Трудно поверить, что Монике из сериала «Друзья», а точнее актрисе Кортни Кокс, сегодня, 15 июня, исполняется 56 лет.

«Друзья» подарили Кортни не только славу, но и лучшую подругу — Дженнифер Энистон. Именно Джен утешала Кортни после неудач в любви. «Караван историй» рассказывает, как Кортни Кокс, пережив предательства мужчин и восемь выкидышей, наконец обрела счастье в семье.


Синева океана – до самого горизонта, нежный, бархатистый ветерок, едва слышный плеск волн, солнце светит прямо в лицо… Ну и что? Веснушки очень даже привлекательны. Лай собаки за спиной, девичий смех и низкий мужской голос: «А солнышко не обгорит на солнышке?» Ах, до чего же хорошо, хорошо, хорошо-­о-­о!

­- Ты знаешь теперь, что тебе не дает почувствовать себя полностью счастливой? – Кортни очнулась от грез и взглянула на Дженнифер Энистон, ее лучшую, проверенную временем и жизнью подругу.

– Да, помыть шестую машину… – фраза вырвалась у Кортни совершенно автоматически.

Джен громко расхохоталась.

– Я так и думала! – сквозь смех выдавила она.

Кортни подхватила игру.

– Да, у меня наготове мыло, губки, щетки, специальный воск для полировки и многое другое!

Как же хорошо, когда есть такая классная подруга и та картинка из грез, с мужчиной и девочкой.

Кадр из сериала «Друзья», 6-й сезон. На снимке: Дэвид Швиммер, Дженнифер Энистон, Кортни Кокс, Мэттью Перри, Лиза Кудроу, Мэтт Леблан

Кортни обняла и расцеловала подругу, взяв с нее обещание на следующей неделе непременно заехать проведать крестницу и выпить чашечку ирландского кофе, приготовленного по особому рецепту Джонни – сама она кофе не пьет, а Джонни любит выпить кофе в компании. Сегодня Коко остается у отца, Джонни прилетает только вечером, значит, у нее есть время прогуляться по шопинг­-моллу, заглянуть в любимый ресторанчик и, главное, встретиться с супружеской парой – будущими героями ее проекта.

Идея создать реалити­-шоу, показывающее жизнь обычных людей на протяжении девяти месяцев в ожидании малыша, забрезжила у нее давно, в середине 2000­х, после нескольких трагически закончившихся беременностей. Тогда нужно было дать измученному мозгу какую­-то работу, защитить саму себя от боли. Она ласкала этих нерожденных детишек в воображении, баюкала их в своем сознании, придумывала каждому имя, ощущала тепло их крохотных тел.

Дэвида раздражала ее печаль, хотя она никогда не ныла, не рыдала в подушку и не искала утешения в кабинете психоаналитика. Просто в эти годы с головой ушла в духовные практики, медитацию, много работала и подолгу проводила время наедине с собой, или с Коко, или с Джен. Именно тогда они с Дэвидом стали отдаляться друг от друга, хотя в Голливуде о них ходила слава как об одной из самых крепких и счастливых пар.

К счастью, расставание не принесло горького привкуса: они не делили недвижимость, счета и опеку над Коко. Иногда Кортни казалось, что она какая­-то неправильная голливудская звезда: ни тебе блистательных романов, ни скандалов, ни особо значимых ролей и даже ни одной кинонаграды. Но эти мысли текли как­-то вскользь, не задевая, не вынуждая бросаться в пучину страстей. Сколько она себя помнит, сдержанность всегда была ее основной чертой. Или почти всегда…