За месяц съемок они узнали друг о друге очень многое, но каждую уединенную прогулку вне съемочной площадки им хотелось узнать еще больше. Руни рассказала ему о своей спортивной семье, а он признался, что никогда не играл ни в какой футбол, а лишь в куклы, и даже занимался балетом.

Мара смеялась над его рассказами и сыпала своими историями. Вспомнив первую роль в школьной театральной постановке «Ромео и Джульетта», рассказала, что гораздо сильнее хотела сыграть Ромео. «Я бы на это посмотрел с удовольствием», — прокомментировал Хоакин и прикурил ей сигарету.

— А почему ты решил сыграть в «Гладиаторе»? — внезапно спросила она.
— Потому что хотел, чтобы у меня была перманентная завивка, Руни, — смеясь, ответил он, — это же очевидно. Не для того же, чтобы бегать в кожаных сандалиях… А если серьезно. То ты знаешь, мой отец меня с детства приучал видеть в людях хорошее и плохое. Просто сажал к себе на колени и показывал опустившихся людей. Так я учился понимать, что никто не рождается злым. Поэтому даже в Коммоде я видел человека…

Руни Мара и Хоакин Феникс на премьере "Джокера"
Руни Мара и Хоакин Феникс на премьере «Джокера» 28 сентября 2019 года

— Что будешь делать после съемок? — аккуратно поинтересовался Феникс, когда группа перебралась для финальных кадров в Рим.

— Буду валяться в кровати, — улыбаясь, сказала актриса. — Серьезно. Моя бы воля, я бы и встречи там деловые тоже назначала. Но, скорее всего, поеду смотреть на горилл в Руанду или попутешествую в Непале, или куплю швейную машинку и научусь шить одеяла. Или научусь танцевать бальные танцы.

— Идея с тем, чтобы поваляться в кровати и ничего не делать — отличная. Поеду к маме, залягу, а она будет мне готовить сэндвичи с тофу. А насчет горилл — совершенно сумасшедшая идея. Я бы тоже на них посмотрел с удовольствием, — сказал Хоакин, подразумевая совершенно другое. То, что сложно было сказать вслух: «Давай больше никогда не будем расставаться».

Вот то, что он хотел сказать. Но произносить это даже было не нужно. Вернувшись в Лос-­Анджелес, они смогли быть врозь всего неделю и с тех пор действительно уже не расставались.

Когда в конце 2016 года Гас Ван Сент предложил Хоакину главную роль в фильме «Не волнуйся, на своих двоих он далеко не уйдет» о парализованном карикатуристе, он сразу же рассказал ему о талантливейшей Руни Мара, которая замечательно подойдет на роль его сиделки. И Гас был не против. Снявшись в этой комедийной драме в марте 2017 года, в мае пара приехала на Каннский кинофестиваль, где Хоакин был номинирован на «Золотую пальмовую ветвь», которую, к своему удивлению, получил…

На Венецианском кинофестивале-2019

…В тот вечер они вышли из зала Дворца Фестивалей, держась за руки. Для всех было очевидно, что Руни Мара и Хоакин Феникс пара. Влюбленные разговаривали без умолку и уехали с церемонии вместе. Быстро переодевшись в свое, они аккуратно прошмыгнули к пляжу и присели на остывший к вечеру каннский песок, который днем искрится на солнце.

— Ты знаешь, что мы могли вообще не встретиться… — неожиданно сказала Руни.
— В смысле?
— Тогда на съемках фильма «Она». Я же эту роль получила случайно. Ее должна была играть Кэри Маллиган, но у нее намечался «Великий Гэтсби», и она просто не успевала.
— Я этого не знал. Так вот кого мы должны благодарить! — и он поднял стаканчик с кофе, а Руни — свой холодный чай пополам с лимонадом. — За Маллиган!

Она прислонилась к нему и подула ему теплым воздухом в плечо. Пляж был пустынный, и только мужчина и женщина, пятикратный номинант на «Золотой глобус» и трехкратный на «Оскар», и его не менее знаменитая подруга, сидели рядом и молчали, разглядывая свои черные, как море перед ними, кеды.

— В чем явишься в следующий раз на церемонию?
— Предполагаю заявиться в плавках, — ответил он.
— Отлично. Думаешь, сойдет с рук?
— Конечно!
— Я с тобой! Можно, я буду одета как сейчас? — и он посмотрел на ее серую растянутую футболку и черные джинсы.

— Безусловно! О, слушай. Историю про то, как мы с Кейси сняли этот псевдодокументальный фильм «Я все еще здесь», о том, что якобы ухожу из кино и начинаю карьеру рэпера, чем вогнали с ступор даже самого Дэвида Леттермана, ты слышала. Но там был такой момент, который знаем только мы с ним. Это была умора. Слушай…

Фото — Getty images


Впервые опубликовано в журнале «Караван историй» (март 2018)

Смотрите также:

Почему Бену Аффлеку не везет в любви