отношениях приятный молодой человек ненавидит одиноких молодых женщин-карьеристок.

Возможно, он просто не допускает мысли, что женщина может быть успешнее его, мужчины. Его жертвы с удовольствием знакомятся с симпатичным парнем, легко соглашаются с ним переспать, но секс оказывается для них последним в жизни. Белфаст – идеальный город для такого сюжета: здесь в воздухе как будто разлито предощущение чего-то ужасного, а за толстыми стенами старинных домов вопли жертв глохнут, словно в вате. Джейми вцепился в роль как в последнюю возможность расстаться с имиджем «мальчика в обтягивающих плавках». И отчаяние, как это иногда бывает, сыграло ему на руку. Пригодились и волчий голодный взгляд, и стремительная походка человека, которому неведомы сомнения.

Роль маньяка Пола Спектора в сериале «Крах» – именно та, которой Джейми хотел бы запомниться. (2014 г.)
Роль маньяка Пола Спектора в сериале «Крах» – именно та, которой Джейми хотел бы запомниться. (2014 г.)

После первого же сезона Дорнан стал лауреатом ирландской кино- и телевизионной премии Irish Film & Television Award сразу в двух номинациях: «Лучший телевизионный актер» и «Восходящая звезда».

Церемония награждения проходила в апреле 2014 года в дублинском отеле Double Tree, рядом с Джейми на красной дорожке позировали Майкл Фассбендер, Джереми Айронс и Колин Фаррелл. В короткой речи Джейми, сияя очаровательной, чуть смущенной улыбкой, поблагодарил за поддержку и любовь свою семью – Амелию и малышку Далси, которая «спит сейчас там, наверху», – и ткнул пальцем куда-то в люстру, обозначая отельный номер, снятый для семьи на ночь. Съемки «Пятидесяти оттенков серого» к этому моменту уже давно закончились, премьера была отложена на год. В интервью Джейми постоянно задавали вопрос – как же так получилось, что он в двух своих главных и лучших ролях играет садиста, связывающего женщин?

«иногда меня пугает легкость, с которой я перевоплощаюсь в этого ужасного персонажа»

Иногда Джейми посмеивался в ответ: «Да уж, в последний год я что-то стал большим специалистом по вязанию узлов». Чаще – раздражался: «Действительно, мои герои связывают женщин, но делают это совсем с разными целями. В «Пятидесяти оттенках», если вы заметили, полфильма обсуждается контракт с девушкой, предусматривающий ее полное согласие на все действия сексуального характера. Там нет и речи о насилии. Это история любви, а не садо-мазо история. Пол Спектор – совсем другое дело. Более отвратительного человека мне еще не приходилось играть. И знаете, я должен признаться – иногда меня пугает легкость, с которой я перевоплощаюсь в этого ужасного персонажа».

Да, нечего скрывать: он желал бы, чтобы именно роль в «Крахе» стала его визитной карточкой. Для начинающего актера лучше, чем амплуа харизматичного плохого парня, не придумаешь. Но увы, весь мир уже, даже до выхода фильма, знает его как сладенького любителя кожаных плетей Кристиана Грея. Друзья, которые не одобряли эту его затею, прямо высказали свои сомнения, и Джейми смирился с этим. Он заранее понимал, что многие в его близком кругу будут ядовито подшучивать над
ролью Грея. Ведь большинство его друзей – обычные ирландские парни, не актеры, уроженцы Белфаста, которые, как и он, переехали в Лондон в поисках работы. В
этой компании он до сих пор проводит праздники и выпивает в пабах.

«Мне нравится, что я, несмотря на все перемены в жизни, по-прежнему больше всего ценю две вещи: свою семью и своих друзей, большинство которых вместе со мной с самого детства, со школьной скамьи. В этой компании мы не очень-то церемонимся друг с другом, высказываем прямо все, что думаем. Но это только на пользу». Впрочем, в актерской среде у него, конечно, тоже есть добрые товарищи: Эндрю Гарфилд и Эдди Редмэйн.

С Редмэйном они даже в свое время делили квартиру, когда оба одновременно приехали покорять Голливуд.

Роль в костюмной драме «Мария-Антуанетта» стала для Джейми дебютной (2006 г.)
Сейчас, спустя год после премьеры «Пятидесяти оттенков серого», у Джейми наконец наступил приятный период, когда можно немного расслабиться. Он снялся в трех крупных кинопроектах подряд, выходящих на экран в 2016 году. Первый –  мистический триллер «Девятая жизнь Луи Дракса», где Дорнан опять играет психолога, но теперь уже хорошего, помогающего главному герою, мальчику в коме, вспомнить все и вернуться к жизни.

Затем состоится премьера боевика «Жадовиль» о политическом кризисе в Конго в 1961 году. Дорнан сыграл ирландца, возглавлявшего подразделение миротворческих сил ООН.

И еще один военный фильм – «Антропоид» – Джейми считает своей главной удачей. Сюжет, как и в предыдущем случае, основан на реальных событиях 1942 года, когда двое диверсантов Британского управления спецопераций, по происхождению – чех и словак, – проникли в главное здание СС в Праге с заданием уничтожить обергрупенфюрера Рейнхарда Гейдриха. «Характер моего героя, Яна Кубиса, ближе всех прочих моих персонажей к моему собственному характеру». Что он имеет в виду – узнаем, когда увидим.  От Кристиана Грея Джейми, конечно, не удастся избавиться так легко: вторая и третья часть уже на этапе предпродакшена, выход фильмов запланирован на 2017 и 2018 годы.

. . .С того вечера в Ванкувере прошло два года. Было самое начало ноября, и Джейми с Амелией сидели дома, в Западном Лондоне, и говорили. Вернее, говорил он.

– Понимаешь, Эм, сейчас, после всех этих съемок, плюс с новыми контрактами на руках, я чувствую себя выжатым как лимон, но довольным. Я понятия не имею, как публика встретит эти фильмы. Но на крайний случай у меня в запасе всегда есть «Крах». И теперь, благодаря интенсивной работе, я могу немного расслабиться, сыграть в гольф. Мне уже не нужно хвататься за любое предложение, я могу подождать проект, который действительно заинтересует.

Джейми Дорнан с женой Амелией Уорнер и дочкой Далси, август 2014 г.
Джейми Дорнан с женой Амелией Уорнер
и дочкой Далси, август 2014 г.

Амелия только тихонько улыбалась про себя: это ее-то муж, который и десяти минут не способен усидеть на месте, рассуждает о покое! Джейми понял ее без слов:

– Я не виноват! Один психолог, с которым я консультировался перед съемкам «Краха», чтобы достовернее сыграть своего персонажа, – так вот, этот парень сказал мне, что у меня повышенный уровень адреналина, и из-за этого я не способен усидеть на месте даже десять минут. Мне нужно все время прыгать, бегать или отжиматься! Наверное, когда ты видишь, как я отжимаюсь на ковре в спальне, мечтаешь, чтобы я посидел рядом и почитал книжку?

«Этот скромняга явно нарывается на комплимент, – подумала Амелия. – Сказать ему, что на самом деле я в это время с удовольствием пересчитываю кубики у
него на животе?»

– Я беременна! – вместо этого выпалила она…

Пусть в доме Дорнанов нет Красной комнаты – счастливым супругам дополнительные сексуальные ухищрения ни к чему: они и так друг от друга без ума.

Подготовлено по материалам журнала «Караван историй»

Присоединяйтесь к нам в Facebook, Twitter или Вконтакте и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»