«Ты – мой единственный любимый мужчина, Маноло, – не вздумай переубеждать меня! Ты никогда меня не предашь и не причинишь мне боль, как это делали другие… Все, что я имею в жизни я добилась сама – без помощи мужчин. Я никогда не страдала от отсутствия их внимания, но я не хочу зависеть от них ни в чем!»

Cофия Вергара так разгорячилась, произнося этот эмоциональный спич и активно жестикулируя при этом, что ее лицо раскраснелось, а идеально уложенные волосы растрепались. Она уже устала в который раз объяснять, почему отложила свадьбу со своим возлюбленным Джо Манганьелло. По официальной версии, представленной прессе – церемония задерживается из­-за напряженного графика съемок будущих мужа и жены. Но настоящую причину переноса даты свадьбы София боялась озвучить даже самой себе…

София Вергара

– Маноло, перестань меня терзать! – со всей горячностью, присущей настоящим колумбийкам, крикнула Вергара. – Мне нужно время, чтобы принять правильное решение!

– О, Санта Мария, сколько же времени ты будешь принимать решение? – поднял глаза к небу собеседник актрисы – молодой человек, которому на вид – чуть больше двадцати, черноволосый и кареглазый. Рядом с эффектной и моложавой Софией он выглядел как младший брат или юный любовник. – И, кстати, почему ты отказалась вместе с Джо сниматься в фильме?

– Я же тебе миллион раз объясняла! – София вновь взорвалась. – Я не хочу повторить историю Бена Аффлека и Джей Ло – после того, как они вместе снялись в фильме «Джильи», то разорвали помолвку и разошлись. Зачем рисковать?!

– Чем рисковать? Ты же сама себе противоречишь? – не успокаивался Маноло. – С одной стороны избегаешь брака с Джо, а с другой – боишься, что ваши отношения что­то может разрушить!

– Маноло, ты меня окончательно запутал! – актриса села на диван в просторной гостиной и обхватила голову руками. – Я уже сама не понимаю, чего хочу на самом деле…

Маноло присел рядом с ней, обнял за плечи и, немного успокоившись, мягко сказал:

– Ну извини, пожалуйста, – он нежно провел ладонью по плечу Софии. – Извини, что напираю… но я считаю, что вы с Джо очень друг другу подходите… И мне будет очень жаль, если у вас ничего не получится… Пойми, я же не смогу находиться возле тебя все время. Конечно, по первому твоему зову я буду рядом…

– Я все понимаю, мой мальчик, – София в ответ нежно обняла Маноло и прильнула своей щекой к его лицу. – Никак не могу смириться, что ты вырос…

– Зато ты, мамочка, совершенно не изменилась, – сказал Маноло и поцеловал Софию в гладкий, как у 19-­летней девушки, лоб.

…Мало кто верил, что у Софии такой взрослый – 22­летний сын – ведь 43­летняя актриса выглядела даже в своем самом худшем состоянии лет на 35 – максимум! Это голливудские кинозвезды сначала строили карьеры, а потом, годам к сорока, задумывались о материнстве. А в родной для Вергары Колумбии девушки выходят замуж рано. Что уж говорить о такой яркой красотке, как София!

София Вергара с сыном Маноло, 2014
София Вергара с сыном Маноло, 2014

В 19 лет она выскочила замуж за своего школьного поклонника Хосе Гонсалеса. Хотя в случае с Вергарой главной причиной ее скороспелого брака было скорее желание сбежать из родительского дома: мать – домохозяйка, и отец, занимавшийся разведением скота, постоянно скандалили и ругались на чем свет стоит. Папаша частенько поколачивал мать и детей – Софии и ее двум братьям и сестре – тоже доставалось.

Правда, благодаря своей роскошной внешности София довольно рано начала зарабатывать на жизнь. Однажды 17­летняя девушка отдыхала на пляже своего родного города Барранкилье, и тут ни с того ни с сего ее начал снимать с разных ракурсов фотограф, не отходя ни на шаг. Сначала София приняла парня за очередного навязчивого воздыхателя и даже собиралась дать ему от ворот поворот. Но тут фотограф признался, что работает в модельном агентстве и ищет девушку для рекламы Pepsi.

Но съемки в рекламе приносили ей такие гонорары, что она без труда могла обеспечить свое многочисленное семейство, включая новоиспеченного муженька Хосе Гонсалеса и появившегося на свет Маноло.София согласилась попробовать свои силы в модельном бизнесе и очень скоро ее карьера начала складываться наилучшим образом – реклама Pepsi принесла ей популярность во всей Латинской Америке. Она бросила университет, куда поступила по настоянию тирана­отца. Папаша считал престижную в Колумбии профессию стоматолога наилучшей для Софии.

Вскоре Вергара перебралась в столицу Колумбии – Боготу, где уже активно работала моделью на подиуме и появлялась в качестве ведущей на телевидении. Правда, день ото дня София все отчетливее понимала, что на родине ей больше ловить нечего – пора расширять горизонты…

К тому времени у нее не было отбоя от поклонников – и не таких голодранцев, как ее муженек Хосе, а вполне приличных, респектабельных и обеспеченных. Один их таких – особенно близких мужчин – помог Софии вместе с двухлетним сыном перебраться в США.

На новом месте эффектная колумбийка быстро нашла работу на международной испаноязычной телесети Univision. Дело в том, что со своим жутким акцентом Вергара не могла устроиться ни на один американский телеканал, не говоря уже о том, чтобы пройти кастинг на роль в голливудском фильме.

София Вергара«Я – иммигрантка, так что у меня была проблема – английский язык, – вспоминала колумбийка. – Я приехала в США с приличным словарным запасом, но просто ужасным акцентом. Поэтому первое, что я сделала, – наняла преподавателя, который ставил мне правильное произношение. Слава богу, я явилась в страну не бедной – успела подзаработать в Колумбии на телевидении и в модельном бизнесе. Но работа над американским акцентом привела к тому, что на кастингах я не могла выкладываться в полную силу – все мое внимание было сконцентрировано на «правильном» языке. В конце концов, я плюнула на все и пошла работать на испаноязычное телевидение, у которого в Штатах очень приличная аудитория – десятки миллионов».

В эфире тревел­шоу Fuera de Serie София чувствовала себя, как рыба в воде. В этом шоу она проработала с 1995 по 1999 годы и побывала в самых экзотических местах по всему миру.

Популярность Вергары в испаноязычных странах была невероятной, и неизбежно ее персоной заинтересовались англоговорящие зрители.

Сексуальная София стала появляться в ролях латиноамериканок, обладающих характерным акцентом, сначала в сериалах. А позже и в фильмах. Как правило, она играла эффектных красоток в комедиях. Этот легкий жанр полностью соответствовал веселому нраву актрисы.

«Просто бедной иммигрантке из Колумбии не давали трагические роли, – объясняла Вергара. – Ах, как бы я хотела сыграть так, чтобы зритель рыдал! Нет, конечно, с комедией я настолько дружна, что она уже стала частью моего организма. Даже дома, когда я начинаю серьезный разговор, не могу долго удержаться на нужной ноте. Я ведь из­за этого бросила университет: училась на стоматолога, но больные начинали хохотать, когда я показывала, как следует открыть рот. Эх, такой хороший врач пропал…»

Сериал «Американская семейка», в котором Вергара сыграла забавную темпераментную колумбийку Глорию Дельгадо­Притчет, мгновенно стал суперхитом и превратил Софию в самую высокооплачиваемую телезвезду!Кстати, для того, чтобы попасть в мир кино, Вергаре пришлось изменить цвет волос. София от природы – натуральная блондинка, но ее светлый оттенок локонов никак не вязался с ее карими глазами и смуглой кожей – характерными для латиноамериканок. На многочисленных кастингах ей не раз намекали на эту ее особенность, но Вергара каждый раз игнорировала замечания – мол, принимайте меня такой, какая я есть. Но однажды она решила воспользоваться советом. Стоило актрисе перекрасить волосы в темный цвет, как она стала похожа на настоящую латинос – и теперь от новых ролей отбоя не было!

– Мама, послушай, – обратился сын к Софии. Они перебрались из гостиной на роскошную кухню, отделанную белым мрамором. Пока Вергара сидела перед ноутбуком и активно нажимала кнопки клавиатуры, Маноло колдовал над крепким колумбийским кофе. – Что ты хочешь прочитать в Интернете? Очередную сплетню о вас с Джо?

– Маноло, после скандала с Ником меня уже ничем не испугать! – София взглянула на сына и улыбнулась. – На самом деле я разглядываю фото, которые мне прислал Хулио. Взгляни сам!

– Сейчас, только кофе разолью по чашкам. Тебе с сахаром? – спросил он у Софии, но та так строго посмотрела на сына, что ложку с сахаром, предназначенную для ее чашки, он отправил в свою. – Знаешь, мам, я всегда удивлялся твоему легкому характеру, несмотря на далеко нелегкую жизнь, и умение прощать самые сильные обиды… Как тебе это удается? Взять того же Хулио – сколько неприятностей тебе принес родной братец, а ты с ним общаешься как ни в чем ни бывало…

– Маноло, но он же мой родной брат! – ответила София и отхлебнула обжигающий кофе, чашку с которым ей подал сын. – И потом, если бы я помнила обо всех обидах и каждую минуту вспоминала о пережитых горестях, я бы сейчас выглядела, как морщинистая, злая, толстая старуха, а не как твоя ровесница!

…Это произошло спустя несколько лет после переезда Софии в Майами. Однажды ее разбудил телефонный звонок. Когда она взяла трубку, то услышала нечеловеческий крик вперемешку с громкими причитаниями на испанском. Она сразу узнала свою мать и поняла, что произошло что­то ужасное. Минут через пять после уговоров Софии она перестала кричать, и немного успокоившись, рассказала, что старший брат Вергары – Рафаэль – убит. Парень связался с сомнительной компанией, занимался противозаконными делами и… вот результат.

После похорон мать была в ужасном состоянии, и София решила, что не оставит ее в Колумбии. С отцом они были в разводе, поэтому сварливого папашу не нужно было перевозить в Майами. Зато младшие брат и сестра Вергары – Хулио и Вероника – оставаться вдали от мамы и старшей сестры ни в какую не согласились…

София решила поселить их всех вместе и купила большой дом. Правда, оставаться с младшими детьми мать актрисы не желала. Первое время она ездила на работу вместе с Вергарой. Пока дочь снималась, ее мамаша, не знавшая ни слова по­английски, покорно ждала дочь. Если же София задерживалась, родительница впадала в панику и начинала причитать, пока не появлялась ее звездная дочь.

В конце концов, Вергара устала таскать за собой маму и наняла ей сиделку. Первое время пожилая женщина горько переживала разлуку с дочерью, а потом привыкла…

Казалось, жизнь начала налаживаться. Теперь Вергара решила взяться за устройство жизни брата. Она отправила его учиться в Мичиганский университет, естественно, оплатив учебу и содержание Хулио.

Но братец не оправдал надежд щедрой сестры… Он умудрялся постоянно преподносить ей неприятности: гонял пьяным за рулем автомобиля, устраивал дебоши в общественных местах, употреблял наркотики… И все это на деньги Софии, которые доставались ей тяжелым трудом.

После нескольких попыток облагоразумить Хулио, София поняла, что у нее больше нет сил (актриса в последнее время чувствовала себя плохо) нянчиться с великовозрастным братом, купила ему билет до Колумбии и отправила на родину. Там парень прошел лечение в реабилитационной клинике…

Но к тому времени сама Вергара тоже нуждалась в медицинской помощи. На фоне бесконечных проблем с родственниками ей действительно нездоровилось – появилась слабость, и без того вспыльчивая Вергара стала заводиться с пол­оборота по любому поводу. Могла заплакать из­за пустяка, хотя раньше не отличалась повышенной «слезливостью»…

Все разъяснилось во время плановой проверки у эндокринолога. После тщательных исследований врач огорошил Софию приговором: рак щитовидной железы.

То, что в тот момент испытала Вергара, описанию не поддавалось: шок, страх, отчаяние, ужас и невероятная злость… на врача, сообщившего ей эту новость.

Дело в том, что в ее родной Колумбии такие страшные диагнозы не объявляют пациенту «в лоб». Врачи деликатно и с пониманием относятся к психике больного человека – диагноз обычно сообщают родственникам, а те уже решают – говорить или не говорить больному о проблеме…

В Америке же не сообщить пациенту о его диагнозе – противозаконно, поэтому о чувствах больного в этот момент врачи не беспокоятся…

Если честно, то родственники Софии сами нуждались в ее помощи – куда им еще и о ней заботиться…

Вергаре тогда было всего 28 лет – на руках маленький сын, мать и колумбийские родственники (к тому времени в США перебралась еще и родная тетка актрисы). Их благополучие… да и жизни зависели от нее одной. И чтобы не травмировать родных, актриса решила скрывать от них свой диагноз…

Тогда София пережила, пожалуй, самый страшный период своей жизни – ей сделали операцию, а после она прошла тяжелый курс химиотерапии. Некоторое время ее шею «украшал» шрам от операции, но позже на него наложили косметический шов. А спустя время врачи сообщили ей, что болезнь вошла в стадию ремиссии…

Только тогда София смогла выдохнуть и дать волю чувствам. Она все рассказала родным и друзьям – и как будто сбросила тяжелый груз с плеч… Но долго горевать – не в характере Вергары. Через пару часов после слезного рассказа о пережитых страданиях, она уже хохотала и со смехом вспоминала, как тряслась перед операцией и после, когда ждала вердикта врачей.

Привет, любимая! – на пороге появился во всей своей красе Джо Манганьелло и ослепил Софию великолепнейшей улыбкой. – Не ждали? А я решил устроить вам сюрприз. И тебе привет, Маноло. А на следующий день она уже и не вспоминала о своем недуге (хотя регулярно посещать врача не забывает!).

Что ты тут делаешь? Ты же должен быть на съемках? – Вергара была крайне удивлена неожиданному появлению Джо. Но тут же догадалась, чьих это «рук» дело и перевела многозначительный взгляд на Маноло. Парень пожал плечами и всем своим видом показал, что он здесь не при чем и появлению Манганьелло удивлен не меньше, чем София.

Просто соскучился, – сказал Джо и, выложив на стол пакет с едой из фастфуда, поинтересовался. – Вы тут наверное проголодались?

Ты же знаешь, что я это не ем! – возмутилась София.

Ну один­то раз можно – ничего не случится с твоей роскошной фигурой, – с иронией произнес Джо и достал из пакета огромный бургер. – Не будь такой злюкой!

О, Господи, Джо, не выводи меня из себя, прошу! – Вергара и без того была на взводе после разговора с Маноло, а тут еще Джо… Она понимала, что его появление вовсе неслучайно, как и невзначай затеянный сыном разговор о свадьбе. Они явно договорились с Джо и решили напирать на нее с двух сторон…

Ты в плохом настроении сегодня? – спокойно уточнил Джо.

Вовсе нет, – пошла на попятную София… Скандалы ей были незачем. Но, судя по всему, сегодня разговор предстоит серьезный… и окончательный. – Я бы тебе тоже не советовала жрать всякую дрянь – так ненароком лишишься своего звания секс­символа. Знаешь, твое идеальное тело очень быстро может утратить свой великолепный вид…

Не переживай, один раз можно – сегодня особенный день. Правда, Маноло? – Джо подмигнул парню. – И потом, когда­то эта, как ты сказала «дрянь», была для меня недостижимой роскошью. Я иногда покупаю этот фастфуд, чтобы не забывать те времена…

…Внешность Джо очень многих сбивала с толку – он был похож и на уроженца одной из латиноамериканских стран – жгучие черные волосы, острые черты лица, темные глаза и обворожительная улыбка… Но даже красота его лица меркла перед безупречностью тела. Любоваться им могли зрители фильма «Супер Майк» и сериала «Настоящая кровь», благодаря которым Джо и прославился.

На самом деле в жилах Манганьелло смешались сицилийская, австрийская, немецкая и армянская кровь. И родился он в Америке – Питтсбурге, штат Пенсильвания. Кстати, идеальная внешность Джо едва не погубила их отношения с Софией в самом начале… Также как и не стала пропуском на голливудский олимп…

В детстве и юности Джо разрывался между увлечением спортом – он одновременно занимался футболом, волейболом, баскетболом и театром – впервые парень дебютировал на сцене, когда учился в старших классах, сыграв в популярном в Америке мюзикле «Оклахома!» После этого он работал в школьной ТВ­студии, а в выходные дни с друзьями снимал фильмы на камеру, взятую напрокат.

«В детстве я был весьма мрачным ребенком, – вспоминал Джо, – мне нравилась готика, черепа, Хеллоуин и я был влюблен в басистку из White Zombie с зелеными волосами. Внутри я был скорее странным актером, курил за углом в крутой футболке и пытался найти себя через пирсинг и наркотики».

Переходный возраст Джо благополучно перерос, и, поступив в университет Carnegie Mellon School of Drama, обучался там актерскому мастерству. После его окончания играл на театральной сцене и даже получил престижную театральную награду Great Alumni Award.

Театр театром, но настоящая слава и баснословные гонорары ждут актеров только в кино. И Джо отправился покорять Голливуд. И надо же случиться такой удаче – он прошел пробы в картину Сэма Рэйми «Человек­паук»! Манганьелло досталась роль Юджина Томпсона – задиры, который учился в школе с Питером Паркером. Дебют оказался громким – сыграть в блокбастере с Тоби Магуайром и Кирстен Данст – такой шанс выпадает не каждый день!

Казалось, перед Джо лежит прямая, ровная и гладкая дорога в настоящее кино… Но Манганьелло не сумел тогда воспользоваться выпавшим ему шансом. «Через шесть месяцев после съемок меня вышвырнули из квартиры за неуплату, – вспоминал актер, – я потерял машину, мебель и даже одежду. Судебный пристав дал мне пять минут, чтобы собрать шмотки и убраться с занимаемой жилплощади».

Причина такого стремительного падения была банальной – алкоголь. Это пагубное пристрастие он приобрел еще в 16­летнем возрасте. Джо подрабатывал в барах родного Питтсбурга, изображая капитана Моргана (эту работу он получил, соврав о своем возрасте). Джо бродил в костюме пирата среди столиков и подначивал студентов покупать больше выпивки. И сам прикладывался к горячительному.

«Моими кумирами в молодости были в основном сильно пьющие люди – актеры и рок­звезды, – говорит Манганьелло. – Я хотел быть как они, но мне не суждено было стать тем, кому такое прощают».

Ему понадобилось несколько лет, чтобы выкарабкаться наверх. Что только ни пережил Манганьелло – работал разносчиком посылок, техником на съемках, чернорабочим на стройке… И продолжал ходить на кастинги. Он не брезговал сниматься в эпизодах и ролях «десятого» плана… пока удача снова не улыбнулась ему. Джо утвердили на роль оборотня Алсида Герво (вот где пригодилось «готическое» детство актера) в вампирском сериале «Настоящая кровь». «Исполнив роль Алсида Герво, для зрителей я стал ассоциироваться с полной луной и волками!» – шутил Манганьелло.

Своим вторым шансом Джо воспользовался по полной и теперь держал себя в ежовых рукавицах. Во­первых, никакого алкоголя, во‑вторых, Джо занимался пять месяцев подряд с фитнес­тренером Роном Мэтьюсом (именно он готовил Хью Джекмана к съемкам в фильме «Люди Икс»), чтобы нарастить свои великолепные мускулы. А в‑третьих, Манганьелло обзавелся шикарным загаром, чтобы выгодно отличаться от других, «бледнолицых» героев «Настоящей крови».

Роль в сериале не только принесла ему популярность, но и престижные награды – NewNowNext Awards, Saturn Awards, Scream Awards. А еще звание секс­символа.

Известный мужской журнал назвал актера одним из ста обладателей идеального мужского тела всех времен. В том же году он получил титул «Первое пляжное тело в мире».

Несмотря на внешность рокового красавца, Джо не мог похвастать длинным списком любовных побед. До встречи с Вергарой у него были недолгие отношения моделью Одри Мари, а также с девушкой по имени Бриджит Питерс…

…Впервые они увидели друг друга в июле 2014 года – Софию и Джо представили друг другу на ужине в Ассоциации корреспондентов Белого дома.

Это была любовь с первого взгляда – роскошная женщина и сногсшибательный мужчина были просто созданы друг для друга. Джо не мог скрыть восхищения после той встречи и заявил журналистам, что мечтает о такой женщине как София Вергара!

«Я избегаю романов с актерами! – уверяла Вергара журналистов. – Манганьелло для меня слишком приторный красавчик, ненавижу сладкое!»Пресса тут же приписала актерам роман, но София поспешила разочаровать акул пера.

Но Маноло, поклонник сериала «Настоящая кровь», которому давно нравился Джо, начал убеждать Софию обратить внимание на Манганьелло, расхваливая многочисленные достоинства актера.

Он даже успел намекнуть журналистам, живо интересующимся личной жизнью Вергары, что маме нравится Джо, и у них вроде бы все хорошо…

А дальше все произошло само собой…

Ладно, я пойду – сказал Маноло, воспользовавшись паузой. Джо дожевывал второй бургер, а София делала вид, что увлечена компьютером.

Когда сын Вергары деликатно удалился, Джо заговорил откровенно:

София, думаю, хватит юлить и делать вид, что у нас идеальные отношения. Давай определимся: хотим ли мы оба одного и того же… или нам стоит сделать паузу в отношениях, чтобы во всем разобраться…

Вергара отвела взгляд от экрана ноутбука и пристально посмотрела в бездонные глаза Джо.

Понимаешь… я не знаю, что тебе сказать… – ответила она после паузы. – Я хочу быть рядом с тобой… Только благодаря тебе я поняла, что такое настоящие отношения – легкие, непринужденные, искренние и открытые. Мы же с тобой почти за год ни разу не поссорились. Но… я ведь до сих пор не отошла от предательства Ника Лоба. И я боюсь снова пережить обман и получить нож в спину о любимого человека…

…С Ником София познакомилась на приеме после «Золотого глобуса». Лоб был сыном известного американского дипломата и влиятельного бизнесмена, а еще баллотировался в сенат штата Флорида. На церемонии он оказался неслучайно – Ник в свободное от основной работы время продюсировал небольшие проекты, и в мире кино был своим человеком. Вергара, конечно же, покорила его наповал! Да и Лоб произвел на нее впечатление: неглупый, респектабельный и богатый…

Роман между Софией и Ником разгорелся жарким пламенем. Новый возлюбленный дарил актрисе дорогие подарки, возил на роскошные курорты, он даже сумел поладить с ее сыном. Впрочем, Софии это только казалось: на самом деле Лоб под разными предлогами выпытывал у Маноло, во сколько Вергара приходит домой и кто ее провожает. Но об этом она узнает гораздо позже…

А тем временем отношения пары были столь прекрасными, что София и Ник решил пожениться и завести детей. Последнее оказалось трудновыполнимой задачей: после операции и тяжелого лечения Вергара не могла зачать и выносить ребенка. И вот тогда Лоб нашел выход из ситуации: заморозить их с Софией искусственно оплодотворенные эмбрионы. Свадьба была уже не за горами, как грянул гром среди ясного неба.

На одной из вечеринок подруга Вергары актриса Рейчел Хеллер представила Ника как жениха Софии. Его реакция повергла «невесту» в шок: Лоб возмутился, что он никакой не жених. Он – серьезный политик и будущий сенатор, и называть его женихом всего лишь актрисы – в высшей степени возмутительно!

Возмущенная София припомнила Нику, что он – неудачник, который не выиграл ни одни выборы. В тот вечер она много еще чего припомнила… Но и Лоб в долгу не остался.

Разумеется, после этой истории отношения Софии и Ника сошли на нет. И у актрисы уже намечался новый роман с Манганьелло…

Оскорбленный несостоявшийся жених, узнав, что у Вергары намечаются новые отношения, решил отомстить ей весьма изощренным способом.

Лоб подал на Вергару в суд, требуя единоличной опеки над… эмбрионами – двумя их нерожденными дочерьми. Ник настаивал на том, что София забыла о них. А он – нет, и готов  стать отцом­одиночкой. Ему нужно лишь согласие Вергары дать шанс на жизнь их дочерям, а выносит их суррогатная мать. Лоб нанял адвокатов, которые принялись искать факты, очерняющие Вергару. И делал все возможное для того, чтобы отнять у нее право распоряжаться судьбой замороженных эмбрионов.

Эта история с каждым днем становилась все больше похожей на безумие… В отчаянии София заявила, что приняла решение уничтожить их. А экс­жених тут же обвинил ее в «убийстве»…

К счастью, рядом с Софией был Джо, который поддерживал ее в этот трудный период. Он был полностью на стороне любимой и считал Ника полным кретином.

Getty Images

Актер был уверен, что защитить Вергару от нападок безумца может только его забота, внимание и крепкие отношения. Накануне Рождества Джо сделал Софии предложение, и она согласилась…

Но потом вновь заварилась каша с судами и грязными делишками Лоба… и София решила отложить свадьбу.

Послушай, любимая, я не знаю, как убедить тебя в том, что я не такой, как Лоб… Я не знаю, что сделать, чтобы ты поверила мне, что я люблю тебя, такой, как ты есть – веселой и грустной, злой и ласковой, дерзкой и мягкой, как кошка, сильной, как тысячи солдат, ранимой, как пятилетний ребенок… Люблю тебя за твою красоту и сексуальность, и за твои недостатки – а уж я о ни знаю больше других… Я скажу тебе только одно: что бы с тобой ни случилось, в какую бы ситуацию ты не попала, я всегда буду на твоей стороне и всегда приду на помощь… Даже, если буду просто твоим другом.

Когда Джо закончил говорить, по его щекам текли слезы. Что говорить о Софии – она рыдала навзрыд!

Прости меня, Джо, – говорила она охрипшим голосом  сквозь слезы. – Ни один мужчина никогда не говорил мне такие слова, а ведь я всегда ждала услышать именно их…

Пока влюбленные стояли обнявшись и шептали друг другу слова нежности, из дверного проема, ведущего из гостиной в кухню, выглянул Маноло.

Я так и знал! – радостно завопил он, глядя на счастливую мать и ее будущего мужа. – Вы как хотите, а я считаю, что свадьбу надо отметить в ноябре! И обязательно на берегу океана! И на это раз, мама, ты не отвертишься!

Подготовлено по материалам журнала «Караван историй. Украина»