На прошлой неделе Алена Шоптенко шокировала нас новостью, о том, что они с Дмитрием Дикусаром разводятся после трех лет брака. Еще совсем недавно Алена и Дима казались влюбленными и такими счастливыми вместе.

Знаменитые супруги не раскрывают причин своего неожиданного для всех решения, но в это же время в прошлом году Алена Шоптенко в интервью «Каравану историй» рассказала, что у них с Дикусаром часто случались ссоры и им долго приходилось притираться друг к другу.


Алена Шоптенко Дима Дикусар фото

О танцах, подобно другим девочкам, я в детстве не мечтала, а танцевать начала лишь благодаря маме. Врач­-невропатолог, всю жизнь проработавшая в Октябрьской больнице, она ни в коем случае не хотела, чтобы я шла в медицину. Мама – врач от бога, помогла многим людям, за что они ей очень благодарны. Но она считала, что это изнуряющая, требующая полного самопожертвования работа, поэтому и не хотела ее для меня. Мама всегда хотела, чтоб я танцевала, хоть и не задумывалась о том, чтоб это стало моей профессией. Просто она сама когда-­то мечтала танцевать – и смогла воплотить свою мечту в моей жизни.

Я росла некрасивым ребенком, в детстве ничего особенного в моей внешности не было, и преобразовываться начала, наверное, только лет в тринадцать. Но мама всегда наряжала меня, так как хотела девочку (у меня два старших брата), и водила на занятия во всевозможные кружки. В шесть лет я пошла в первый класс школы, и одновременно мама отдала меня на народные танцы и на курсы английского языка – решила загрузить ребенка по полной программе.

Помню, что я сильно по этому поводу возмущалась: все нормальные, как мне тогда казалось, дети посещают только одну школу, а я – целых три. Когда мне исполнилось восемь, появились еще и курсы немецкого. Конечно, мама понимала, что мне будет тяжело, но приучала меня к трудностям с детства, объясняя: «Если хочешь чего-­то добиться в жизни, нужно очень много работать. Если многое умеешь, значит ты успешна». Во многом благодаря именно этим ее установкам я и имею то, что у меня есть сейчас.

– Думали ли вы тогда, что станете профессиональной танцовщицей?

– Мало кто, начиная танцевать в столь раннем возрасте, рассчитывает, что со временем это занятие станет профессией. Скорее, родители рассуждают так: любой девочке танцы пойдут на пользу – сделают ее грациозной и пластичной. Ни я, ни мои родители не предполагали, что это станет для меня не просто хобби или спортом для поддержания физической формы, а главным делом моей жизни.

С шести до восьми лет я занималась народными танцами и классической хореографией. Хорошо помню, как моя первая преподавательница Любовь Дмитриевна пыталась забрать моего партнера для другой девочки, ставила в последнюю линию и никогда не оценивала меня как хорошую танцовщицу в будущем.

Потом мама отдала меня на бальные танцы, где был другой преподаватель – Виктория Петровна – и совсем другое отношение: там в меня поверили. Правда, заниматься со мной и с моим партнером тренеру было сложновато, так как мы постоянно ругались. Я всегда пыталась вести и не признавала мужское первенство в танцах. Это мне мама рассказывала.

Алена Шоптенко в детстве
Алена Шоптенко с мамой, 1988 год

Зато спорт закалил мой характер – он у меня по­настоящему бойцовский: я человек упорный, в чем­то даже упрямый, целеустремленный, а занятия танцами добавили мне еще и жесткости. Несколько раз, правда, мне хотелось сдаться, но не потому что было очень тяжело, хотя и это сбрасывать со счетов нельзя. Дело в том, что бальными танцами нельзя заниматься без партнера, и однажды я осталась без него. В такие моменты дальнейших перспектив и целесообразности занятий спортом я не видела, мне хотелось бросить все и с головой уйти в учебу.

И опять определяющую роль сыграла мама – сказала, чтобы я ни в коем случае этого не делала. Поскольку она всегда была для меня большим авторитетом, я прислушалась к ее совету. И хорошо, что не отказалась от танцев, потому что вскоре мои последние, самые основные и близкие тренеры, Виталий и Вероника Григорович, нашли мне партнера – Вову Гончарова. Правда, ждать его пришлось целых полтора года, в течение которых я практически не танцевала, зато с Вовой мы потом выиграли чемпионат Украины, стали чемпионами мира по программе десяти танцев и латиноамериканской программе в Италии.

бальными танцами нельзя заниматься без партнера, и однажды я осталась без него

Самыми значимыми я считаю две наши победы. Первая – на чемпионате мира по десяти танцам, который проходил в Украине, в киевском Дворце спорта. Говорят, что дома и стены помогают, но я бы не назвала те соревнования легкими – победа далась нам непросто. Но зато, когда после оглашения имен победителей заиграл гимн Украины, я испытала совершенно невероятные эмоции – тут была и радость, и гордость за свою страну и, конечно, за себя. К тому же за первое место мы боролись с парой из России, поэтому наша победа была еще и символичной.

После этих соревнований мы с Гончаровым должны были получить звание мастеров спорта международного класса, но нам почему­то их так и не дали. Почему? Это вопрос к тогдашней Ассоциации спортивного танца Украины. Так что, несмотря на победу в двух международных чемпионатах, у меня есть только звание мастера спорта Украины.

Алена Шоптенко в детстве
Алена Шоптенко с первым партнером по танцам Димой

Бальные танцы – спорт очень жесткий и не всегда доброжелательный. Некоторые люди на паркете, несмотря на то что очень красиво одеты, накрашены, напомажены и присыпаны блестками, по отношению к конкурентам могут вести себя некорректно. Но наверное, в спорте, где на кону стоит победа, так должно быть. Я знаю случаи, когда, для того чтобы вывести из строя конкурентку, крали туфли. А они в танцах специальные – из очень мягкой кожи, на каблуке, босоножки для латиноамериканской программы и лодочки для европейской, – и заменить их другой обувью нельзя. Сама я, к счастью, ни с чем подобным не сталкивалась.