Певица Алена Винницкая дала эксклюзивное интервью «Каравану историй», рассказав о детстве, любви, карьере и больших переменах в своей жизни.


Свое детство я больше помню по рассказам мамы. Она говорит, я была очень забавной, в транспорте любила громко рассказывать анекдоты о Брежневе –
пассажиры хохотали. На фото всегда улыбаюсь – очень улыбчивая была девочка, раскованная, без комплексов…

В какой период своей жизни вы больше всего любите вспоминать?

В последнее время я часто вспоминаю юность, примерно с восемнадцати до двадцати пяти лет, самые беззаботные годы. Вспоминаю настолько часто, что иногда даже приходится удерживать себя от очередного погружения. Я не хотела бы, как многие другие люди, жить прошлым, – это мешает и настоящему, и будущему. Как бы ни было хорошо тогда, сейчас это уже не имеет никакого значения.

Но я знаю, почему так часто возвращаюсь мыслями в свою юность. Сейчас у меня возраст серьезного переосмысления жизни, переоценки ценностей и достижений. И беззаботность – это то, чего мне, наверное, больше всего не хватает. Не могу сказать, что так уж загружена, у меня нет детей, и, наверное, любая мать скажет – ну какие там у Алены заботы. Но они есть.

Я стараюсь жить правильно, наверстать упущенное, добиться чего-то большего. Юности не свойственны тревоги; когда ты в начале пути, кажется – ну подумаешь, не сделал что-то сегодня, сделаю завтра. Хотелось бы вернуть этот солнечный, легкий взгляд на мир.

Алена Винницкая, специальная фотосессия для журнала "Караван историй. Украина"
Алена Винницкая, специальная фотосессия для журнала «Караван историй. Украина»

Помню, что в детстве каждое лето мы всей семьей выезжали отдыхать на реку с палатками. На берегу Десны или Десенки ставили палатки, папа строил мостки для рыбной ловли и настоящую кухню с очагом. Мама готовила целыми днями.

Сейчас это кажется немыслимым, я не понимаю, как она справлялась: ведь не газовая печь, дрова, надо ждать, пока закипит вода, и мы с братом на свежем воздухе все время были голодные, нас непрерывно надо было кормить. Но мама говорит, что это было счастливое время, в Советском Союзе люди не привыкли к такому комфорту, как сейчас, и спокойнее относились к бытовым неудобствам.

Папа будил меня в семь утра, мы плавали, потом обязательная пробежка, по дороге ловили бабочек в поле. Папа – бывший спортсмен, занимался прыжками в воду и приучал меня к спорту с малых лет.

В моих воспоминаниях всегда много людей. В нашей трехкомнатной квартире, кроме нас с родителями и братом, жили еще бабушка и тетя, у которой тоже двое детей. Поэтому с детством у меня ассоциация такая: некуда спрятаться, нет своего угла. В туалет и ванную по утрам очереди, как в пионерском лагере. Вечером тоже не уединишься.

На этой почве у меня развилось что-то вроде комплекса: мне очень важно иметь возможность побыть в одиночестве, пусть в самой маленькой комнатке, но чтобы я могла зайти и закрыть за собой дверь.

Конечно, в этой многолюдности были и плюсы. Мы с братьями и сестрами регулярно устраивали представления для взрослых – домашний театр. Рисовали билетики, продавали их «зрителям» за какие-то копеечки, они рассаживались в большой комнате, мы приносили  им чай, давали три звонка и начинали. Читали стихи и басни, пели песни, разыгрывали сценки.

Я была главным режиссером – поскольку из всех я была самым творческим ребенком, к тому же могла похвастаться уникальной памятью – прочтя пару раз поэму Пушкина, я уже помнила ее наизусть. Знала массу детских песенок, песен из кинофильмов, на заказ исполняла для бабушки ее любимую колыбельную из картины «Долгая дорога в дюнах».

Все это – хорошие моменты, а о плохих я предпочту умолчать.