– А как распределялись бытовые обязанности?

– О, это было очень забавно. Мы оба, когда жили с родителями, занимались какой-то домашней работой, но почему-то не предполагали тратить на это время, когда начнем жить отдельно. Помню, однажды заявила: «Сережа, я не желаю всю жизнь мыть посуду, ты тоже подключайся». Он ответил: «Ладно, завтра помою!» Я: «Не могу заснуть, когда у меня в раковине полно грязной посуды». Он: «Ну ты ж не на кухне спишь!» Я: «Но утром я приду на кухню выпить кофе, а у меня тут грязная посуда!» В итоге мы оба рассердились и решили вообще не мыть посуду. Через три дня в раковине образовалась огромная гора, есть было не из чего, в ход пошел хрусталь: чай из бокалов, салатницы вместо глубоких тарелок. Мы не сдавались. Смеялись, наливая чай в бокалы. Это было ужасно смешно. В какой-то момент мы одновременно решили помыть посуду и мыли часа три.

– Кто из вас сделал предложение – Сережа вам или вы ему?

– Что вы, конечно, Сережа! Это случилось в марте 2002 года. Я не помню точно, что именно он сказал, но все это было очень мило и совсем не пафосно. Я надела колечко и кокетливо ответила, что подумаю.

А в мае обнаружилось, что я беременна. У меня была задержка, я купила тест, произвела все полагающиеся манипуляции и увидела две полоски. Было шесть утра. Я в панике побежала будить Сережу: «Серый, я беременна!» Он открыл один глаз, произнес по слогам: «Ма-ла-дец!», повернулся на другой бок и снова заснул.

А я была в шоке. Как, у меня же игра на носу, я же совершенно не планировала беременеть! Я позвонила домой и стала рыдать в трубку: «Мама, я беременна, как жить?» Но мама, в отличие от меня, давно этого ждала: я у нее ребенок поздний, она родила меня в 35, поэтому, когда ей позвонила 26-летняя дочь с этой новостью, мама вскрикнула от радости: «Юра, Леночка беременна!» Папа тоже проснулся и начал кричать в трубку поздравления.

Не прошло и полдня, как мой ужас испарился, я полностью смирилась со своим положением, вошла в образ, стала благостной, милой, осторожной, мурлычущей. Мне даже показалось, что живот увеличился. Беременность я переносила очень легко, хотя была угроза преждевременных родов и Сережа делал мне уколы но-шпы. Несмотря на это, я ездила на гастроли, скакала через две ступеньки, прыгала со сцены в зал, ходила на вечеринки, сидела в накуренных комнатах, ела конфеты с ликером. Не знаю, как удалось благополучно выносить ребенка – наверное, молодость.

Узнав, что я беременна, мы решили сыграть свадьбу, пока еще животик не слишком заметен. Пригласили 120 гостей, причем на собственные деньги – мы тогда уже зарабатывали кое-что на гастролях, на жизнь хватало. На свадьбу потратили две тысячи долларов – серьезная сумма по тем временам. Арендовали роскошное платье с голубыми цветами, машину взяли в долг у Сережи на работе. Сняли ресторан, от тамады отказались – нам не хотелось дурацких игр и конкурсов. В итоге получилось невероятно весело. Вечером, оставшись вдвоем в своей квартире, уселись среди пакетов и коробок с подарками на старенькую кровать, застеленную новым бордовым шелковым бельем – холодным, скользким, из ацетатного шелка, но таким роскошным! – и считали деньги, а потом, счастливые и страшно уставшие, мгновенно заснули.

Елена Кравец свадьба
Свадьба Елены и Сергея Кравец, Кривой Рог, 2002 г.

Вскоре после свадьбы Сережа вместе с ребятами из «Квартала» перебрался в Киев – время словно уплотнилось, постоянно происходило множество событий. Продали нашу хрущевку, купили большую квартиру в новом доме, мама помогала мне делать ремонт. Это была сложная зима: Сережа приезжал из Киева, привозил деньги, снова уезжал.

Маша родилась в феврале. Сережа приехал в Кривой Рог вместе со всем коллективом, чтобы дать большой концерт. Мероприятие было назначено как раз на тот день, когда Серый забрал меня из роддома. Мои и его родители сидели на нашей кухне, я зашла и сказала: «Вы почему сидите? Скоро же концерт, у всех билеты. Вы так долго его ждали, езжайте!» Серега вернулся поздно, а утром, проснувшись, взглянул на меня с улыбкой: «Ой, у меня же теперь есть дочь! – и попросил: – Принеси мне ее!» Я принесла этот крошечный сверточек, он положил ее на кровать рядом с собой и, наверное, целый час рассматривал, опираясь на локоть. Маша спала, покряхтывая во сне, а Сережа улыбался.

Потом он снова уехал в Киев. Приедет – а Маша уже улыбается; в следующий приезд – уже агукает; потом – уже ползает, ходит, говорит. Мы вместе смотрели снятое мною видео.

Елена Кравец
В образе клоунов Бим-Бом, 1999 г.

В декабре 2003 года позвонил Вова Зеленский: «Маля, ты нам нужна!» Я и раньше выполняла организационную работу в команде – договаривалась о концертах и гастролях, покупала билеты, заказывала гостиницы. Теперь требовалось делать то же самое, только в другом масштабе: готовился большой концерт для телевидения, нужно было звонить звездам, искать спонсоров.

Честно скажу, я к тому времени засиделась дома. Казалось, жизнь пролетает мимо, уже пора на воздух, в работу. Дошло до того, что я покупала кулинарные журнальчики, черно-белые, на плохой бумаге, и что-то готовила по рецептам из этих журнальчиков, превращаясь в наседку. А я совсем не наседка!