Татьяна Решетняк впервые рассказала об отце ее ребенка и о романе с женатым продюсером

TAYANNA: «Сейчас я хочу отдавать, заботиться, дарить любовь»

Украинская певица TAYANNA — экс солистка группы «Горячий шоколад» и финалистка шоу «Голос країни 5» — Татьяна Решетняк 29 сентября отметила 34-летие.

В откровенном интервью «Каравана историй» Татьяна впервые рассказала о непростом детстве, своей новой музыке, романе с женатым Дмитрием Климашенко и отношениях с отцом своего сына.


Мои воспоминания о детстве четко делятся на «до» и «после» рождения брата, Миши. Он на шесть лет младше меня. До этого момента все внимание родителей принадлежало мне – и я была совершенно счастлива. Мы жили в Черновцах, мама работала швеей-мотористкой на фабрике, где я, можно сказать, выросла. Я бегала между швейных машин, гладильных прессов и разных станков, так что была посвящена в технологии швейного производства. Мама шила и дома, на заказ, а я постоянно ей помогала – что-то резала, придерживала. Причем мама принимала не только частные заказы, а шила и оптом – какие-то плащи, школьную форму…

Я страшно боялась швейной машинки: мне казалось, что палец обязательно попадет под иглу. Как только мама начинала строчить, я убегала в другую комнату. Эта фобия, кстати, сохранилась у меня на всю жизнь. Если нужно что-то подшить, прошу маму. А сама я максимум пуговицу способна пришить. С геометрией не дружу, в выкройках ничего не понимаю, пространственное мышление у меня не развито, поэтому для меня профессия швеи-мотористки или тем более модельера – это что-то недостижимое, почти божественное.

Как-то раз в школе на уроке труда я решила сшить себе модные брюки по выкройке из «Бурды». Раскроила, сметала, отдала маме, чтобы прострочить. Но оказалось, что я выкроила две левые штанины, причем одну лицевой стороной, а другую – изнаночной.

Помню, как мама смеялась. Мама родом из Хмельницкой области, а папа – из Ивано-Франковской. В Черновцах они встретились случайно, можно сказать, чудом: мама приехала подавать документы в университет, а папу на один день отправили в Черновцы в командировку. Они встретились где-то в городе, влюбились с первого взгляда, папа проводил маму на вокзал и спросил, будет ли она его ждать. Она сказала: «Конечно, буду». Свадьбу сыграли через полгода, а потом родилась я.

1988 год

Папа был связистом, работал на телефонной станции, спускался в люки с кабелями, налаживал связь. Эту профессию он приобрел еще в армии. Но если мама очень много времени проводила в работе, всегда была весьма предприимчивой, то папа – очень семейный человек. У него никогда не было большой компании, он редко ходил куда-то без нас, детей. Именно папа учил нас, воспитывал, вдохновлял. И он очень любил играть на гитаре и петь для нас и вместе с нами. Свой талант я унаследовала от папы, а папа, в свою очередь, от бабушки: она пела в церковном хоре, а нам, когда мы гостили у нее в селе, напевала колыбельные, колядки, щедривки.

Каждое лето мы проводили у дедушки и бабушки в селе в Ивано-Франковской области. Там было большое хозяйство: гуси, кролики, куры, свиньи, козы, коровы. У бабушки, кроме моего папы, еще трое детей, так что летом в сельский дом съезжалась большая семья, все с детьми. Мы ухаживали за живностью, пасли коров, видели, как режут свиней. Косили траву и сгребали ее в стога. Пропалывали картошку. Собирали колорадских жуков в баночки с керосином, потом жгли все это на костре. Ходили в лес за грибами. Собирали фрукты в саду, ели черешню с дерева, падали с дерева… – чего только не было! Я росла самостоятельной и смелой, что неудивительно, ведь меня окружали в основном мальчишки – двоюродные, а потом и родные братья.

С родителями и младшим братом, 1991 год, Черновцы

В селе у бабушки я научилась кататься на велосипеде. Учил меня дед. Он сказал: «Ты садись, крути педали, а я буду бежать сзади и держать велосипед за седло». Ну, я и поехала, а потом обернулась, чтобы крикнуть: «Деда, ну что, как я еду?», вижу, а дедушка остался далеко позади и смотрит мне вслед. Я перепугалась и тут же свалилась. Но потом, конечно, быстро приноровилась кататься. Это был велосипед «Украина», большущий, а мне всего лет семь, поэтому я каталась стоя, просунув одну ногу под рамой.

Еще мы катались на телеге: садились у заднего бортика на дышло, тянувшееся вдоль телеги, и возили ногами по полу, разбрасывая сено.

Помню, как-то раз мы с мамой и папой на все лето поехали в Молдавию – на сбор яблок. Родители работали, а я бегала по саду, гонялась за кроликами и ежами, грызла яблоки. По соседству с нами жили армяне, тоже приехавшие на заработки. Они обожали слушать, как я пою, приглашали меня на свои дни рождения, ставили на стол, и я пела как заправская артистка: «Ой, на горі два дубки», «На теплоходе музыка играет» – и платочком махала, видимо, подсмотрела где-то по телевизору этот приемчик.

И почти каждый день к нам в домик заглядывали мои армянские друзья: «Здес Таня-джан живет? Мы вот конфетка принесли». А однажды подарили ежика. Я его подкармливала неделю, а потом он куда-то пропал. В тот день армянская семья пригласила меня на пельмени, а после обеда сказали, что пельмени из ежика. Оказалось, они едят ежатину. После этого я долго не ела мяса.

У нас в семье вообще ели мало мяса, в основном овощи, фрукты, каши. Не потому, что не могли себе позволить, просто были равнодушны. Я любила овощные салаты, могла съесть сковородку жареной картошки, а еще обожала макароны по-флотски, мама их готовила просто божественно.

А родители-то заметили, что вы отказались есть мясо из-за ежика? Вы вообще обсуждали с ними свои огорчения?

Знаете, лет до двенадцати-тринадцати я была очень жизнерадостной и веселой и только потом, в переходном возрасте, стала замкнутой и чувствительной, легко обижалась, плакала. В то время я не понимала, что происходит в мире, почему люди поступают не так, как бы мне этого хотелось, не так, как я считала правильным. У меня было много вопросов к миру, и я закрылась. Это и сейчас случается, но не сказывается на моем отношении к семье или друзьям. Я иногда себя называю милым отшельником: если у меня есть вопросы к миру и к себе, я закрываюсь или уезжаю и прорабатываю свою проблему самостоятельно. Не люблю никого напрягать. И в детстве я часто думала, что у меня есть силы справиться с любыми проблемами самостоятельно.