22 июня одной из величайших актрис современности, обладательнице трех «Оскаров» Мэрил Стрип исполнилось 67 лет. Она входит в список ста лучших кинозвезд всех времен и является рекордсменкой по количеству номинаций на премию «Оскар».

В этом году за роль в биографическом фильме «Флоренс» о знаменитой американской пианистке и певице Флоренс Фостер Дженкинс, у которой полностью отсутствовали слух и чувство ритма, Мэрил Стрип скорее всего получит свою двадцатую номинацию.

«Караван истори» расказывает личную историю выдающейся актрисы.


 

«Прими мои поздравления, дорогая: только что твое имя вновь назвали среди номинантов на «Оскар», – торжественно сообщил Дон, входя в комнату жены с эскизом в руках. «И теперь меня в сотый раз будут разглядывать в микроскоп, сравнивая с другими претендентками», – съязвила она. «Но ведь это ты входишь  в список ста лучших кинозвезд всех времен, и это тебя называют самой интеллектуальной актрисой Голливуда!» – возразил Дон с гордостью в голосе. «О, мой дорогой! – растрогалась Мерил. – Это ты у меня достоин самого высокого в мире титула!»

Едва Дон, поболтав с женой о предстоящей церемонии и показав наброски своей очередной скульптуры, скрылся за дверью, Мерил принялась рассуж­дать. Да, наверное, Дон все же прав: ее не зря называют самой титулованной актрисой мира. Подумать только – две золотые маски «Бафта», две статуэтки «Эмми», восемь «Золотых глобусов» и три «Оскара»! Не зря коллеги шутят: пора ввести закон с запретом на номинации Мерил Стрип, тогда и у других актеров появится шанс на победу.

Да уж, пора, пора покидать Олимп. Хотя, чтобы взобраться на него, она трудилась как каторжная. И все было далеко не так гладко, как кажется со стороны. Взять хотя бы «Оскар». В этом году на эту премию ее номинируют – дайте-ка вспомнить – девятнадцать раз. Рекорд в истории кино! Неудивительно, что Мерил Стрип стала притчей во языцех. А сколько нервов стоит каждый раз гадать: дадут вожделенную статуэтку или она снова достанется более удачливой актрисе?

Мерил Стрип в молодостиКогда ее первый «Оскар», на который так уповала Мерил, уплыл к Мэгги Смит, она была вне себя от злости. Ничего, настанет и ее час! И точно, спустя год ей предложили главную роль в фильме «Крамер против Крамера». Роль дизайнера Джоанны, которая судится с мужем из-за ребенка, понравилась Мерил. И все же при обсуждении сценария она высказала замечание: ее героиня должна быть более достоверной и должна максимально точно олицетворять женщин, переживших развод. Аргументы актрисы, которая год назад едва не получила «Оскар», признали вескими все – продюсер, режиссер, партнер по фильму Дастин Хоффман, – и сценарий переписали.

Но вот на площадке идиллии не было. Бог мой, сколько же она тогда ссорилась с Дастином! Мерил переживала за каждую мелочь и была напряжена, как струна. А он, будто назло, обзывал ее актерской машиной.

К счастью, муки увенчались ошеломительным успехом. И в тридцать один год Мерил Стрип получила свой первый в жизни «Оскар». Церемония проходила в знаменитом театре Кодак. Шествуя по красной дорожке в белом платье и белом жакете, Мерил, смущенная огромной толпой, вспышками камер и пристальным вниманием к своей персоне, трепетала как лист на ветру. А когда ведущие назвали победителя в номинации «Лучшая женская роль второго плана» и она услышала свое имя, то и вовсе едва не расплакалась.

Голова весь день кружилась от эйфории и нереальности происходящего. И зайдя во время вечеринки в женский туалет, она положила свою долгожданную золотую статуэтку на бачок – и благополучно о ней забыла…

Мерил Стрип Дастин Хоффман «Крамер против Крамера»
C Дастином Хоффманом в фильме «Крамер против Крамера»

Вспомнив о давнем курьезе, Мерил расхохоталась и отправилась в ванную комнату, где теперь хранятся все три ее «Оскара». Устраивать в доме иконостас из своих наград она не стала. Дело в том, что одно время она получала такое удовольствие от восторженных отзывов о своей игре, что Дон даже начал посмеиваться. Вот Мерил и решила: немного самоиронии ей не повредит – и отправила своих «Оскаров» в ванную…

Смахнув несуществующую пыль со второй статуэтки, она снова погрузилась в воспоминания… Чтобы заполучить роль узницы концлагеря в фильме «Выбор Софи», Мерил пришлось едва не на коленях заверять режиссера, что справится с нею лучше, чем кто бы то ни было. Алан Пакула рискнул – и не остался в накладе. Пропустив через себя трагедию героини, потерявшей двоих детей, Мерил настолько потрясла зрителей и жюри, что снова получила «Оскар». Потрясен был и сам Пакула. «Если существует рай для режиссера, то он заключается в том, чтобы всю жизнь снимать Мерил Стрип», – скажет он впоследствии журналистам.

Мистера Стрипа расстраивало, что его любимая дочь Мери Луиза напоминает гадкого утенка

На этот раз, получая золотую статуэтку, Мерил блистала в самом прямом смысле: на ней было платье, расшитое золотыми нитями, а перекрашенные по такому событию волосы отливали медью. Стрип ощущает себя королевой. Вот и заказала у дизайнеров золотое платье – затрещали газетчики. Разнюхай они тогда историю этого наряда, раздули бы настоящую сенсацию!

А дело было вот как. В «Выборе Софи» Мерил снималась беременной, а ко дню вручения «Оскара» уже была на сносях. Повертевшись у зеркала, она пришла в ужас: все платья стали катастрофически малы! – и побежала на распродажу в подвальчик магазина Saks на Пятой авеню. Но там – вот досада! – на ее живот налезло только одно платье – с блестками и шлейфом. Не искать же другой наряд! – махнула рукой Мерил, принесла платье домой, перешила рукава, а шлейф прикрепила так, чтобы он хоть немного скрывал живот. И уселась за текст своей речи.

Мерил Стрип Роберт Де Ниро
Мерил Стрип и Роберт Де Ниро в фильме «Влюбленные»

На церемонии она так взволновалась, что без конца комкала свою шпаргалку. А выходя на сцену, и вовсе ее уронила. Зал взорвался аплодисментами. А Мерил, смутившись вконец, призналась, что волнуется до дрожи в теле. Но и это еще не конец истории. Когда она после церемонии вернулась домой и стала снимать «золотое» платье, то с ужасом обнаружила, что забыла срезать ярлык.

Ну разве не смех и грех? Нет, такое могло случиться только с ней! Мерил снова расхохоталась. Но взяв с полки третью фигурку «Оскара», посерьезнела. Видит бог, она любит все свои роли. И все же Маргарет Тэтчер в фильме «Железная леди» играла с особым чувством. Во-первых, Мерил – настоящий политический наркоман: обожает смотреть новости по телевизору. А во-вторых, ей так хотелось, чтобы люди увидели в «железной леди» не бесчувственную машину, а женщину! Однако все старания были напрасны. Коллеги Тэтчер дали отрицательные отзывы. Сама же баронесса сперва вообще отказалась смотреть картину – дескать, незачем было делать из ее карьеры развлечение. А затем холодно заметила, что Мерил Стрип не удалось воплотить на экране ее реальный образ.

Зато критики были в восторге от Стрип. Ей вручили восьмой «Золотой глобус», вторую статуэтку «Бафта» и третий «Оскар»! На этот раз она появилась на ковровой дорожке в роскошном золотом платье со шлейфом. Правда, когда прозвучало ее имя, Мерил показалось, что пол-Америки разочарованно ахнуло: ну вот, снова она! Но зал поднялся и сопровождал актрису овациями, пока она не поднялась на сцену. Да ладно вам! – отмахнулась Мерил.

На этот раз она основательно подготовилась к церемонии. Наряд подбирала не в спешке, а заказала загодя у Lanvin. А речь начала так, как это следовало делать и раньше, – обращением к мужу:

– В первую очередь я хотела бы поблагодарить Дона. Ведь когда это делаешь в конце речи, из-за музыки уже ничего не слышно. А я хочу, чтобы он знал: Дон, все, что я ценю в жизни больше всего, дал мне ты!..

Мерил Стрип ОскарНадо заметить, проход по красной дорожке – не только радость, но и головная боль для любой актрисы. Когда тебя с ног до головы показывают по всем телеканалам мира, надо выглядеть на все сто. А уж для Мерил Стрип это дефиле – и вовсе мучение. Ее не зря называют самой скромной примой кино. Единственный тренд, который она признает, – естественность: минимум макияжа, легкая укладка и элегантный наряд. Заполучить ее в клиентки мечтают все модные дома. Однако даже с самыми знаменитыми из них Мерил общается по «служебной обязанности».

Нет, конечно, ей нравятся некоторые дизайнеры. Не зря же, в конце концов, в колледже она писала диплом на тему дизайна одежды. Но куда лучше она чувствует себя дома, с семьей, и не в торжественном одеянии, а в простых, комфортных нарядах. А вручение «Оскара» предпочла бы смотреть по телевизору.

– Мерил, каждая женщина отдала бы правую руку, лишь бы оказаться на твоем месте на этой церемонии! – заявила ей как-то мама. – И только ты, дорогая, не способна получать удовольствие. Ну почему, объясни мне, ради всего святого!

«Стрип ощущает себя королевой: надела золотое платье» – затрещали газетчики. Знали бы они историю этого наряда…

– Ну не люблю я, когда меня разглядывают тысячи глаз! – в сердцах ответила дочь. – Терпеть не могу надевать супермодные платья, произносить речи. Да пойми же ты, наконец, выход в свет – моя любимая мозоль!

– Все-все, умолкаю, – сдаваясь, подняла руки вверх Мери Вулф и удалилась от греха подальше. – Право, не возьму в толк: и как только моей дочери удалось стать акт­рисой? – услышала Мерил бормотание матери.

А ведь на самом деле – как? – задумалась Мерил…

Ее детство прошло в городке Бернардсвиль. Отец, Гарри Уильям Стрип-младший, работал менеджером крупной фармацевтической компании. Будучи по природе ужасно пессимистичным, но невероятно ответственным человеком, он вечно переживал за своих чад. К примеру, мистера Стрипа расстраивало, что его любимая дочь Мери Луиза напоминает гадкого утенка. Мышиного цвета волосы, очки с толстыми стек­лами, на зубах скобка. К тому же она не по годам высока и худа. Одному богу известно, какая судьба ждет девочку.

Однако это мало беспокоило саму Мери. Она с удовольствием возилась с младшими братьями Дэном и Гарри и мечтала лишь об одном – заиметь большой дом, много детей, мужа и стать образцовой домохозяйкой. И откуда только все это бралось? Ведь ее мама, художница Мери Вульф, хотя и обожала своих детей, но предпочитала не обременяться домашними хлопотами. Даже картофельное пюре она приносила в картонках из магазина. Если обед нельзя приготовить за двадцать минут, с ним и возиться нечего, считала Мери Вульф.

Мерил СтрипЗато у нее имелась масса других достоинств. Она была энергичной, любила жизнь и хорошо знала, как получать от нее удовольствие. Когда Мери устраивала в доме музыкальные вечера, муж играл на фортепиано, а дочь пела. В такие минуты Мэри особенно хотелось, чтобы в ее малышке Мери Луизе проснулось творческое начало.

Однажды она увидела, как дочка схватила бабушкин карандаш для бровей, стала у зеркала и начала рисовать на лице морщины. «Первый грим!» – ахнула миссис Стрип – и защелкала фотокамерой. Глядя на мамины снимки спустя лет пятьдесят, Мерил Стрип будет смеяться: ведь на них она именно такая, как сейчас!

Смешливой Мерил была и в детстве. Она так часто пародировала учителей и веселила одноклассников, что однажды ее даже выгнали из школы. Однако родители не стали сердиться, а пригласили известного педагога по вокалу. Эстель Леблинг была в таком восторге от вокальных данных ученицы, что даже не хотела брать за уроки денег. А двенадцатилетняя девочка, которую интересовали лишь Барбра Стрейзанд, «Битлз», чирлидинг и мальчики, стала мечтать о карьере оперной певицы. Однажды на рождественском концерте она спела «О, святая ночь» на безупречном французском, хотя этот язык изучала совсем недолго, – и поразила всю школу.

Это было волшебно! Но прошло еще пару лет – и Мери Луизе захотелось стать такой же красоткой, как первые красавицы школы. И она взялась за дело. Для начала сократила свои два имени до одного – «Мерил», затем сняла брекеты, вместо очков нацепила голубые линзы и перекрасилась в платиновую блондинку. Была у нее еще одна дерзкая мысль – сделать пластическую операцию на носу, который казался ей ужасно длинным. А что, многим девочкам из ее школы на выпускной родители «дарили» новые зубы и носы. Но поразмыслив, Мерил заявила родителям:

– Мой нос – мой характер!

Мерил Стрип Джек Николсон
C Джеком Николсоном в фильме «Ревность»

На радостях папа построил для дочери бассейн на двадцать пять метров, а мама продолжила развивать ее творческие способности, всячески поощряя участие в школьных спектаклях. Усилия увенчались успехом: Мерил Стрип была признана королевой школьного бала.

Затем был колледж Вассар, куда она поступила после школы. Каких-либо потрясающих воспоминаний об этом заведении Мерил не сохранила. Да, парни оказывали ей внимание, и это было приятно. Но главное, она прилежно училась. И кроме степени бакалавра искусств по специализации «драма», получила стипендию на обучение в Школе драмы при одном из престижнейших университетов Америки – Йеле. Зато после колледжа Мерил выкинула коленце…

Это было начало семидесятых – расцвет движения хиппи. Считая себя одной из этих раскрепощенных, свободных от всяких условностей молодых людей, Мерил заявила родителям, что отправляется в Европу. Свобода у нее была, а вот денег катастрофически не хватало. И Мерил путешествовала автостопом, а чтобы заработать на ночлег и еду, устраивала представления в парках. О, если бы что-то подобное задумала сотворить одна из ее дочерей, Мерил Стрип легла бы поперек взлетной полосы!

Однако в юности принадлежность к хиппи не сбила ее с намеченного пути. По возвращении домой Мерил переехала в Нью-Йорк и таки поступила в Йель. Учеба в престижном университете не сделала ее снобкой. Не стыдясь ни капли, она подрабатывала официанткой в кафе. Да еще как – могла за вечер обслужить сразу восемь столиков! Ха, если задуматься, то и сегодня у нее – все те же восемь столов: фильмы, дети, родственники и куча дел, которыми надо заниматься изо дня в день.

Учась в Школе драмы, она, совсем еще юная, сыграла больше сорока ролей. Словно снедаемая неутолимым сценическим голодом, бралась за любые – от Елены в шекспировском «Сне в летнюю ночь» до восьмидесятилетней старушки в спектакле «Идиот Карамазов». В ее классе учились и другие талантливые студентки, к примеру Сигурни Уивер, Кристин Эстабрук. Но Мерил Стрип играла так, что поражала видавших виды профессоров.

– Эта девушка слишком хороша для студенческой сцены, – твердили они в один голос. – Жаль, что она выкладывается так, что изнуряет себя!

Мерил Стрип Джули и Джулия
Кадр из фильма «Джули и Джулия: Готовим счастье по рецепту»

Опасения преподавателей были ненапрасны: в придачу к степени магистра изобразительного искусства и диплома доктора искусствоведения Мерил получила язву желудка. Если актерская профессия так опасна, стоит ли связывать с ней свою жизнь? – засомневалась она и решила круто изменить судьбу: поступить на юридический факультет.

Однажды, отыграв вечерний спектакль, Мерил легла в кровать с намерением отоспаться и наутро с ясной головой отправиться на вступительные экзамены в Школу права. Но когда утром солнечный лучик весело запрыгал у нее на лице, Мерил проснулась и поняла: проспала! Что ж, видимо, это знак свыше, – без сожаления подумала она и больше не сворачивала с намеченного пути…

– Дорогая, ау, что-то тебя не слышно! Сочиняешь речь для церемонии «Оскар»? – просунул голову в дверь Дон.

– Не поверишь, но я пыталась вспомнить, как стала актрисой. И знаешь, к какому выводу пришла? Это случилось из-за моего разгильдяйства! – во весь голос рассмеялась Мерил. – Нет, правда, ведь не проспи я тогда экзамен в Школе права, может, на свет появилось бы какое-нибудь новое светило юриспруденции?

– Зато в мире бы не возник феномен по имени «Мерил Стрип»! Впрочем, зачем гадать на кофейной гуще? Мне всегда было ясно: судьба уготовила тебе именно путь актрисы, – заверил Дон жену. – Кстати, а как у нас насчет обеда? Или номинантам на «Оскар» не пристало заниматься такой ерундой? А ведь я еще не забыл того дивного рождественского гуся, которого ты готовила месяц назад.

– А может, закажем пиццу? Помнишь, какую потрясающую «Маргариту» нам доставили в прошлый раз? – предложила Мерил. И заметив разочарование на лице мужа, добавила: – Прости, дорогой, но сегодня меня тянет не на кухню, а в прошлое…

Мерил Стрип Томми Ли Джонс
С Томми Ли Джонсом в фильме «Весенние надежды»

Упоминание Дона о последнем Рождестве вызвало в ее памяти рождественские праздники 1976 года. Она их никогда не забудет. Ведь именно тогда началась история ее первой, трагической любви…

Окончив университет, Мерил, согласно своим наполеоновским планам, отправилась покорять Бродвей. И преподаватели Йеля ей в этом здорово помогли. Они дали своей любимице такие лестные рекомендации, что Мерил взяли в постановку одного из лучших нью-йоркских театров – Паблик-театра. Игра молодой актрисы получила восторженные отзывы. И накануне Рождества в квартире Мерил раздался телефонный звонок.

– Я хочу предложить вам главную роль в пьесе «Око за око» по Шекспиру, – сообщил директор театра Джозеф Папп. – Кстати, нет ли у вас желания сыграть и французскую принцессу в «Генрихе V»?

Поблагодарив за оказанную честь, Мерил повесила трубку и завопила что есть мочи. Какая неслыханная удача: сразу две роли, да какие! Какая же дура от такого откажется?

Работа? Она для Мерил – всего лишь хобби. Так что, если «Оскар» достанется не ей, расстраиваться не станет

Она тогда еще не знала, что в постановке «Око за око» ее партнером будет Джон Казале – знаменитый Фредо Корлеоне из «Крестного отца», который станет ее самой большой любовью и болью. Они познакомились на репетиции, где Казале играл Ангела. Мерил в тот день пришла в легкой кофточке, а погода не задалась. И Джон предложил новенькой свой пиджак. В благодарность девушка пригласила коллегу к себе на ужин. Джон немного смутился, но принял приглашение. И между ними вспыхнул страстный роман.

О, эта связь удивила многих! Ну что могла найти во вспыльчивом итальянце эта милая, скромная девушка? – шушукались в театре. И правда – что? Казале был некрасив: кустистые брови, огромный нос, складки на лбу и щеках. К тому же старше Мерил на целых четырнадцать лет! А в довершение ко всему он был женат!

Но Мерил сплетни мало волновали. Да, Джон не был ни красавцем, ни героем. И все же она влюбилась – впервые в жизни, страстно и безоглядно. А поскольку брак Казале уже давно существовал лишь на бумаге, они съехались и стали планировать свадьбу. Мерил светилась от счастья: рядом – любимый мужчина, обожаемая работа, и вся жизнь впереди!

Мерил Стрип Джефф Бриджес
Мерил Стрип с Джеффом Бриджесом

В то время она была страстно увлечена театром. Сыграв в пьесе «27 вагонов хлопка», получила номинацию на высшую театральную награду Америки – «Toни». А еще через пару лет стала одной из ведущих актрис Нью-Йорка.

А вот кино ее словно не замечало. Поначалу и сама Мерил не стремилась в мир, приемы которого ей казались оскорбительными для театрального актера. Да и сама она, длинноносая толстячка, недостаточно хороша для экрана, разве не так? Опасения подтвердились. Когда она пришла на кастинг для роли в «Кинг-Конге», случился казус. Не подозревая, что Мерил знает итальянский, продюсер Дино Де Лаурентис сказал своему сыну:

– Ну и зачем ты мне привел эту девицу? Она же откровенно страшна!

Каково же было его изумление, когда Мерил с достоинством произнесла:

– Мне очень жаль, что я вас разочаровала.

Но выкинув такой фортель, судьба вдруг опомнилась – и спустя два года после провального кастинга Стрип пригласили в картину «Джулия». Роль была небольшая. Зато какие звезды работали с ней на площадке: Ванесса Редгрейв, Максимилиан Шелл, Джейн Фонда! Порой Мерил хотелось себя ущипнуть – не снится ли ей это? Ведь она даже не знала, зачем на полу делаются отметки мелом, как нужно двигаться и куда смотреть. И хотя Джейн, игравшая главную роль, учила ее всему, Мерил ощущала себя жалкой, беспомощной и думала лишь об одном: только бы не поднять руки, иначе все заметят сырость под мышками!

Когда же она увидела себя на экране в отвратительном парике, то и вовсе пришла в ужас. Подумать только, у нее было всего-то две сцены, и одну из них при монтаже вырезали, а диалог из нее наложили на оставшуюся сцену. Так вот какое оно, это кино! И зачем только она с ним связалась?

Но когда следом Майкл Чимино предложил ей роль в «Охотнике на оленя», Мерил без раздумий согласилась. Еще бы, ведь вместе с ней в этой картине будет сниматься ее возлюб­ленный! Однако случилось то, чего Мерил и в страшном сне не могла представить. Перед началом съемок врачи поставили Джону страшный диагноз: «рак костного мозга»…

Узнав об этом, Мерил вспомнила одну картину. Однажды, гуляя по парку, она увидела, как небритый верзила вырывает у женщины сумку. «Эй ты, негодяй, немедленно прекрати!» – закричали Мерил и бросилась на бандита с кулаками. А когда тот пустился наутек, ринулась за ним. Тогда Мерил казалось, что она справится с любым злом. Но черт подери, как же ей не хватало сил для борьбы со страшным недугом любимого!

Мерил Стрип муж
C мужем Доном

С каждым днем состояние Джона ухудшалось, на площадке он с трудом держался на ногах. И продюсеры решили заменить актера. Да, они бы так и сделали, вне всяких сомнений! Но Мерил и Роберт Де Ниро пригрозили, что, если Казале заменят другим актером, они тут же уйдут из проекта. И Джон доиграл свою роль, хотя между дублями терял сознание от боли и слабости.

Мерил страшно переживала, и все же была уверена: она спасет любимого! Пытаясь увлечь Джона в мир здоровых людей, она вытягивала его на прогулки, читала вслух его любимые книги, заводила разговоры обо всем на свете. Но когда даже ей стало ясно, что Джон обречен, Мерил твердо решила остаться рядом с ним до последнего часа. Однако судьба распорядилась иначе.

За всеми кошмарами последнего времени Мерил совсем выпустила из виду свой контракт на фильм «Холокост». А ведь съемки должны были проходить в Австрии, и продюсеры наотрез отказались переносить их в другое место или откладывать. А уж предложение Мерил заменить ее другой актрисой и вовсе приводило их в бешенство. И все же она была готова разорвать этот чертов контракт. Но заплатить за неустойку было нечем.

Эта связь удивила многих. Казале был некрасив, старше Мерил на целых четырнадцать лет. К тому же – женатый!

Вот именно! – подыгрывал продюсерам Джон. В душе он был рад, что она уедет. То, что любимая изо дня в день видит его все более жалким и беспомощным, только усиливало муки. К тому же он не хотел превращать гениальную актрису в сиделку и твердил, что не простит себе, если из-за него Мерил бросит многообещающую роль. Она послушалась и скрепя сердце уехала…

Когда съемки затянулись, она возненавидела и Австрию, и этот фильм, и саму себя, бросившую любимого наедине с болезнью. А спустя три месяца вернулась в Нью-Йорк и, увидев Джона, едва не задохнулась от боли и ужаса. Казалось, еще совсем недавно сильный и уверенный в себе мужчина превратился в живой скелет. Чтобы Джон не заметил ее состояния, она прижалась к нему и, гладя рукой колючие, запавшие щеки, зашептала, что больше никогда его не оставит. И только ночью, глядя на исстрадавшегося, изможденного любимого, дала волю слезам.

Элтон Джон, Мерил Стрип и Стинг
Элтон Джон, Мерил Стрип и Стинг в роли персонажей сказки «Волшебник из страны Оз» на благотворительном концерте в Нью-Йорке, 2012 г.

Вскоре стало понятно: придется Джону, как и настаивали доктора, ложиться в больницу. Услышав такое, гордый Корлеоне отказался. Он не в состоянии оплачивать дорогое лечение, а значит, и говорить не о чем. Однако Мерил проявила несгибаемую твердость, взяла расходы на себя и поселилась вместе с ним в палате.

Играя самую трудную роль в своей жизни, она бодрым голосом читала Джону газеты, смешила байками из своей жизни, кормила с ложечки, мыла его иссохшее и по-прежнему родное тело, давала лекарства. Прожив вместе почти три года, они никогда не были так близки. Джон понимал: эта женщина стала не только его сиделкой, но и последним утешением на этом свете. И не выпускал руку Мерил из своей, пока солнечным мартовским днем не скончался. Ему было всего сорок два года…

О, сколько раз Мерил запрещала себе возвращаться к тем дням! Знала же, что ничем хорошим это не кончится. Вот и сейчас, стоило вспомнить черную полосу своей жизни, и сердце разбухалось, словно колокол. Нет, надо срочно приходить в себя! Она никогда не посещала психотерапевта. Обычно в трудные минуты помогают жены братьев Дона или университетские подружки. Дважды в году они отправляются в какое-нибудь спа и в перерывах между процедурами делятся наболевшим.

Гуляя по парку, она увидела, как верзила вырывает у женщины сумку. «Эй ты, негодяй, немедленно прекрати!» – закричала Мерил и бросилась на бандита

Когда становится совсем худо, спасает Антон Чехов. А если и это не срабатывает, она отправляется к озеру, на берегу которого стоит их дом, садится в свое каноэ и гребет, гребет. Все-таки прав был писатель Курт Воннегут, говоря, что у кромки воды разглаживаются морщины в мозгу. Жаль только, в середине января в каноэ не поплаваешь. Что ж, остается Чехов. Этот писатель видел хорошее в самых безнадежных ситуациях. Мерил тоже всегда старалась так делать. Хотя найти хоть каплю хорошего в смерти Джона ей долго не удавалось…

Фильм «Холокост» о судьбах трех друзей, призванных на войну во Вьетнам, который так невзлюбила Мерил, получил «Оскар» как лучший фильм года. А Мерил, сыгравшей роль Линды, присудили «Эмми». Это была первая серьезная награда. Однако Мерил не поехала ее получать.

Бродя по опустевшей квартире, она приходила к выводу, что без любимого жизнь потеряла смысл. Брат Гарри, увидев, как побледнела и осунулась сестра, испугался и даже на время переехал к ней жить. А вскоре на пороге возникла бывшая жена Джона и заявила, что имеет все права на эту квартиру, а «самозванке» тут ничего не обломится.

Господи, о чем толковала эта бездушная кукла? Смерть Джона совершенно опустошила Мерил. Ее не интересовала не только жилплощадь, но и самые выгодные предложения режиссеров. Играя у Вуди Аллена в «Манхэттене», она ощущала непреходящую боль. Наверное, поэтому и поиски новой квартиры были безуспешными.

Мерил Стрип Клинт Иствуд «Мосты округа Мэдисон»
С Клинтом Иствудом в фильме «Мосты округа Мэдисон»

И тут друг Генри – Дон Гаммер, симпатичный молодой человек, занимавшийся деревянной и металлической скульптурой, – предложил подержать в своей мастерской вещи Мерил. Это было как нельзя более кстати. Она как раз отправлялась в Балтимор на съемки нового фильма и думать о каких-то практичных вещах не имела сил. Да и сами съемки изматывали. Возвращаясь в отель, она падала в постель и отключалась. А через два месяца Мерил приехала к Дону за вещами.

– Знаешь, я тут собираюсь на какое-то время в Европу. Так что, если хочешь, могу оставить тебе ключи от мастерской, – предложил Дон.

Мерил опешила. Это великодушное предложение решало ее самую насущную на данный момент проблему – жилье. И кто же ее спасал – по сути, посторонний человек.

– О, спасибо, конечно! – только и нашлась она.

Однако за несколько месяцев путешествия своего благодетеля и переписки, завязавшейся между ними, Мерил привыкла к парню. Видимо, он тоже привязался к ней. Потому что по возвращении домой уговорил перебраться в комнату по соседству.

Искренне сочувствуя горю девушки, Дон даже не пытался за ней ухаживать. И встречаясь по вечерам на кухне, они пили вместе чай и говорили обо всем на свете. Сначала это была просто дружба. Но вскоре обоим стало ясно: их связывает нечто большее. Вступать в новые серьезные отношения Мерил боялась, и все же ее влекло к этому милому, доброму и такому надежному парню. Дон тоже пребывал в смятении чувств. Но разлука расставила все по своим местам.

Когда Мерил отправилась на съемки фильма «Крамер против Крамера» и Дон расстался с той, которая стала для него близкой и желанной, то понял, что отчаянно влюбился. Да, Мерил воспринимает его как друга. Но он готов ждать вечно! Однако вечность не потребовалась. Разлука обострила и чувства Мерил. По возвращении со съемок она ответила взаимностью Дону. И все же, делая предложение, Дон опасался, что выглядит идиотом.

Они поженились через полгода после смерти Джона Казале. Погожим сентябрьским днем отметили это событие в доме родителей Мерил на Каменном острове, в Коннектикуте. А в мае следующего года отпраздновали свадьбу с друзьями.

Оба события прошли без суеты и шумихи. Если, конечно, не считать того, что вытворила Мерил. При всем честном народе она с помощью какого-то пиротехнического фокуса подожгла себе руку и объявила вконец потрясенному Дону:

– Если будешь плохим мужем, я сделаю то же самое с тобой!

Мерил Стрип «Мамма Миа!»
Мерил Стрип актерами мюзикла «Мамма Миа!»

Однако Дон был настолько хорош, что вскоре Мерил сделала другое заявление:

– Я всегда знала, что семейная жизнь мне понравится, надо было лишь встретить правильного человека.

Они радовались своему счастью и не собирались предавать его публичности. Однако вездесущие журналисты налетели с подколками. Дескать, и как это Мерил удалось так быстро оправиться от горя и скоропостижно выйти замуж? Однако жалкие комариные укусы ее не пугали. Восстановив утраченные было силы в надежных руках Дона, она с достоинством парировала:

– Мой муж – сильный и доб­рый человек. Чтобы это понять, мне не понадобилось много времени. К тому же он – творческая личность и прекрасно знает все сложности жизни артистов. А боль от утраты я спрятала в душе и не позволяю ей стать навязчивой идеей.

Дон на самом деле был на удивление чутким и понимающим. Он не только не требовал от жены выкинуть из головы Казале, но даже поставил покойному роскошный памятник с надгробной надписью от Мерил: «Горячо любимому Джону». Да, Мерил не забыла свою первую любовь. Но со временем ей стало казаться, что именно Джон послал ей в утешение Дона. А может, новая любовь была ей послана самими Небесами? Когда же после свадьбы прошло двадцать лет, Мерил призналась во всеуслышание:

– Дон – самый роскошный подарок, который я когда-либо получала от жизни…

…– Алло, мам, привет! – прозвучал в трубке оживленный голос Хэнка. – Хочу пригласить вас с папой на свой концерт. Надеюсь, на следующей неделе ты свободна от съемок, торжественных церемоний и благотворительных акций?

– Радость моя, для тебя я всегда свободна! – заворковала Мерил. – Но расскажи, как ты там?

– Прости, мамуля, я ужасно спешу. Поговорим при встрече, – пообещал Хэнк и отключился.

Ну вот, а ведь Мерил так хотелось разузнать о делах сына. Но Хэнк с детства не был расположен к душевным излияниям. Он появился на свет через год с небольшим после их с Доном свадьбы. При рождении мальчику дали имя Генри, однако дома его все называют Хэнком. О, как же они с Доном были счастливы, узнав, что скоро станут родителями! В воображении Мерил тут же возникла греза ее детства: муж, она и куча детей. Поэтому они с Доном влезли в ипотечный кредит и купили в Коннектикуте имение на полсотни акров с огромным домом, озером и даже собственным лесом.

Эта сделка была выгодна во всех отношениях. Ведь когда-то, еще в начале карьеры, Мерил предупреждали: за славу придется платить вторжением в личную жизнь, ведь спрятаться от репортеров невозможно. «А я спрячусь!» – хитро улыбалась она. И таки спряталась! Их дом в деревушке Таконик хоть и находится всего в двух часах езды от Нью-Йорка, но благодаря проселочным дорогам и дремучим лесам служит надежным убежищем. За тридцать с лишним лет, которые они тут прожили, до них не добрался ни один папарацци, не к ночи будь помянуто. А если бы и добрался, Мерил бросилась бы на защиту своего семейства, как львица. Нет, тут с ней лучше не связываться!

Мерил не забыла свою первую любовь. Но со временем ей стало казаться, что именно Джон послал ей в утешение дона

Мощный материнский инстинкт вспыхнул в ней с рождением Хэнка. Но несмотря на появление малыша, Мерил продолжала работать. Первое время она брала сына с собой на съемки, но потом наняла няню, а сама шагнула навстречу своему первому «Оскару» – тому самому, который принимала с животом.

О, это было чудесное время! Награды и роли чередовались с пополнениями в семье. Одному богу известно, как она умудрилась получить второй «Оскар» и вскоре после этого родить Мэри Уиллу – Мэми. Но и став мамой уже двоих детей, Мерил продолжала сниматься. Отдохнуть с годик решила, только когда на свет появилась дочь Грейс. А уж когда накануне своего сорок второго дня рождения она родила Луизу, то не работала целых два года. Да, когда за плечами не один десяток ролей, можно себе позволить и отдых.

Обзаведясь огромным семейством, Мерил стала борцом за экологию и яростной противницей ядерного оружия. А интересы семьи всегда предпочитала работе. Она была готова жертвовать съемками, если их график не совпадал со школьными каникулами. Но если уж совпадал, то выезжала на съемки со всем своим семейством. Ее дети побывали в самых экзотических местах! Когда же они выросли, Мерил старалась проводить вдали от дома не больше пяти месяцев в году. А как же выгодные предложения? Плевать на всех них, вместе взятых! Она была рождена для семьи, как другие люди рождаются для религии или политики.

Тем не менее режиссеры наперебой звали ее к себе. Еще бы, фильмы с участием Мерил Стрип выдвигались как минимум на один «Оскар». Ведь если она бралась за роль, то работала с поразительной самоотдачей. В отличие от многих голливудских актрис, предпочитающих искусственные слезы, она плакала перед камерой по-настоящему; чтобы говорить по-польски, по-немецки и имитировать в кадре любой акцент – от британского до датского, – брала уроки иностранных языков. Перед съемками в «Музыке сердца» она занималась с преподавателем филармонии, который каждый день приезжал к ней домой и давал уроки игры на скрипке, и репетировала по шесть часов.

Услышав команду «мотор», она напрочь забывает о себе. История с язвой желудка в Йеле ничему ее не научила. Взять хотя бы фильм «Из Африки». Согласно сценарию, датская баронесса приезжает в поместье в Найроби и начинает знакомиться с каждым из слуг. Едва на площадке начали снимать эту длинную сцену, Мерил почувствовала, что ей под платье забралось какое-то насекомое и поползло по ноге, затем по спине, шее. Другая актриса тут же прервала бы съемку. Вот именно – другая. Мерил же продолжала работать, хотя неизвестная и, может, даже смертельно опасная африканская букашка уже доползла до шеи. И только услышав команду «стоп!», она закричала: меня жрет какая-то тварь!

Мерил Стрип и Стинг
Мерил Стрип и Стинг, 2012 г.

Костюмерша прямо на ней разрезала платье – и оттуда, к ужасу всей съемочной группы, выпало огромное насекомое. После этого Сидни Поллак сказал, что ни разу не видел такой железной выдержки. С тех пор и другие режиссеры стали называть Мерил «железной».

Но это еще что! Прочитав сценарий триллера «Дикая река», где героиня сражается с неистовой горной рекой и двумя бандитами в придачу, Мерил призадумалась. Ей так хотелось приключений! В конце концов, чем она хуже Харрисона Форда, у которого экшен из съемки в съемку? С другой стороны, все, на что она способна сегодня, – это тихонько съехать на лыжах с пологого холма. А тут сплав по бурной реке и прочие ужасы. Чтобы сыграть такое, надо иметь не только прекрасную физическую форму, но и нехилые навыки экстремала…

Словом, вопросов было больше, чем ответов. Мерил села в свое каноэ, оттолкнулась от берега и поплыла. Этот прием, как всегда, сработал. Достигнув середины озера, Мерил ощутила отчаянную решимость. Ей уже сорок четыре, так что вопрос стоит ребром: сейчас или никогда. К тому же как здорово будет произвести впечатление на детей! Обычно они не смотрят мамины фильмы, а «Дикая река» наверняка даст нужный эффект.

Приняв решение сниматься, Мерил кардинально переменила свой образ жизни. За четыре месяца до съемок начала заниматься греблей, плаванием, интенсивной гимнастикой, научилась управлять яхтой, прошла курс йоги. А за две недели сплавилась на плоту по порожистой бурной реке.

Каторжный труд дал результат. На съемках она сама, без дублера, выполняла практически все сложнейшие трюки: управляла байдаркой, брала пороги. И однажды до того вымоталась, что к концу дня уже была не в состоянии сниматься еще в одном эпизоде. Однако режиссер Кертис Хэнсон уговорил. А зря, дело едва не закончилось трагедией – обессилившую актрису смыло с плота. Но даже идя ко дну, Мерил не допускала мысли, что утонет. Кто тогда будет заниматься ее четырьмя детьми? Она колотила и колотила руками и ногами, пока не запуталась в рыбацких сетях. Это ее и спасло.

Мерил Стрип Джулия Робертс
С Джулией Робертс

Когда Мерил подняли на берег, она подошла к трясущемуся от страха Хэнсону и вместо крепких словечек, которые так и рвались из нее, сказала:

– В следующий раз, если я скажу, что устала и больше не могу, будь добр, поверь мне.

Хэнсон только кивнул в ответ…

Все, что ей приходится делать в последние лет пятнадцать, – просто детские шалости. Непонятно, и что только так восхищает режиссеров, коллег и журналистов? Ну подумаешь, спела и станцевала в мюзикле «Мамма Миа!». А ради роли главного редактора гламурного журнала в фильме «Дьявол носит Prada» похудела на десять килограммов.

Говорят, ей здорово удалось передать образ главы Vogue Анны Винтур – прототипа героини фильма. Чего не сделаешь ради искусства! Но в жизни она не любит гламура и роскоши. Все эти светские вечеринки – пустая трата времени. Лучше уж сходить с Доном на выставку или концерт симфонической музыки. А уж платить за сумку пару тысяч евро и вовсе безумие. Да она лучше будет носить косметичку в зубах, а деньги потратит на благотворительность.

Кстати, о музыке. В прошлом году Мерил играла рок-звезду в фильме «Рики и Флэш». И чтобы вжиться в образ, записалась на курсы обучения игры на гитаре. Вроде бы тоже ничего особенного. За исключением одного: много ли женщин начинают заниматься гитарой в шестьдесят пять лет?

Костюмерша прямо на ней разрезала платье. И оттуда, к ужасу всей съемочной группы, выпало огромное насекомое

А кто из них в возрасте «за шестьдесят» попадал на обложку самого модного в мире журнала? А вот Мерил попала! Vogue заснял ее сидящей на морском берегу почти без макияжа. Да, почему бы в кои-то веки и не похвастаться? Тем более что актрисе капля тщеславия не повредит…

– А помнишь, когда мне исполнилось тридцать восемь, я сказала тебе: теперь мою карьеру можно считать законченной? – спросила Мерил, гуляя с мужем по их имению.

– Еще бы! Я вообще твой ходячий цитатник, – рассмеялся Дон. – «Внешность для меня – не козырь», «Мой нос – мой характер».

– Надо же, и вправду запомнил! – изумилась Мерил. –
Но ведь ты же не станешь спорить, что актрисе не обязательно быть писаной красавицей. Сыграть так, чтобы зрители и не поняли, хороша ты или страшна как смертный грех, – вот высший пилотаж!

– Не потому ли ты наотрез отказываешься от любых пластических операций, которые так любят все твои коллеги?

– А зачем, если меня и так щедро наградила природа? – расхохоталась Мерил и повернулась к мужу в профиль, демонстрируя свое слабое место – нос. – И потом, для ухода за собой мне вполне хватает косметики. Благо на каждой церемонии «Оскар» задаривают консилерами, флюидами и прочими модными штучками. Согласись, должна же быть от этих номинаций хоть какая-то польза? Хотя из-за того, что я не иду на кардинальные меры, в Лос-Анджелесе на меня смотрят как на чокнутую, – снова рассмеялась Мерил и состроила мужу дурацкую гримасу.

Мерил Стрип Дьявол носит «Prada»
В роли Миранды Пристли в фильме Дьявол носит «Prada», 2006

Они любят такие неспешные прогулки и веселую болтовню вперемежку с серьезными разговорами. Ведь прожив в браке почти тридцать семь лет, Мерил и Дон остались друг для друга главными друзьями, советчиками и самыми важными в жизни людьми.

Однако семейное счастье не было безмятежным. Не прошло и четырех лет после первого фильма Мерил, как Джереми Айронс, с которым она снялась в картине «Женщина французского лейтенанта», заявил журналистам: постельные сцены с Мерил Стрип были не сыграны, а пережиты по-настоящему.

– Ну не расстраивайся, – утешал Дон жену. – Может, негодяй мстил за то, что ты слишком ответственно относишься к работе и того же требовала от него?

– Я поражаюсь твоему терпению, дорогой, – благодарно прижалась к мужу Мерил.

Но это были еще цветочки. После того как во время работы над «Чертополохом» коллеги и пресса узнали о беременности Мерил Стрип, на нее был вылит новый ушат грязи: дескать, вот что случается с актрисами после съемок с плейбоем Николсоном. Досталось ей и после фильма «Мосты округа Мэдисон», где Мерил изображала роковую страсть с Клинтом Иствудом. Папарацци засняли кадры, наталкивающие на мысль о романе, – и понеслось!

Слухи ползли бесконечно. Ведь Мерил снималась с самыми желанными мужчинами Голливуда. В картине «Влюбленные» играла возлюбленную Роберта Де Ниро. В комедии «Адаптация» изображала перед камерой любовные утехи с Николасом Кейджем. В «Простых сложностях» – с Алеком Болдуином. А в «Весенних надеждах» – с Томми Ли Джонсом.

Посмотрев последний фильм, Дон рассмеялся. Но когда они с Мерил стали готовиться к празднованию тридцать пятой годовщины супружества и некий Марк Элиот, автор новой биографии о Джеке Николсоне, снова начал сплетничать о Мерил, Дону уже было не до смеха. Элиот утверждал, что во время работы Николсона и Стрип в картинах «Ревность» и «Чертополох» вся съемочная группа обсуждала отношения актеров. А Мерил даже угрожала бросить съемки, потому что «сыта по горло сексуальными увертюрами Николсона». То, что на момент съемок Николсон крутил роман сразу с двумя другими актрисами, писаку не смутило.

Однако умудренные горьким опытом супруги никак не отреагировали на «сенсацию». Что если Мерил приписывали романы даже с Леонардо Ди Каприо и актрисами, с которыми она изображала в кино лесбийскую любовь?

– Мир шоу-бизнеса – грязный, и любителей копаться в чужом белье развелось слишком много. Моему мужу очень тяжело, но он достойно несет свой крест, – только и прокомментировала однажды Мерил досужие домыслы.

А однажды она сказала мужу:

– Бедный мой Дон, сколько же тебе пришлось из-за меня перенести! Даже не знаю, что бы я без тебя делала. Вероятно, просто скончалась. – И чтобы не расплакаться, добавила с юмором: – Зато теперь, когда мне шестьдесят с хвостиком, ты можешь расслабиться.

– Да как же я могу это сделать, если тебе продолжают давать роли в романтических комедиях? – в шутку возмутился Дон.

И все-таки – надо трижды сплюнуть через плечо! – вот уже несколько лет в прессе не появляется никаких новых слухов. И даже тот факт, что четыре года назад они отметили Рождество с Бараком Обамой и его супругой, обошелся без двусмысленных комментариев. На сей раз журналисты пошутили вполне невинно. Хотя, вручая Мерил Стрип премию за признание в сфере кинематографа, президент назвал ее своей любимой актрисой и расцеловал ее на глазах у жены.

Мерил же с присущим ей чувством юмора заметила, что волноваться Мишель не стоит:

– Мой муж – поклонник Софи Лорен. С тех пор как он увидел ее выходящей из моря, так и не пришел в себя.

Мерил Стрип Барак Обама
Барак Обама вручает Мерил Стрип Президентскую медаль

Они тогда весело посмеялись. А несколько месяцев назад, вручая Мерил медаль Свободы, Обама вновь произнес:

– Я публично заявляю, что люблю Мерил Стрип. Об этом знает и ее муж, и моя Мишель. Талант этой актрисы настолько велик, что не имеет себе равных. – И вручая награду, снова обнял Мерил и поцеловал.

Может, все-таки не стоит дразнить гусей? – суеверно подумал тогда Дон…

– Мамуля, мы с Беном хотим поздравить тебя с очередной номинацией! – прозвучал в трубке звонкий голос старшей дочери. – Надеюсь, получив четвертый «Оскар», ты наконец угомонишься?

– Клятвенно обещаю, дорогая! Надо же мне уступить дорогу вам с Грейси, ведь вы у меня умницы, красавицы и талантливы, как ваша звездная мама, – рассмеялась в ответ Мерил. – Кстати, когда приедете к нам?

– А вот получишь на днях новую статуэтку, мы и сбрызнем ее шампанским, – снова рассмеялась Мэми…

Джереми Айронс, с которым она снялась в одной картине, заявил: постельные сцены с Мерил были не сыграны, а пережиты по-настоящему

Закончив разговор, Мерил пришла в прекрасное расположение духа. Так бывает всегда, стоит ей только услышать кого-нибудь из своих четверых детей.

Когда они были еще маленькими и жили вместе с родителями, Мерил, по правде говоря, доставалось. Например, когда она готовилась к мюзиклу «Мамма Миа!» и репетировала дома, дети затыкали уши и угрожали, что уедут на Аляску, если она не перестанет петь. Единственное место, где ей было разрешено петь, – гардеробная. «Не знаю, есть ли у Пласидо Доминго такие проблемы?» – шутила тогда Мерил.

Но теперь дети стали друзьями. Хэнк – рок-музыкант и актер. А Мэми и Грейс, похожие на маму как две капли воды, стали акт­рисами. Они с Доном ужасно рады, что девочки занимаются любимым делом. Недавно Мэми вышла замуж за Бена, и этот парень, актер, им тоже очень нравится. Даст бог, Грейс и Луиза тоже найдут свои половинки.

О, как же Мерил любит своих повзрослевших птенцов! Она готова преклонить для них небо. А уж о каких-то материальных вещах и говорить не стоит. К примеру, два года назад она купила для сына роскошный особняк. Не дом, а мечта: четыре спальни и ванные комнаты, бассейн, спа, мраморные полы и стеклянная стена в гостиной. Казалось бы, бери и радуйся! Но Хэнк отказался там жить, и особняк пришлось продать.

Зато, когда ее птенцы слетаются в родительский дом на выходные, их с Доном счастью нет границ. В такие дни Мерил надевает передник и становится к плите. А ведь искусной хозяйкой она стала только лет шесть назад. А раньше могла что-то приготовить, попробовать и тут же отправить в мусорный бак. К счастью, Дон был неприхотлив в еде.

Однако после фильма «Джули и Джулия» все переменилось. Взявшись за роль автора кулинарных книг, Мерил, как всегда, начала усердно вживаться в образ. А поскольку к ее услугам предоставили профессиональную кухню и кучу кулинарных книг, то она стала приходить на съемки пораньше и добросовестно практиковаться.

Сделав для себя массу открытий, она купила домой плиту с контролем температуры, особую посуду, кучу разных ножей и постепенно перешла с кулинарией на «ты». А позже, снимаясь в картине «Август: Графство Осейдж», она уже приглашала в свой дом коллег по фильму, чтобы они не только порепетировали, но и отведали ее яств. Джулия Робертс долго говорила, что не может забыть вкус фаршированных куриных грудок, а Марго Мартиндейл – бараньих ребрышек.

Мерил Стрип дети
Мерил Стрип с семьей

Зато на прошлый День благодарения Мерил чуть не угробила праздничный ужин. А все из-за чего – из-за дурацкой плиты в городской квартире! В ней что-то сломалось, и, когда Мерил поставила туда индейку, та простояла целый день и осталась сырой. Но Мерил не растерялась. Не зря Вайнона Райдер как-то заметила: «У Мерил настолько сильный характер, что одновременно со съемками и заботой о муже и детях она вполне могла бы командовать вооруженными силами США». Так вот, Мерил не стала паниковать или звонить в ресторан и заказывать еду на дом, а написала по электронке Гвинет Пэлтроу, которая живет по соседству и славится любовью к хозяйственным ноу-хау. И хотя Гвинет дома не оказалось, она позвонила швейцару и велела впустить Мерил в свою квартиру. В итоге индюшка была спасена. Дон сказал, что это было мировое угощение. Хотя до яблочного пирога все же не дотянуло.

Ох уж этот пирог! Мерил пекла его для первого свидания с Доном. Волнуясь, как все пройдет, она готовила на автопилоте. А утром Дон сказал, что в жизни не ел ничего вкуснее того пирога. С тех пор сколько раз она ни пыталась повторить шедевр, а ничего не выходит.

Единственный тренд, который она признает, — естественность: минимум макияжа, легкая укладка и элегантный наряд

Зато в кино у нее прекрасно получается все. За роль ведьмы в сказке-мюзикле «Чем дальше в лес» ее вновь номинировали на «Оскар». Кстати, когда Мерил стукнуло сорок и за одно лето ей предложили сразу три роли ведьм, она категорически отказалась. А сейчас, в шестьдесят пять, согласилась. Между прочим, на роль колдуньи претендовали Николь Кидман, Кэтрин Зета-Джонс, Пенелопа Круc и Кейт Уинслет. Но в итоге была выбрана она, Мерил Стрип.

Сегодня «великая Мерил», которая является действительным членом Американской академии искусства и литературы, оратором Музея женской истории и ставит лучшим кинокомпаниям мира свои условия («съемки проходят либо в Нью-Йорке, либо она будет чуть ли не ежедневно летать домой за счет студии»), по-прежнему гладит белье и печет по выходным пироги. А еще вместе с благотворительными фондами собирает деньги на борьбу со СПИДом и помогает больным детям.

Работа? О, она для Мерил – всего лишь хобби. Так что, если «Оскар» достанется не ей, расстраиваться не станет. Ведь самая дорогая награда в жизни – муж и четверо детей – у нее уже есть!

Фото: Fotodom.ua, East News, AP Fotolink

Подготовлено по материалам журнала «Караван историй»

Присоединяйтесь к нам в Facebook, Twitter, Instagram или Вконтакте и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»