В этом же автобусе ехал мой будущий муж, Сережа. Он учился в другом вузе, но тоже играл в КВН, мы были знакомы. Когда меня прогнали с моего лежбища, чтобы сменившийся водитель мог отдохнуть, я подсела к Сереже, и мы полночи сидели рядом, разговаривали и хихикали.

Но роман начался не сразу. Мы оказались в одной ­команде, много общались. Я чувствовала, что влюбляюсь, и мне казалось, что мы оба пребываем в одинаковом состоянии, но боимся сделать первый шаг.

Однажды я заметила, что Сережа уже несколько дней не появляется на репетициях. Наверное, заболел. Мобильных тогда не существовало, домашнего телефона у него тоже не было. Стоя на остановке, я долго колебалась, а потом села в троллейбус и поехала не к себе домой, а к нему. Дверь открыла его мама, Наталья Михайловна. «Леночка, проходи!» Я зашла, огляделась и поняла, что в этом доме буду жить, – словно зазвенел внутренний колокольчик.

Через пару месяцев Сережа праздновал день рождения, и я была в числе гостей. Кстати, недавно Наталья Михайловна поведала мне страшную тайну: «Помнишь, как мы, взрослые, оставили вас за столом и вышли посидеть на улице с соседями? Мои подружки стали расспрашивать: «А Сережкина – это которая? Та, худенькая? Та, с длинными волосами? Та, симпатичная?» «Нет, – говорю, – не та, а вот эта». «Ах, эта!» – разочарованно протянули подружки». Я их, между прочим, понимаю – я действительно была гадким утенком: полноватая, в маминых вещах, с короткой несуразной стрижкой. Смотрю сейчас на свои старые фото и думаю: как такого красавца угораздило в меня влюбиться? А Серега действительно был очень красив, добр, обаятелен, жизне­радостен, плюс отнюдь не обделен женским вниманием.

95 квартал
Во время гастролей по Америке, Лас-Вегас, 2013 г.

Наталья Михайловна, кстати, раньше нас поняла, что между нами что-то есть. Потому что именно в тот день рождения, уже вечером, Сережа признался мне в любви. Этот день, 1 мая 1997 года, стал отправной точкой наших серьезных отношений.

Правда, уже в середине лета мы расстались. Мы не любим теперь об этом вспоминать. Тем не менее продолжали общаться, мы же играли в одной команде КВН.

Я очень страдала, не стану скрывать. Но потом в моей жизни произошел очередной резкий поворот. Когда капитан команды «Запорожье – Кривой Рог – Транзит» решил пополнить команду новыми лицами, несколько человек, в том числе и меня, позвали играть с ними в Высшей лиге. «Транзит» курировал криворожский КВН, поэтому они выб­рали самых заметных и активных участников.

Поначалу я не могла поверить, что действительно буду стоять на сцене, где выступали мои кумиры, что меня покажут по телевизору. Я покорила свой Эверест. И совершенно успокоилась по поводу нашего с Сережей расставания. Одна зашкаливающая по интенсивности эмоция вытеснила другую.