А потом меня утвердили. На часах было почти 12 ночи, мне позвонили и сказали: «Послезавтра выезжаете на первый отборочный тур». Я была больна, но не призналась в этом, понимала, что если откажусь, то больше не буду нужна. Сбила температуру, напилась таблеток, и – как солдат! —  поехала на отборочный тур.

Лилия Ребрик и Андрей Дикий в проекте "Танцы со звездами"Лилия Ребрик и Андрей Дикий в проекте «Танцы со звездами»

А потом был первый прямой эфир. Для любой ведущей первый прямой эфир – как первая влюбленность: никогда не забуду, и сколько бы не вспоминала, всегда дрожь в коленках.  Готовясь к нему, я вызубрила все, даже то, что учить не нужно было. Меня спросили: «Тебе нужны подсказки в эфире?». «Все хорошо, ничего не нужно», — смело сказала я. Боялась, подумают, что я непрофессиональна, что еще не доросла до таких эфиров. Так что сцепила зубы и выучила все реплики наизусть. Текст учила везде – дома, в театре, в метро.

Смешная была картина: бежит по Крещатику блондинка на шпильках и бубнит что-то себе под нос. Я когда поняла, как это смотрится со стороны, придумала хитрый ход: доставала из сумки мобильный и, якобы разговаривая с кем-то по телефону,  учила текст. Городская сумасшедшая, не иначе.

В Киеве все знают: Ребрик – трудоголик. В работе я неугомонная, неусидчивая. Когда увлечена работой, мне, в принципе, больше ничего не надо. Но, как оказалось, многие считали это неправильным, и не преминули мне об этом сказать. Я ведь с Западной Украины –  у нас люди очень консервативные, считают, что после института у девушки один путь – выйти замуж и родить ребенка.

рожать для себя я не хотела. Я знала, придет время, и я стану мамой и женой

Когда мне было лет 25, моей маме приходилось очень не сладко. Каждая уважающая себя соседка считала нужным позвонить ей:

—  «Ну что там Лиля, чем она занимается в своем Киеве? Замуж не вышла? Не родила?»

Им всем казалось, что 25 – самое время, чтобы стать женой и мамой, и что откладывать нельзя, и что, собственно, делать, если не рожать?

— «Роди для себя», — умничали они.

Но рожать для себя я не хотела, и никогда даже не слушала разговоров об этом. Маме я нашла силы все объяснить. Я знала, придет время, и я стану мамой и женой. Я хотела встретить своего человека: когда ты берешь его руку в свою руку, и тебе не хочется отпускать. Не важно, кем он будет и откуда, чем будет заниматься, и сколько будет зарабатывать. Хотелось одного — руки, которую не захочется отпускать.

Да и вообще, признаюсь, у меня тогда были другие проблемы: я только купила квартиру, и выплачивала по ней кредит. Если бы я тогда встретила мужчину, полюбила его,  и он предложил мне оплатить кредит, я бы отказала, потому что гордая, и, наверное, мы бы расстались. В тоже время, если бы он не предложил, это было бы странно, потому что мужчина вроде бы должен стремиться проявить ответственность и заботу о девушке. Замкнутый круг, одним словом.

Я тогда даже в шутку сказала подругам: сначала закрою кредит, а потом уже и влюбляться можно. «Какие глупости!», — говорили подруги. Но все так и произошло.

— Привет, Лиля. Я – Андрей!

Он зашел ко мне в гримерку, где я готовилась к первой репетиции «Танцев со звездами», улыбнулся, протянул руку. А я посмотрела на него  и… нет, не влюбилась с первого взгляда, и не упала в обморок от его неземной красоты, хотя он и показался мне очень симпатичным.

Просто в этот момент поняла, что мы с Андреем Диким знакомы — несколько лет назад я вела у Андрея турнир по бальным танцам. Встреча была теплой, дружеской. Ни грамма флирта, кокетства – мы просто поздоровались, как старые друзья, и тут же погрузились в работу.

Когда я смотрела на Андрея в самый первый раз, сидя в своей гримерке, я точно не думала о том, что этот симпатичный парень — мой будущий муж. А Вова Ткаченко, кстати, наш соперник по шоу, через пару дней вдруг ни с того ни с сего сказал, что у нас будут красивые дети. Как в воду глядел!

Я хотела встретить своего человека: когда ты берешь его руку в свою руку, и тебе не хочется отпускать

Первым нашем танцем было танго – символично, правда? Андрей обнимал меня, я  прикасалась к нему, но мне тогда казалось, что в этих прикосновениях нет никакого влечения, что это работа, и ничего больше. А зрители нас уже поженили —  с самого первого танца. «Вы такая красивая пара!», — только и слышала я и на улице, и от друзей. Улыбалась, отшучивалась, отмахивалась – мне было вовсе не до этого.

Мы же работали вместе несколько месяцев, сидели вместе в гримерке, переодевались, обедали вместе, столько всяких вещей другу другу рассказывали, и глупых, и смешных – ох, если бы я знала, что он станет мои мужем, то я держала бы язык за зубами!

Мы с Андреем были друзьями с самого начала. Сейчас с улыбкой вспоминаю, как в начале нашего знакомства я, упрямая женщина, долго доказывала Андрею, что умею дружить с мужчинами, приводила примеры, вон, сколько у меня знакомых мужчин! На что мудрый Андрей сказал: «Это ты с ними дружишь, а они с тобой — нет». И добавил: «Я вот с тобой дружить не буду». Меня это зацепило: почему это не будет, что со мной не так?