Группа «Время и Стекло» Надя Дорофеева и Алексей «Позитив» Завгородний дали свое первое большое совместное интервь для ноябрьского выпуска «Каравана историй», рассказав о том, как изменились их жизни и отношения за последние 10 лет.


Как за девять лет добиться такого успеха, что тебя обожают все: дети, их родители и бабушки с дедушками? Почему им приходилось скрывать личную жизнь? О чае с Потапом за пять гривен, о том, какие привычки друг друга раздражали раньше и что произойдет через двадцать лет, рассказывают участники группы «Время и Стекло» Надя Дорофеева и Алексей «Позитив» Завгородний.

Караван историй ноябрь 2019 Время и стекло
Время и Стекло на обложке журнала «караван историй», ноябрь 2019

Алексей, как лучше к вам обращаться? Позитив?

Алексей: Можно меня даже Надей называть, но лучше все­таки Леша. Родители, когда все хорошо, зовут Лешей, а когда злятся, то говорят строго: «Алексей!» И тогда я понимаю, что попал. А никнейм Позитив у меня появился в школе, когда я был МС в рэп­группе NewZCool. До этого называли МС Плюс. Потому что был позитивный и добрый. Но потом мы с друзьями решили, что все­таки быть мне Позитивом. Кстати, тогда это слово еще не было в тренде..

Надя: А меня мама в любом настроении называет Надюня. А я Лешу – Пазик. Думаю, что имя Позитив подходило тебе в школе. А сейчас мы Лешку в шутку зовем Негатив. Когда гастроли длятся долго и он очень уставший, а в последнее время так происходит постоянно, то он находится в особом настроении и состоянии.

А.: Да-­да. Нервные срывы, панические атаки. А если серьезно, то изза занятости я не могу даже увидеться с мамой, хотя в одном городе живем. Кстати, моя сестра­-двойняшка Лиза, которую я тоже давно не видел, только что прислала сообщение, что всегда готова меня поддержать и выслушать и что любит меня сильно. И я ответил, что тоже очень сильно ее люблю. Вот такое у меня общение с родными. И мне стыдно, что мы подолгу не видимся.

Н.: А моя мама обижается, если даже один день ей не звоню, а потом приезжает ко мне дня на три и понимает, почему так происходит.

Но очевидно, что вы вместе проводите больше времени, чем с кем-­либо. Вы друг другу еще не надоели?

Н.: Это странно, но нет. И я этому сама удивляюсь! Но в команде не только мы двое. У нас восемь человек, с которыми мы ездим в одном автобусе, и у каждого – свой ритм жизни и привычки. Кто-­то хочет спать, кто-­то – гулять, кому­-то дует, кому-­то жарко. Вся сложность – в этих бытовых мелочах. Но мы научились аккуратненько избегать критических ситуаций. Поэтому не ненавидим друг друга. Более того, до этого интервью не виделись целых полдня, а встретившись, тут же стали делиться своими новостями.

А.: Я только с репетиции – если Наде танцы даются проще, то мне надо немножко догонять. В шесть утра закончились съемки клипа, и я сразу поехал туда. А про коллектив: мы с тобой, Надя, недавно говорили на эту тему, да? Что отношения в группе, состав которой почти не менялся за эти годы, – это наша большая победа. Потому что это люди разного возраста, с семьями, детьми и без… Завтра мы летим на концерт и знаем, что в аэропорт каждый приедет со своими проблемами. И решать их будем мы. Причем по отдельности, предварительно обсудив, кто из нас поговорит.