Сейчас, кстати, ничего не коллекционирую. А когда-то собирала еще шутов. Хотя что шутов коллекционировать – их и так полно в жизни… Шуты изображаются, как правило, с полуулыбкой, но за этой улыбкой всегда есть какая-то своя драма. Для меня это ассоциация с людьми, которые из себя пытаются изображать тех, кем они не являются, при этом у них нет возможности стать другими.

Вот такая неизбежность существования. Ведь все мы идем каким-то своим путем и в какой-то момент, засуетившись, задрав нос, сходим с него. Когда понимаем это, стараемся вернуться. У кого-то это получается, а у кого-то не хватает сил, мудрости, воли. Знаю очень много таких примеров.

Значит, вам часто приходилось разочаровываться в людях?

– Знаете, я особо никогда ни в ком и не очаровывалась, чтобы потом разочароваться, понимаю, что все мы – люди. Крайне редко можно найти человека, который не просто умственно и интеллектуально развит, но еще и человечен, мудр. Не помню, чтобы я кем-то восхищалась до умопомрачения, всегда была какая-то дистанция. Если ты кем-то очарован, то уже не можешь сохранять трезвый взгляд. А я за то, чтобы стараться быть максимально трезвым человеком всегда.

Однако это не значит, что я не умею радоваться жизни. Конечно, умею! Но при этом не мыслю однобоко, а всегда пытаюсь с нескольких сторон заглянуть в свою жизнь, в жизнь других людей. Поэтому, понимая тонкости человеческой психологии, никогда не бываю категоричной, не говорю: «Не смогу простить этого никогда». К тому же я прекрасно знаю: человек, который оступается, сам платит. Платит, поверьте! И вам для этого не нужно прикладывать никаких усилий. Это же законы Вселенной – они работают очень четко.

Единственное, что я могу сделать, когда увижу что-то не устраивающее меня – не устраивающее серьезно, – это уйти. Но исправлять человека, переделывать его как-то… Я понимаю, что проступок может повториться. Конечно, люди меняются, но есть крайняя точка – есть ноль. И когда человек поступает так, что твои чувства обнуляются, это однозначно знак: все, хватит барахтаться в одной луже, пора начинать какой-то свой путь.

Конечно, человек может измениться, но тогда это уже будет другой человек. Да и когда тебя обнуляют, ты тоже становишься другим. Словом, я не из тех, кто будет сохранять отношения, когда они уже изжили себя. Я не цепляюсь за материальные вещи, мне это неинтересно.

А что для вас нескучно? Что вас может удивить в жизни?

– Меня очень сложно удивить. Даже не знаю… Вот сейчас я удивлена тем, что отвечаю взаимностью на любовь мужчины. Да, для меня удивительно, что я могу любить, к тому же так долго.

Все фото — из личного архива Надежды Мейхер, предоставлены для «Каравана историй»


Подготовлено по материалам журнала «Караван историй» за апрель 2015 года

Напомним, первого ребенка, сына Игоря, Надежда Грановская родила 15 августа 2002 года от бизнесмена Александра Лищенко. 23 марта 2012 года певица родила дочь Анну от российского бизнесмена Михаила Уржумцева, генерального директора «Мелон Фэшн Групп» (производитель одежды, владеющий брендами Zarina, befree и Love Republic). В 2014 году тайно вышла за него замуж и взяла его фамилию, а уже 17 октября 2015 года у пары родилась дочь Мария.